Судебная практика по 122 ч2 коап рф

Содержание:

Глава 19. Административные правонарушения против порядка управления (ст.ст. 19.1 — 19.36)

Глава 19. Административные правонарушения против порядка управления

© ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС», 2019. Система ГАРАНТ выпускается с 1990 года. Компания «Гарант» и ее партнеры являются участниками Российской ассоциации правовой информации ГАРАНТ.

Статья 122 УК РФ. Заражение ВИЧ-инфекцией (действующая редакция)

1. Заведомое поставление другого лица в опасность заражения ВИЧ-инфекцией —

наказывается ограничением свободы на срок до трех лет, либо принудительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до одного года.

2. Заражение другого лица ВИЧ-инфекцией лицом, знавшим о наличии у него этой болезни, —

наказывается лишением свободы на срок до пяти лет.

3. Деяние, предусмотренное частью второй настоящей статьи, совершенное в отношении двух или более лиц либо в отношении несовершеннолетнего, —

наказывается лишением свободы на срок до восьми лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до десяти лет либо без такового.

4. Заражение другого лица ВИЧ-инфекцией вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей —

наказывается принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового либо лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

Примечание. Лицо, совершившее деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, освобождается от уголовной ответственности в случае, если другое лицо, поставленное в опасность заражения либо зараженное ВИЧ-инфекцией, было своевременно предупреждено о наличии у первого этой болезни и добровольно согласилось совершить действия, создавшие опасность заражения.

Судебная практика ст 3141 ч2 ук рф

Проблема двойной ответственности при применении ч. 2 ст. 314.1 УК РФ (Вишнякова Н.В.)

Дата размещения статьи: 20.11.2017

Частью 2 ст. 314.1 УК РФ предусмотрена уголовная ответственность за неоднократное несоблюдение лицом, в отношении которого установлен административный надзор, установленных судом в соответствии с федеральным законом ограничения или ограничений. Данное общественно опасное деяние является преступлением с административной преюдицией.
Для привлечения к уголовной ответственности по ч. 2 ст. 314.1 УК РФ необходимо, чтобы поднадзорное лицо привлекалось два раза за административное правонарушение, предусмотренное ч. 1 или ч. 3 ст. 19.24 КоАП РФ, в течение одного года и вновь совершило деяние, выразившееся в несоблюдении административных ограничения или ограничений, установленных ему судом в соответствии с федеральным законом. Причем это третье деяние должно быть сопряжено с совершением административного правонарушения против порядка управления (за исключением предусмотренного ст. 19.24 КоАП РФ), либо административного правонарушения, посягающего на общественный порядок и общественную безопасность, либо административного правонарушения, посягающего на здоровье, санитарно-эпидемиологическое благополучие населения и общественную нравственность.
Одним из вопросов, возникающих при применении ч. 2 ст. 314.1 УК РФ, является определение того, какое значение имеет привлечение поднадзорного лица к административной ответственности путем вынесения соответствующего постановления за образующий неоднократность третий факт несоблюдения административных ограничения или ограничений. Мнения дознавателей относительно того, является ли наличие такого постановления обязательным условием для применения ч. 2 ст. 314.1 УК РФ, разделились на три примерно равные группы .
———————————
Автором проведен опрос 28 сотрудников органов дознания, расследовавших дела о преступлении, предусмотренном ч. 2 ст. 314.1 УК РФ.

Положительно ответившие на вопрос респонденты (28%) обосновали свое мнение тем, что такое постановление является весомым доказательством неоднократности несоблюдения административных ограничения или ограничений и исключит в последующем возможность суда прекратить уголовное дело по ч. 2 ст. 314.1 УК РФ за отсутствием состава преступления.
Отрицательно ответившие на вопрос дознаватели (38%) считают невозможным привлечение лица за одно и то же деяние сначала к административной затем к уголовной ответственности.
Третья группа респондентов (32%) не считает наличие постановления об административном правонарушении по третьему факту несоблюдения поднадзорным лицом административных ограничений или ограничения обязательным условием применения ч. 2 ст. 314.1 УК РФ, вместе с тем не исключает возможность ее применения при наличии указанного постановления.
На наш взгляд, решение данного вопроса имеет принципиальное значение, поскольку предопределяет отношение к проблеме о возможности или невозможности двойной ответственности (административной и уголовной) за одно и то же деяние.
Анализ судебной практики показал, что в большинстве приговоров состав преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 314.1 УК РФ, усматривался, когда по третьему факту несоблюдения поднадзорным лицом административных ограничений или ограничения отсутствовало постановление об административном правонарушении .
———————————
Приговор Каргасокского районного суда Томской области от 16 сентября 2016 г. N 1-73/2016 по делу N 1-73/2016 // URL: http://sudact.ru/regular/doc/3nh2gmLKEa5a/ (дата обращения: 04.10.2016); приговор Бековского районного суда Пензенской области от 19 апреля 2016 г. N 1-17/2016 по делу N 1-17/2016 // URL: http://sudact.ru/regular/doc/MC6ZwJneMzll/ (дата обращения: 04.10.2016); приговор Ленинского районного суда г. Омска от 11 марта 2016 г. N 1-159/2016 по делу N 1-159/2016 // URL: http://sudact.ru/regular/doc/2TlxKOVOJB5H/ (дата обращения: 04.10.2016); Приговор Черлакского районного суда Омской области от 6 ноября 2015 г. N 1-130/2015 по делу N 1-130/2015 // URL: http://sudact.ru/regular/doc/FjYmCGpbFKYx/ (дата обращения: 04.10.2016).

Вместе с тем достаточно распространен в судебной практике и иной подход . Так, Бугаева Т.Б. осуждена по ч. 2 ст. 314.1 УК РФ. Из приговора усматривается, что она трижды была привлечена соответствующими постановлениями к административной ответственности по ч. 1 ст. 19.24 КоАП РФ, один раз — по ч. 3 ст. 19.24 КоАП РФ, а также трижды — по ст. 20.21 КоАП РФ за правонарушения, совершенные в момент неисполнения поднадзорным лицом административных ограничений или ограничения . То есть привлечение поднадзорного лица к административной ответственности не помешало суду привлечь его еще и к уголовной ответственности за одно и то же деяние.
———————————
Приговор Шигонского районного суда Самарской области от 23 августа 2016 г. N 1-52/2016 по делу N 1-52/2016 // URL: http://sudact.ru/regular/doc/UnoL39bBGlxl (дата обращения: 04.10.2016); Приговор Одесского районного суда (Омская область) от 15 августа 2016 г. N 1-39/2016 по делу N 1-39/2016 // URL: http://sudact.ru/regular/doc/mtuWRkENQPo5/ (дата обращения: 04.10.2016); Приговор Чановского районного суда Новосибирской области от 20 апреля 2016 г. N 1-32/2016 по делу N 1-32/2016) // URL: http://sudact.ru/regular/doc/JGtlecyulLZ4/ (дата обращения: 04.10.2016).
Приговор Ленинского районного суда г. Омска от 13 октября 2015 г. // URL: https://rospravosudie.com/court-leninskij-rajonnyj-sud-g-omska-omskaya-oblast-s/act-497748513/ (дата обращения: 20.07.2016).

В некоторых решениях выражено мнение суда по анализируемой проблеме. Так, рассмотрев уголовное дело по делу о преступлении, предусмотренном ч. 2 ст. 314.1 УК РФ, где по всем фактам неисполнения поднадзорным лицом административных ограничений или ограничения, в том числе образующему неоднократность, вынесены постановления об административном правонарушении, суд, возвращая дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения, среди прочего указал: «Нарушение административных ограничений, образующее неоднократность, должно быть подтверждено протоколом об административном правонарушении, без принятия судебного решения по нему (выделено мной. — Н.В.), поскольку лицо не может за одно и то же деяние одновременно нести административную и уголовную ответственность. Кроме того, при наличии признаков состава преступления контролирующим поведение осужденных органом (ОВД) должно быть вынесено определение о прекращении производства по административному делу, что в материалах дела отсутствует» .
———————————
Постановление Ирбитского районного суда Свердловской области от 25 февраля 2016 г. по делу N 1-10/2016 // URL: http://sudact.ru/regular/doc/rIXvPykMD6r/ (дата обращения: 13.05.2016).

Ставропольский краевой суд указал, что «в материалах уголовного дела и в обвинительном заключении по обвинению лица в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 314.1 УК РФ, должны содержаться протоколы об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 19.24 КоАП, совершенных поднадзорным лицом дважды в течение одного года; постановления суда о назначении административного наказания поднадзорному лицу за совершение данных административных правонарушений; протокол об административном правонарушении, предусмотренном ст. 19.24 КоАП, образующем признак неоднократности (выделено мной. — Н.В.); протокол об административном правонарушении против порядка управления либо посягающем на общественный порядок и общественную безопасность либо на здоровье, санитарно-эпидемиологическое благополучие населения и общественную нравственность, которое поднадзорное лицо совершило в совокупности с административным правонарушением, предусмотренным ст. 19.24 КоАП, что влечет наступление уголовной ответственности» . То есть по третьему факту несоблюдения поднадзорным лицом административных ограничений или ограничения, по мнению краевого суда, наличие постановления о назначении административного наказания не требуется.
———————————
Апелляционное постановление Ставропольского краевого суда от 9 декабря 2015 г. по делу N 22-6410/2015 // URL: http://sudact.ru/regular/doc/F2MIpMTsjVmN/ (дата обращения: 13.05.2016).

В методических рекомендациях по сбору и документированию материалов, необходимых для рассмотрения вопроса о возбуждении уголовного дела по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 314.1 УК РФ, размещенных на официальном сайте УМВД России по Смоленской области, также отмечается, что «при вынесении постановления о возбуждении уголовного дела по ч. 2 ст. 314.1 УК РФ производство по делам об административных правонарушениях, являвшихся основанием для возбуждения уголовного дела, подлежит прекращению на основании п. 7 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ» .
———————————
Методические рекомендации по сбору и документированию материалов, необходимых для рассмотрения вопроса о возбуждении уголовного дела по признакам состава преступления, предусмотренного частью 2 статьи 314.1 Уголовного кодекса Российской Федерации // Официальный сайт УМВД России по Смоленской области // URL: https://67.xn-b1aew.xn-p1ai/document/6315839 (дата обращения: 15.06.2016).

Необходимость вынесения постановления о прекращении производства по делу об административном правонарушении, предусмотренном ст. 19.24 КоАП, поскольку в действиях лица, в отношении которого установлен административный надзор, содержатся признаки преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 314.1 УК РФ, признается и в научной литературе .
———————————
Пилюшин И.П. Вопросы производства предварительной проверки и дознания по фактам совершения преступлений, предусмотренных частью 2 статьи 314.1 УК РФ // Законодательство и практика. 2015. N 1. С. 30.

Действительно, одно и то же деяние не может одновременно содержать признаки и административного правонарушения, и преступления. Не случайно в диспозициях ч. ч. 1 и 3 ст. 19.24 КоАП РФ указано условие привлечения лица к административной ответственности, «если эти действия (бездействие) не содержат уголовно наказуемого деяния». В связи с этим привлекать лицо сначала к административной, а затем к уголовной ответственности за один и тот же факт несоблюдения поднадзорным лицом административных ограничений или ограничения неверно.
Но как поступать правоприменителю в ситуации, когда факт неоднократного несоблюдения поднадзорным лицом административных ограничений или ограничения, содержащий признаки преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 314.1 УК РФ, выявлен после вынесения постановления об административном правонарушении либо после вступления его в законную силу или исполнения?
Отказывать в возбуждении уголовного дела неправомерно, так как деяние содержит признаки преступления (ч. 2 ст. 140 УПК РФ), и ст. 19.24 КоАП РФ применена безосновательно, поскольку отсутствует упомянутое выше условие «если эти действия (бездействие) не содержат уголовно наказуемого деяния».
Как следует из п. 7 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ, производство по делу об административном правонарушении не может быть начато, а начатое производство подлежит прекращению при наличии по одному и тому же факту совершения противоправных действий (бездействия) лицом, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, постановления о возбуждении уголовного дела.
В связи с тем, что производство по делу об административном правонарушении включает в себя стадии возбуждения дела, рассмотрения дела и вынесения решения, пересмотра дела и вынесения решения, исполнения решения по делу , указанное нормативное положение, безусловно, применимо в том числе к лицу, в отношении которого постановление об административном правонарушении вынесено, вступило в силу или исполняется.
———————————
Салищева Н.Г., Якимов А.Ю. Структура производства по делам об административных правонарушениях (стадии возбуждения дела и рассмотрения дела) // Административное право и процесс. 2016. N 5. С. 73 — 78.

Таким образом, наличие постановления об административном правонарушении за третий факт несоблюдения поднадзорным лицом административных ограничений или ограничения, содержащий признаки состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 314.1 УК РФ, не исключает возможность возбуждения уголовного дела по данной статье. Однако в материалах уголовного дела должно содержаться постановление о прекращении производства по делу об административном правонарушении.
А если административное наказание по третьему факту несоблюдения поднадзорным лицом административных ограничений или ограничения уже исполнено? Такие ситуации отнюдь не редки, поскольку правонарушения, предусмотренные ч. 1 и ч. 3 ст. 19.24 КоАП РФ, могут наказываться арестом до 15 суток, тогда как арест в соответствии со ст. 32.8 КоАП РФ исполняется немедленно с момента вынесения постановления судьи об административном аресте.
КоАП РФ не содержит отдельной нормы о пересмотре постановлений об административных правонарушениях, наказание по которым исполнено. В гл. 30 КоАП РФ регламентирован пересмотр постановлений об административных правонарушениях, не вступивших и вступивших в законную силу. Поскольку исполнение наказания возможно только по вступившему в законную силу постановлению суда об административном правонарушении, пересмотр такого постановления должен осуществляться в порядке, предусмотренном ст. 30.12 — 30.19 КоАП РФ. Единственным должностным лицом, правомочным инициировать данный процесс в рассматриваемой нами ситуации, является прокурор.
В ч. 2 ст. 30.12 КоАП РФ содержится положение, согласно которому вступившее в законную силу постановление по делу об административном правонарушении может быть опротестовано прокурором. Согласно ч. 3 ст. 30.12 КоАП РФ право принесения протеста принадлежит прокурорам субъектов Федерации и их заместителям, Генеральному прокурору РФ и его заместителям.
Следовательно, нижестоящие прокуроры таким правом не обладают. То есть прокурор, получив материал проверки с постановлением о возбуждении уголовного дела по ч. 2 ст. 314.1 УК РФ, не являясь прокурором субъекта Федерации, не вправе действовать на основании ч. 2 ст. 30.12 КоАП РФ.
Вместе с тем в судебной практике есть решения городских и районных судов по результатам протестов прокуроров нижестоящего уровня, т.е. уровня ниже прокурора субъекта Федерации, на вступившие в законную силу постановления мировых судей о привлечении лица к административной ответственности по ч. 3 ст. 19.24 КоАП РФ, в том числе по которым назначено и исполнено наказание в виде административного ареста. При этом в тексте указанных судебных решений отсутствуют ссылки на статью КоАП РФ, на основании которой прокурором принесен протест. В основном суды удовлетворяют протесты прокуроров и выносят решения об отмене постановления по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 3 ст. 19.24 КоАП РФ, и прекращении производства по делу об административном правонарушении на основании п. 7 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ.
Примечательно, что суды при вынесении таких решений руководствуются либо ст. 30.7 и 30.9 КоАП РФ , либо ст. 30.13 — 30.17 КоАП РФ . Однако на основании ст. 30.7 и 30.9 КоАП суд может рассматривать протест прокурора, принесенный на не вступившее в законную силу (выделено мной. — Н.В.) постановление по делу об административном правонарушении (ч. 2 ст. 30.10 КоАП РФ), тогда как в приведенных судебных решениях рассматривались протесты прокуроров на вступившие в законную силу постановления об административном правонарушении. Выносить решения в соответствии со ст. 30.13 — 30.17 КоАП РФ могут лишь суды, правомочные рассматривать протест прокурора на вступившее в законную силу постановление по делу об административном правонарушении, а таковыми являются Верховные Суды республик, краевые, областные суды, суды городов Москвы и Санкт-Петербурга, суды автономной области и автономных округов, Верховный Суд РФ (ч. 1 ст. 30.13 КоАП РФ). Районных судов в данном перечне нет.
———————————
Решение Лесосибирского городского суда Красноярского края от 7 апреля 2016 г. N 12-48/2016 по делу N 12-48/2016 // URL: http://sudact.ru/regular/doc/idoa4LH0SLQC/ (дата обращения: 09.11.2016); решение Суздальского районного суда Владимирской области от 14 октября 2016 г. N 12-67/2016 по делу N 12-67/2016 // URL: http://sudact.ru/regular/doc/46WAoaksHPgl (дата обращения: 09.11.2016).
Решение Фрунзенского районного суда г. Владимира от 14 сентября 2016 г. N 12-93/2016 по делу N 12-93/2016 // URL: http://sudact.ru/regular/doc/46WAoaksHPgl/ (дата обращения: 09.11.2016).

Читайте так же:  Договор найма жилья с собственником

Таким образом, решения районных, городских судов по протестам прокуроров на вступившие в законную силу постановления мировых судей о привлечении лица к административной ответственности по ч. 3 ст. 19.24 КоАП РФ, на наш взгляд, правильные по существу, противоречат нормам гл. 30 КоАП РФ.
В судебной практике имеют место решения, которыми протест прокурора оставляется без удовлетворения, а постановление по делу об административном правонарушении без изменения.
Так, Чертковский районный суд Ростовской области рассмотрел апелляционное представление прокурора на Постановление мирового судьи от 2 октября 2015 г. о привлечении Хомякова С.А. к административной ответственности по ч. 3 ст. 19.24 КоАП РФ в виде административного ареста на срок 13 суток.
———————————
Видимо, речь идет о протесте, поскольку термин «апелляционное представление» не используется федеральным законодательством, регламентирующим деятельность прокурора.

В обоснование представления прокурором указано, что Постановлением по делу об административном правонарушении от 2 октября 2015 г. Хомяков С.А. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 19.24 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде административного ареста на срок 13 суток. 20 октября 2015 г. в прокуратуру района поступил материал проверки с Постановлением о возбуждении уголовного дела в отношении Хомякова С.А. по ч. 2 ст. 314.1 УК РФ. При этом установлено, что Хомяков С.А. ранее в течение года привлекался к административной ответственности по ч. 1 ст. 19.24 КоАП РФ (Постановление мирового судьи судебного участка N 2 Чертковского района Ростовской области от 14 июля 2015 г.) и по ч. 3 ст. 19.24 КоАП РФ (Постановление мирового судьи судебного участка N 1 Чертковского района Ростовской области от 2 сентября 2015 г.). При нарушении 23 сентября 2015 г. Хомяковым С.А. установленных в отношении его Чертковским районным судом ограничений (решение суда от 22 марта 2015 г.), о чем 24 сентября 2015 г. составлен соответствующий протокол, им совершено административное правонарушение, предусмотренное ст. 20.21 КоАП РФ, относящееся к категории правонарушений, посягающих на общественный порядок и общественную безопасность (Протокол от 24 сентября 2015 г.). Соответственно, в силу положений ч. 3 ст. 19.24 КоАП РФ Хомяков С.А. не мог быть привлечен к административной ответственности, поскольку в его действиях усматривались признаки преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 314.1 УК РФ. Прокурор просил суд Постановление мирового судьи от 2 октября 2015 г., которым Хомяков С.А. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 19.24 КоАП РФ, отменить, производство по делу прекратить.
Однако Чертковский районный суд Ростовской области постановил Постановление мирового судьи от 2 октября 2015 г. по ч. 3 ст. 19.24 КоАП РФ в отношении Хомякова С.А. оставить без изменения, а апелляционное представление прокурора без удовлетворения ввиду того, что при представлении мировому судье на рассмотрение материалов дела об административном правонарушении, предусмотренном ч. 3 ст. 19.24 КоАП РФ, сведения о совершении Хомяковым С.А. административного правонарушения, предусмотренного ст. 20.21 КоАП РФ, не представлялись. Постановление о возбуждении уголовного дела в отношении Хомякова С.А. по ч. 2 ст. 314.1 УК РФ вынесено 19 октября 2015 г., т.е. после рассмотрения мировым судьей дела об административном правонарушении, предусмотренном ч. 3 ст. 19.24 КоАП РФ, а также после отбытия назначенного мировым судьей наказания, а поэтому у мирового судьи не было оснований для прекращения производства по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 3 ст. 19.24 КоАП РФ, в соответствии со ст. 24.5 КоАП РФ .
———————————
Решение Чертковского районного суда Ростовской области от 29 октября 2015 г. N 12-106/2015 по делу N 12-106/2015 // URL: http://sudact.ru/regular/doc/HCYjjOcT8Rby/ (дата обращения: 31.09.2016).

Полагаем, что отсутствие оснований для прекращения мировым судьей производства по делу об административном правонарушении в соответствии со ст. 24.5 КоАП РФ (из-за непредставления данных о наличии в действиях лица состава преступления) не является препятствием для отмены постановления мирового судьи об административном правонарушении решением правомочного на то суда в порядке, предусмотренном гл. 30 КоАП РФ.
Положение п. 7 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ, на наш взгляд, применимо и в том случае, если наказание за административное правонарушение исполнено, поскольку при пересмотре постановления об административном правонарушении, вступившего в законную силу, лицо, привлеченное к административной ответственности, считается лицом, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении . Поэтому, если при пересмотре такого постановления будет установлено, что по тому же факту совершения противоправных действий (бездействия) вынесено постановление о возбуждении уголовного дела, постановление об административном правонарушении должно быть отменено (п. 4 ч. 2 ст. 30.17 КоАП РФ).
———————————
Данный вывод основывается на анализе ч. 2 ст. 30.15 КоАП РФ, согласно которой судья, принявший протест на вступившее в законную силу постановление по делу об административном правонарушении, обязан известить лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении.

Проблема состоит в том, что, как отмечалось выше, прокурор, получающий материал проверки с постановлением о возбуждении уголовного дела по ч. 2 ст. 314.1 УК РФ и утверждающий обвинительный акт по данному делу, по своему статусу не вправе приносить протест на вступившее в силу постановление об административном правонарушении.
А поскольку УПК РФ не предусмотрено в качестве основания для отмены прокурором постановления дознавателя о возбуждении уголовного дела наличие исполненного наказания по постановлению об административном правонарушении, лицо, понесшее административное наказание, нередко привлекается еще и к уголовной ответственности за то же самое деяние (примеры приговоров были приведены выше), т.е. несет двойную ответственность в нарушение конституционного принципа справедливости.
Такая ситуация недопустима.
В соответствии со ст. 4 Протокола N 7 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод никакое лицо не должно быть повторно судимо или наказано в уголовном порядке в рамках юрисдикции одного и того же государства за преступление, за которое это лицо уже было окончательно оправдано или осуждено в соответствии с законом и уголовно-процессуальными нормами этого государства .
———————————
СЗ РФ. 2001. N 2. Ст. 163.

Европейский суд по правам человека в Постановлении по делу «Сергей Золотухин против Российской Федерации» (Страсбург, 10 февраля 2009 г.), рассматривая ситуацию, при которой лицо за одно и то же деяние сначала было привлечено к административной ответственности, а затем к уголовной, указал, что в российской правовой системе «запрет повторности разбирательства ограничен сферой действия уголовного законодательства. Согласно Уголовно-процессуальному кодексу имевшее место ранее признание виновным в аналогичном административном правонарушении не порождает оснований для прекращения уголовного разбирательства. Точно так же российская Конституция гарантирует лицо от повторного осуждения за то же «преступление». » (п. 118). Однако, трактуя Конвенцию о защите прав человека и основных свобод, Европейский суд по правам человека пояснил, что «статья 4 Протокола N 7 к Конвенции должна толковаться как запрещающая преследование или предание суду за второе «преступление», если они вытекают из идентичных фактов или фактов, которые в значительной степени являются теми же» (п. 82). В результате Европейский суд по правам человека заключил, что поскольку разбирательство, возбужденное против заявителя в соответствии со статьей Уголовного кодекса, в значительной степени касалось того же правонарушения, за которое он уже был признан виновным окончательным решением в соответствии с Кодексом об административных правонарушениях (п. 121), то имело место нарушение статьи 4 Протокола N 7 к Конвенции (п. 122). Положения данной статьи подлежат применению как в уголовном производстве, так и в производстве по делам об административных правонарушениях, ст. 4 Протокола N 7 к Конвенции должна толковаться как запрещающая преследование или предание суду за второе преступление (правонарушение), «если они вытекают из идентичных фактов или фактов, которые в значительной степени являются теми же» .
———————————
Постановление Европейского суда по правам человека от 10 февраля 2009 г. Дело «Сергей Золотухин (Sergey Zolotukhin) против Российской Федерации» (жалоба N 14939/03) // Бюллетень Европейского суда по правам человека. 2010. N 1 // СПС «КонсультантПлюс».

Верховный Суд РФ также выразил свою позицию о невозможности применения и административной, и уголовной ответственности за одно и то же деяние. Сославшись на ст. 4 Протокола N 7 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также Постановление Европейского суда по правам человека по делу «Сергей Золотухин против Российской Федерации» и отметив взаимосвязь их положений с положениями п. 7 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ, Верховный Суд указал, что при совпадении объективных признаков правонарушения и преступления привлечение такого лица одновременно к административной ответственности и к уголовной ответственности недопустимо. При наличии по факту данных противоправных действий постановления о возбуждении уголовного дела производство по делу об административном правонарушении подлежит прекращению на основании п. 7 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ .
———————————
Данный вывод Верховный Суд РФ сделал, отвечая на вопрос: «Подлежит ли прекращению на основании п. 7 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ производство по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. ч. 1, 3 и 4 ст. 12.8 КоАП РФ, возбужденному в отношении водителя, управлявшего транспортным средством в состоянии опьянения и допустившего нарушение Правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека или смерть потерпевшего, при наличии постановления о возбуждении уголовного дела в отношении того же лица по признакам преступлений, предусмотренных ч. ч. 2, 4, 6 ст. 264 УК РФ» // Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за первый квартал 2013 года // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2013. N 10.

Как отмечалось выше, решения об отмене постановления по делу об административном правонарушении и прекращения производства по делу должны быть вынесены на основании и в порядке ст. 30.12 — 30.18 КоАП РФ. И такие решения имеют место в судебной практике , но единичны, видимо, ввиду того, что принимать их правомочны суды областные и более высокого уровня по протестам, принесенным прокурором области или более высокого уровня.
———————————
Челябинский областной суд, рассмотрев протест первого заместителя прокурора Челябинской области на постановление мирового судьи по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 3 ст. 19.24 КоАП РФ в отношении Рафикова М.И., руководствуясь ст. 30.13 — 30.18 КоАП РФ, вынес решение об отмене постановления мирового судьи и прекращении производства по делу // Постановление Челябинского областного суда от 23 мая 2016 г. N 4а16-508 // URL: http://sudact.ru/regular/doc/lcCa7iE0WUYl (дата обращения: 16.11.2016).

Учитывая, что обвинительный акт по уголовному делу о преступлении, предусмотренном ч. 2 ст. 314.1 УК РФ, утверждается районным прокурором, возможным решением рассматриваемой проблемы, на наш взгляд, является принесение районным прокурором протеста на постановление об административном правонарушении в порядке ст. 30.10 КоАП РФ (как на не вступившее в силу) с ходатайством о восстановлении пропущенного срока на обжалование. Такой протест приносится в районный суд, который в порядке ст. 30.4 — 30.8 КоАП РФ правомочен этот протест рассмотреть, удовлетворить и вынести решение на основании п. 3 ч. 1 ст. 30.7 КоАП РФ об отмене постановления по делу об административном правонарушении и прекращении административного производства. Подобные судебные решения уже есть в судебной практике.
Так, Городской суд г. Лесного Свердловской области удовлетворил протест прокурора на постановление мирового судьи по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 3 ст. 19.24 КоАП РФ, в отношении Ч., в котором прокурор просил восстановить срок на обжалование постановления, поскольку прокуратуре о нем стало известно из материалов уголовного дела, возбужденного в отношении Ч., а обжалуемое постановление в прокуратуру не поступало, и по основаниям п. 7 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ отменить постановление в связи с тем, что в действиях Ч. усматривается наличие состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 314.1 УК РФ .
———————————
Решение городского суда г. Лесного Свердловской области от 11 марта 2016 г. N 12-32/2016 по делу N 12-32/2016 // URL: http://sudact.ru/regular/doc/iEjtcrlFCYmS/ (дата обращения: 16.11.2016). См. также: решение Каширского районного суда Воронежской области от 5 августа 2016 г. N 12-64/2016 по делу N 12-64/2016 // URL: http://sudact.ru/regular/doc/9LeIPltXMpll/ (дата обращения: 16.11.2016).

Читайте так же:  Кто подписал договор с византией

Отметим, что прекращение производства по делу об административном правонарушении, предусмотренном ст. 19.24 КоАП РФ, — обязательное условие привлечения к уголовной ответственности за преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 314.1 УК РФ. Однако в случае когда лицо отбыло административное наказание, отмена постановления об административном правонарушении лишь формально решает проблему двойной ответственности. Фактически лицо понесло административное наказание и в дальнейшем понесет уголовное. Неслучайно в изученных нами судебных решениях, вынесенных судом по протесту прокурора, в большинстве случаев лица, совершившие деяние, выразившееся в несоблюдении административного ограничения или ограничений, не поддерживали протест прокурора ввиду того, что административное наказание ими отбыто в полном объеме .
———————————
Решение городского суда г. Лесного Свердловской области от 11 марта 2016 г. N 12-32/2016 по делу N 12-32/2016 // URL: http://sudact.ru/regular/doc/iEjtcrlFCYmS/ (дата обращения: 16.11.2016).

Полагаем, что, коль скоро институт административной преюдиции активно внедряется в уголовное законодательство, необходимо на законодательном уровне предусмотреть механизм соотношения норм административного, уголовного и уголовно-процессуального права. К примеру, предусмотреть возможность в рассмотренной выше ситуации зачета исполненного административного наказания при назначении уголовного наказания.
Пока подобные законодательные изменения не приняты, можно лишь рекомендовать должностным лицам, направляющим в мировой суд материалы об административном правонарушении, предусмотренном ч. 3 ст. 19.24 КоАП РФ, более тщательно проверять, не содержится ли в действиях лица состав преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 314.1 УК РФ, а лицам, понесшим двойную ответственность, воспользоваться правом на возмещение вреда, причиненного в результате незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного ареста (ст. 1070 ГК РФ).

Пристатейный библиографический список

1. Пилюшин И.П. Вопросы производства предварительной проверки и дознания по фактам совершения преступлений, предусмотренных частью 2 статьи 314.1 УК РФ // Законодательство и практика. 2015. N 1.
2. Салищева Н.Г., Якимов А.Ю. Структура производства по делам об административных правонарушениях (стадии возбуждения дела и рассмотрения дела) // Административное право и процесс. 2016. N 5.

Статья 314. 1 уголовного кодекса Российской Федерации: проблемы законодательной техники Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Анисимова Ирина Анатольевна

На основе анализа законодательства, научных положений и судебной практики дается характеристика дискуссионных признаков составов преступлений, предусмотренных ч. 1 и 2 ст. 3141 УК РФ. Делается вывод о том, что сложности толкования спорных признаков обусловлены несовершенством редакции ст. 3141 УК РФ, несоблюдением требований законодательной техники о точности, ясности и предельной лаконичности предписаний закона. Доказывается вывод на примере рассмотрения следующих проблем: толкования субъекта состава уклонения от административного надзора ; определения содержания объективной стороны состава неоднократного несоблюдения установленных судом в соответствии с федеральным законом ограничения или ограничений; обоснованности закрепления в качестве обязательного признака уклонения от административного надзора специальной цели. Предложены рекомендации по преодолению недостатков ст. 3141 УК РФ. Констатируется, что в статье произошло рассогласование между точностью и ясностью предписаний закона. Воля законодателя выражена в тексте нормы недостаточно точно, что влечет ошибочное восприятие нормативных предписаний, мнимую ясность. Преодоление несоответствия между точностью и ясностью закона требует редакционных поправок, в частности внесения изменений в ч. 1 ст. 3141 УК РФ и примечание к ней, и не может быть осуществлено за счет расширительного толкования нормы Пленумом Верховного Суда РФ.

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Анисимова Ирина Анатольевна,

Article 314.1 of the Criminal Code of the Russian Federation: Problems of Legislative Technique

Based on the analysis of legislation, scientific principles and jurisprudence, the author describes the most controversial elements of crimes envisaged by Parts 1, 2 of Art. 314.1 of the Criminal Code of the Russian Federation. The conclusion is that the complexities of the interpretation of the disputed signs arise due to the imperfection of the revision of Art. 314.1 of the Criminal Code of the Russian Federation and the nonobservance of the requirements of the legislative technique of precision, clarity and extreme conciseness of law’s provisions. The conclusion is proved by the example of the consideration of the following issues: the interpretation of the subject of the composition of the evasion of administrative supervision ; the determination of the content of the objective side of the composition of the repeated failure to comply with the court in accordance with the federal law limits or restrictions; the validity of the fixing of the special purpose as a obligatory feature in the composition of the evasion of administrative supervision . The article offers recommendations for overcoming of the shortcomings of Art. 314.1 of the Criminal Code of the Russian Federation. It is stated that there is a mismatch between precision and clarity of law’s provisions in the Article. The legislative will is not expressed exactly enough in the text of the provision causing an erroneous perception of the legal prescriptions, the supposed clarity. The overcoming of the discrepancy between accuracy and clarity of the law requires drafting of the amendments, in particular alterations to Part 1 of Art. 314.1 of the Criminal Code of the Russian Federation and the note to it and it cannot be achieved by a broad interpretation of rules by the Plenum of the Supreme Court of the Russian Federation.

Текст научной работы на тему «Статья 314. 1 уголовного кодекса Российской Федерации: проблемы законодательной техники»

УДК 343.36 ББК 67.408.143

Статья 314.1 Уголовного кодекса Российской Федерации: проблемы законодательной техники

Алтайский государственный университет (Барнаул, Россия)

Article 314.1 of the Criminal Code of the Russian Federation: Problems of Legislative Technique

Altai State University (Barnaul, Russia)

На основе анализа законодательства, научных положений и судебной практики дается характеристика дискуссионных признаков составов преступлений, предусмотренных ч. 1 и 2 ст. 3141 УК РФ. Делается вывод о том, что сложности толкования спорных признаков обусловлены несовершенством редакции ст. 3141 УК РФ, несоблюдением требований законодательной техники о точности, ясности и предельной лаконичности предписаний закона. Доказывается вывод на примере рассмотрения следующих проблем: толкования субъекта состава уклонения от административного надзора; определения содержания объективной стороны состава неоднократного несоблюдения установленных судом в соответствии с федеральным законом ограничения или ограничений; обоснованности закрепления в качестве обязательного признака уклонения от административного надзора специальной цели. Предложены рекомендации по преодолению недостатков ст. 3141 УК РФ. Констатируется, что в статье произошло рассогласование между точностью и ясностью предписаний закона. Воля законодателя выражена в тексте нормы недостаточно точно, что влечет ошибочное восприятие нормативных предписаний, мнимую ясность. Преодоление несоответствия между точностью и ясностью закона требует редакционных поправок, в частности внесения изменений в ч. 1 ст. 3141 УК РФ и примечание к ней, и не может быть осуществлено за счет расширительного толкования нормы Пленумом Верховного Суда РФ.

Ключевые слова: административный надзор, субъект уклонения от административного надзора, цель уклонения, неоднократное несоблюдение ограничения или ограничений, законодательная техника.

Based on the analysis of legislation, scientific principles and jurisprudence, the author describes the most controversial elements of crimes envisaged by Parts 1, 2 of Art. 314.1 of the Criminal Code of the Russian Federation. The conclusion is that the complexities of the interpretation of the disputed signs arise due to the imperfection of the revision of Art. 314.1 of the Criminal Code of the Russian Federation and the nonobservance of the requirements of the legislative technique of precision, clarity and extreme conciseness of law’s provisions. The conclusion is proved by the example of the consideration of the following issues: the interpretation of the subject of the composition of the evasion of administrative supervision; the determination of the content of the objective side of the composition of the repeated failure to comply with the court in accordance with the federal law limits or restrictions; the validity of the fixing of the special purpose as a obligatory feature in the composition of the evasion of administrative supervision. The article offers recommendations for overcoming of the shortcomings of Art. 314.1 of the Criminal Code of the Russian Federation. It is stated that there is a mismatch between precision and clarity of law’s provisions in the Article. The legislative will is not expressed exactly enough in the text of the provision causing an erroneous perception of the legal prescriptions, the supposed clarity. The overcoming of the discrepancy between accuracy and clarity of the law requires drafting of the amendments, in particular alterations to Part 1 of Art. 314.1 of the Criminal Code of the Russian Federation and the note to it and it cannot be achieved by a broad interpretation of rules by the Plenum of the Supreme Court of the Russian Federation.

Key words: administrative supervision, subject of evasion of administrative supervision, purpose of evasion, repeated failure of limits or restrictions, legislative technique.

Под законодательной техникой понимают систему правил формирования и формулирования текста закона. Законодательная техника служит фактором, обеспечивающим создание совершенного и эффективного законодательства [1, с. 38-39].

Федеральным законом от 6 апреля 2011 г. № 64-ФЗ возрожден институт административного надзора [2]. Для реализации положений этого закона в УК РФ была включена ст. 3141, установившая ответственность за уклонение от административного надзора, а в действующей редакции — и за неоднократное несоблюдение установленных судом в соответствии с федеральным законом ограничения или ограничений. Применение ст. 3141 УК РФ вызвало ряд проблем, обусловленных несовершенством ее редакции. Эту статью можно рассматривать в качестве наиболее показательного примера негативного влияния несоблюдения при создании нормы правил законодательной техники, а именно требований точности, ясности и предельной лаконичности предписаний закона, на практику ее реализации. Этот вывод подтвердим следующим.

Во-первых, обратим внимание на проблему толкования субъекта состава уклонения от административного надзора, имевшую место в первоначальной редакции нормы. Статья 3141 УК РФ в редакции Федерального закона от 6 апреля 2011 г. № 66-ФЗ устанавливала ответственность за «неприбытие без уважительных причин лица, в отношении которого установлен административный надзор при освобождении из мест лишения свободы, к избранному им месту жительства или пребывания в определенный администрацией исправительного учреждения срок, а равно самовольное оставление данным лицом места жительства или пребывания. » (курсив наш. — И.А.) [3]. Буквальное толкование положений ст. 3141 УК РФ позволяло признать субъектом преступления только лицо, в отношении которого административный надзор установлен при освобождении из места лишения свободы. В то же время Федеральным законом «Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы» предусмотрены две группы поднадзорных лиц. Первая группа — лица, в отношении которых административный надзор установлен при освобождении их из мест лишения свободы по заявлению исправительного учреждения. Вторая — лица, в отношении которых надзор установлен уже после их освобождения по заявлению органа внутренних дел. Вряд ли можно предположить, что законодатель, устанавливая уголовную ответственность за уклонение от административного надзора, решил ее ограничить, предусмотрев только в отношении одной группы осужденных. Общественная опасность личности осужденных первой и второй групп — равная, основания и условия

для установления надзора над ними — одинаковые. В отношении той и другой группы осужденных существует презумпция о том, что исправительного воздействия, оказанного на таких лиц при исполнении лишения свободы, не достаточно, и в целях предупреждения совершения ими правонарушений, новых преступлений после освобождения требуется установление над ними особого профилактического наблюдения. При этом данная презумпция в отношении второй группы осужденных подтверждена еще их фактическим противоправным поведением, совершением ими административных правонарушений после освобождения из мест лишения свободы. Таким образом, ст. 3141 УК РФ содержала очевидный пробел.

Данная законодательная ошибка не могла быть решена путем расширительной интерпретации нормы уголовного закона, применения ее положений к лицу, в отношении которого надзор установлен после освобождения, по аналогии. В литературе справедливо утверждается, что «если нормативный правовой акт строится на идее nullum crimen sine lege, его Особенная часть должна содержать исчерпывающий перечень уголовно наказуемых видов поведения, а аналогия как способ преодоления пробелов — этим актом исключается» [4, с. 34]. Именно эту позицию разделила правоприменительная практика. Уголовные дела по ст. 3141 УК РФ возбуждались и направлялись в суды только в отношении одной группы поднадзорных лиц — осужденных, для которых административный надзор установлен при освобождении из мест лишения свободы. Уголовные дела, направленные в суды по второй группе осужденных, обоснованно влекли вынесение оправдательных приговоров. При этом в судебных решениях прямо указывалось, что согласно диспозиции ст. 3141 УК РФ уголовному преследованию могут быть подвергнуты лишь лица, в отношении которых установлен административный надзор при освобождении из мест лишения свободы. Лицо, в отношении которого административный надзор установлен после освобождения из мест лишения свободы, субъектом преступления, предусмотренного ст. 3141 УК РФ, не является1.

Читайте так же:  Приказ 514 мчс

Данный законодательный пробел был устранен путем изменения редакции ч. 1 ст. 3141 УК РФ Федеральным законом от 31 декабря 2014 г. № 514-ФЗ [5]: словосочетание «данным лицом» было заменено термином «поднадзорным лицом». Проблема толкования субъекта преступления была исчерпана.

Вместе с тем указанным законом была создана новая проблема. Закон дополнил ст. 3141 УК РФ частью второй, предусмотрев ответственность за «неоднократное несоблюдение лицом, в отношении которого установлен административный надзор, администра-

1 Обзор судебной практики по уголовным делам уголовно-судебного управления прокуратуры Алтайского края. — 2013. — июль. — С. 2-3.

тивных ограничения или ограничений, установленных ему судом в соответствии с федеральным законом, сопряженное с совершением данным лицом административного правонарушения против порядка управления (за исключением административного правонарушения, предусмотренного ст. 19.24 КоАП РФ), либо административного правонарушения, посягающего на общественный порядок и общественную безопасность, либо административного правонарушения, посягающего на здоровье, санитарно-эпидемиологическое благополучие населения и общественную нравственность». Введение данной нормы социально обусловлено фактами систематического и злостного нарушения поднадзорными лицами правил административного надзора, совершением ими различных административных правонарушений и преступлений в период надзора. Так, в Алтайском крае за I полугодие 2015 г. 742 поднадзорных лица совершили более 3,5 тыс. административных правонарушений, из них около 2,8 тыс. правонарушений связаны с несоблюдением административных ограничений, 170 лиц совершили такие правонарушения два и более раза. Кроме того, 373 поднадзорных лица, помимо несоблюдения установленных ограничений, совершили 883 правонарушения, посягающих на общественный порядок и общественную безопасность; 34 лица — 42 правонарушения, посягающих на здоровье граждан и общественную безопасность2. Однако излишняя казуистичность и несовершенство редакции ч. 2 ст. 3141 УК РФ вызвали сложности, связанные с уяснением содержания этой нормы.

В правоприменительной практике сформировались две позиции по толкованию положений ч. 2 ст. 3141 УК РФ. В соответствии с широким подходом достаточно три условия для привлечения поднадзорного лица к уголовной ответственности: 1) привлечение его к административной ответственности за несоблюдение ограничения или ограничений, установленных судом, по ст. 19.24 КоАП РФ два или более раза в течение одного года; 2) нарушение им ограничения или ограничений вновь; 3) сопряжение последнего нарушения с совершением административного правонарушения, предусмотренного гл. 6, 19 или 20 КоАП РФ. К примеру, Ленинским районным судом г. Барнаула деяния М. квалифицированы по ч. 2 ст. 3141 УК РФ. В отношении М. был установлен административный надзор и определены ограничения: запрет пребывания вне помещения, являющегося местом жительства, с 22 час. 00 мин. до 06 час. 00 мин. и обязанность являться два раза в месяц в орган внутренних дел по месту жительства для регистрации. М. указанные ограничения неоднократно не соблюдал, за что привлекался к административ-

ной ответственности по ст. 19.24 КоАП РФ. Затем М. совершил административное правонарушение, посягающее на общественный порядок и общественную безопасность, предусмотренное ст. 20.21 КоАП РФ и сопряженное с несоблюдением установленного судом ограничения в виде запрета на пребывание вне помещения, являющегося местом жительства, с 22 час. 00 мин. до 06 час. 00 мин. [6]. Данное толкование ч. 2 ст. 3141 УК РФ характерно и для других уголовных дел, рассмотренных судами Алтайского края.

Судебными инстанциями реализуется и узкий подход к пониманию положений ч. 2 ст. 3141 УК РФ [7]. В соответствии с ним условиями привлечения к ответственности признаются: 1) совершение поднадзорным лицом в течение года двух или более нарушений ограничения или ограничений, установленных судом, за которые лицо было привлечено к ответственности по ст. 19.24 КоАП РФ, при этом каждое из нарушений было сопряжено с совершением иного административного правонарушения, предусмотренного гл. 6, 19 или 20 КоАП РФ; 2) совершение вновь административного правонарушения, предусмотренного гл. 6, 19 или 20 КоАП РФ, в условиях нарушения одного или нескольких ограничений, установленных судом. Обосновывая эту позицию, правоприменители делают акцент на том, что в примечании к ст. 3141 УК РФ неоднократным признается несоблюдение лицом ограничения или ограничений «.. .при условии, что это лицо ранее привлекалось к административной ответственности за аналогичное деяние. » (курсив наш. — И.А.). С учетом положений ч. 2 ст. 3141 УК РФ аналогичным можно считать только деяние, выразившееся в несоблюдении ограничения или ограничений и сопряженное с совершением иного административного правонарушения.

Признаем, что такая позиция основывается на системной взаимосвязи и дословном содержании норм, изложенных в ч. 2 ст. 3141 УК РФ и примечании к ней, но она чрезмерно сужает сферу действия данной нормы. Думается, что законодатель не стремился столь существенно ограничить применение ч. 2 ст. 3141 УК РФ, его воля оказалась выражена в норме неточно. Для преодоления недостатков закона требуется внесение изменений в примечание к ст. 3141 УК РФ в части уточнения понятия неоднократного несоблюдения ограничения или ограничений, установленных судом. Вместе с тем 24 мая 2016 г. Пленумом Верховного Суда РФ принято постановление «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьей 314.1 Уголовного кодекса Российской Федерации», в котором даны разъяснения и по этому вопросу [8]. В п. 8 постановления Верховный Суд РФ раскрыл признаки

2 О состоянии законности при расследовании уголовных дел по ст. 3141 УК РФ: информационное письмо Прокуратуры Алтайского края от 31.07.2015 № 16-07-2015.

объективной стороны состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 3141 УК РФ, поддержав широкий подход к толкованию положений нормы. Данная позиция является не чем иным, как расширительным толкованием уголовного закона.

Третья проблема касается закрепления в ч. 1 ст. 3141 УК РФ в качестве обязательного признака специальной цели. Диспозиция этой нормы устанавливает, что неприбытие без уважительных причин поднадзорного лица к избранному им месту жительства или пребывания, а равно и самовольное оставление поднадзорным лицом места жительства или пребывания, должны быть совершены в целях уклонения от административного надзора (курсив наш. — И.А.). Следует заметить, что данная цель также являлась конструктивным признаком составов преступлений, предусмотренных ч. 1 и 2 ст. 1982 УК РСФСР. По вопросу ее толкования в литературе высказаны различные позиции.

С точки зрения одних авторов, закрепление специальной цели свидетельствует о стремлении законодателя сузить рамки состава преступления, ограничить уголовную ответственность. При привлечении виновного к ответственности специальная цель должна быть установлена [9, с. 20-21]. В частности, по мнению А.В. Дружинина, «цель уклонения от административного надзора заключается в намерении виновного навсегда (окончательно, насовсем) выйти из-под контроля правоохранительных органов». Обстоятельствами, доказывающими ее, могут служить приобретение поднадзорным лицом подложных документов, удостоверяющих личность, их самостоятельное изготовление, фальсификация документов о тяжелой болезни либо о будущем устройстве на работу в другой местности и др. Временное уклонение от административного надзора предлагается оценивать как административный деликт [10, с. 39-40].

С позиции других авторов, закрепление специальной цели в преступлении — это неудачный законодательный прием. Н.В. Лясс утверждала: «Нарушение правил административного надзора и есть уклонение от него, оно иначе не мыслится, как только путем нарушения. Получается парадоксальное положение: для наличия состава преступления необходимо, чтобы уклонение от надзора было совершено с целью уклонения» [11, с. 519-520]. Действительно, указание на цель в формальном составе преступления, совершаемом самим фактом нарушения установленных ограничений и вытекающих из них обязанностей, является избыточным. Уклонение от административного надзора следует понимать как ближайшую цель и результат действий виновного, о наличии которых свидетельствует уже само нарушение правил надзора. Уклоняясь от надзора, лицо может руковод-

ствоваться различными мотивами, следуя которым, оно сознательно нарушает установленные ограничения и обязанности. Эти мотивы могут быть социально порицаемыми, нейтральными и даже положительными. При этом только некоторые уважительные мотивы поднадзорного лица могут оказать влияние на квалификацию деяния. Так, уклонение от административного надзора в связи с исключительными личными обстоятельствами, предусмотренными ч. 3 ст. 12 Федерального закона «Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы» [2], должно повлечь административную, но не уголовную ответственность.

Пленум Верховного Суда РФ в п. 3 постановления от 24 мая 2016 г № 21 определил цель уклонения от административного надзора как намерение лица препятствовать осуществлению контроля либо избежать контроля со стороны органов внутренних дел за соблюдением установленных ему судом ограничения или ограничений, а также за выполнением обусловленных этими ограничениями обязанностей. Если же лицо уклонилось от административного надзора, например, в связи с необходимостью навестить тяжелобольного близкого родственника, получить неотложную медицинскую помощь, которая не оказывается в населенном пункте, где он проживает, и прочим причинам, не имея намерения избежать контроля со стороны органов внутренних дел, такое деяние не является уголовно наказуемым [8]. Из данных разъяснений Верховного Суда РФ очевидно, что вторая позиция является правильной, поэтому в ч. 1 ст. 3141 УК РФ можно констатировать нарушение требования лаконичности текста закона, повлиявшее на точность выражения воли законодателя. Закрепление специальной цели в ч. 1 ст. 3141 УК РФ способно, скорее, дезорганизовать правоприменительную практику, нежели оказать ей помощь.

Таким образом, рассмотренные проблемы свидетельствуют о том, что в ст. 3141 УК РФ произошло рассогласование между точностью и ясностью предписаний закона. Точность характеризует результат нормотворческой деятельности, а ясность определяет восприятие нормативного текста [12, с. 64]. В данной статье УК РФ, как и во многих других новых запретах, воля законодателя выражена в тексте нормы недостаточно точно, что влечет ошибочное восприятие нормативных предписаний, мнимую ясность закона. Преодоление несоответствия между точностью и ясностью закона в подобных случаях требует редакционных поправок, в частности внесения изменений в ч. 1 ст. 3141 УК РФ и примечание к ней, и не может быть осуществлено за счет расширительного толкования норм уголовного закона Пленумом Верховного Суда РФ.

1. Тихомиров Ю.А. Законодательная техника как фактор эффективности законодательной и правоприменительной деятельности // Проблемы юридической техники : сборник статей / под ред. В.М. Баранова. — Н. Новгород, 2000.

2. Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы : Федеральный закон от 06.04.2011 № 64-ФЗ // СПС «КонсультантПлюс» [Электронный ресурс]. — URL: http://www.consultant.ru.

3. О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы» : Федеральный закон от 06.04.2011 № 66-ФЗ // СПС «КонсультантПлюс» [Электронный ресурс]. — URL: http:// www.consultant.ru.

4. Крутиков Л.Л., Спиридонова О.Е. Юридические конструкции и символы в уголовном праве. — СПб., 2005.

5. О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации : Федеральный закон от 31.12.2014 № 514-ФЗ // СПС «КонсультантПлюс» [Электронный ресурс]. — URL: http://www.consultant.ru.

6. Приговор Ленинского районного суда г. Барнаула Алтайского края от 12.11.2015 по уголовному делу № 1-422/2015 по обвинению Морокова М.В. по ч. 2 ст. 3141 УК РФ // Судебные и нормативные акты РФ [Электронный ресурс]. — URL: http://sudact.ru/regular/ doc/1DpnjACUwhYp/?regular-txt=%D0%9C%D0%BE%

D1%80%D0%BE%D0%BA%D0%BE%D0%B2&regular-case_doc=&regular-doc_type=&regular-date_from=&regular-date_to=&regular-workflow_stage=&regular-area=&regular-court=&regular-judge (дата обращения 29.05.2016).

7. Апелляционное постановление суда апелляционной инстанции Алтайского краевого суда от 04.02.2016 по уголовному делу № 22-301/2016 // Судебные и нормативные акты РФ [Электронный ресурс]. — URL: http://sudact.ru/ regular/doc/?regular-txt=Колозеркин&regular-case_doc (дата обращения 29.05.2016).

8. О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьей 314.1 Уголовного кодекса Российской Федерации : Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24.05.2016 № 21 // Официальный сайт Верховного Суда РФ [Электронный ресурс]. — URL: http://supcourt.ru/ (дата обращения 29.05.2016).

9. Боровиков В.Б. Уголовная ответственность за злостное нарушение правил административного надзора лицами, освобожденными из мест лишения свободы : автореф. дис. . канд. юрид. наук. — М., 1975.

10. Дружинин А.В. Уголовная ответственность за уклонение от административного надзора в виде самовольного оставления места жительства // Уголовное право. — 2015. — № 3.

11. Курс советского уголовного права : в 5 т. Особенная часть. Т. 4 / отв. ред. Н.А. Беляев. — Л., 1978.

12. Ситникова А.И. Законодательная текстология уголовного права : монография. — М., 2011.

Другие статьи:

  • Трудовой кодекс рф ст108 Статья 108 ТК РФ - Перерывы для отдыха и питания В течение рабочего дня (смены) работнику должен быть предоставлен перерыв для отдыха и питания продолжительностью не более двух часов и не менее 30 минут, который в рабочее время не включается. Правилами […]
  • Верховный суд российской федерации полномочия порядок образования и деятельности Глава 2. Состав и организация деятельности Верховного Суда Российской Федерации (ст.ст. 3 - 14) Глава 2. Состав и организация деятельности Верховного Суда Российской Федерации © ООО "НПП "ГАРАНТ-СЕРВИС", 2019. Система ГАРАНТ выпускается с 1990 года. Компания […]
  • Федеральный закон о проведении голосования Глава IX. Гарантии прав граждан при организации и осуществлении голосования, установлении итогов голосования, определении результатов выборов, референдума и их опубликовании (ст.ст. 61 - 74) Информация об изменениях: Федеральным законом от 2 апреля 2014 г. N […]
  • Единый социальный налог глава 24 нк Глава 24. Единый социальный налог (утратила силу) Глава 24. Единый социальный налог Утратила силу с 1 января 2010 г. Информация об изменениях: © ООО "НПП "ГАРАНТ-СЕРВИС", 2019. Система ГАРАНТ выпускается с 1990 года. Компания "Гарант" и ее партнеры являются […]
  • Перерасчет стипендии что это Должна ли организация удерживать НДФЛ при выплате именных стипендий Стипендии учащимся колледжей и институтов могут выплачиваться не только за счет бюджетных средств, но и за счет средств организаций. Назначаемые организацией стипендии обычно называют именным и […]
  • Приказ минобороны рф от 29 декабря 2004 г Приказ минобороны рф от 29 декабря 2004 г МИНИСТР ОБОРОНЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ от 29 декабря 2004 г. N 450 О ПОРЯДКЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ АВТОМОБИЛЬНОЙ ТЕХНИКИ В ВООРУЖЕННЫХ СИЛАХ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В МИРНОЕ ВРЕМЯ (с изм., внесенными Приказом Министра обороны РФ от […]
  • Выходное пособие статья 178 тк рф Статья 178. Выходные пособия Информация об изменениях: Федеральным законом от 2 апреля 2014 г. N 56-ФЗ в статью 178 настоящего Кодекса внесены изменения Статья 178. Выходные пособия См. Энциклопедии и другие комментарии к статье 178 ТК РФ Постановлением […]