Приказ общего призрения

Приказ общего призрения

Приказы общественного призрения – губернские административные органы, созданные на основании «Учреждения о губерниях» от 7 ноября 1775, в развитие задуманной Екатериной II административной реформы. Приказы создавались для дел призрения и народного образования (устройство и заведование народными школами, сиротскими домами, больницами, аптеками, богадельнями, убежищами для неизлечимо больных, работными и смирительными домами и т.д.). В основу этих учреждений были положены три принципа: самостоятельность местных благотворительных учреждений, привлечение к управлению местного населения, обеспечение достаточными денежными средствами за счет частного капитала на местах.

Санкт-Петербургский приказ был создан 28 мая 1780. При создании, как и другие губернские приказы, он получил от казны капитал в 15 000 руб., который следовало внести в Сохранную казну Санкт-Петербургского Воспитательного дома. В дальнейшем его доходы складывались из пособий от казны и частных пожертвований, в том числе от кружечного сбора. Изначально в ведение Приказа перешла созданная в 1779 1-я городская (Обуховская) больница, а затем и некоторые другие медицинские и образовательные учреждения. В 1781 городскому магистрату С.-Петербурга было вменено в обязанность определить «городового маклера», которому поручалось раз в неделю вскрывать кружки Приказа и деньги «раздавать бедным, не могущим приобретать работою свое пропитание».

С 1783 председателем С.-Петербургского Приказа был ген.-майор У. С. Потапов, заседателями – члены Верхнего земского суда гр. Х. С. фон Миних и Н. В. Леонтьев, секретарем – С. Ларионов. К концу Екатерининского периода, председателем стал Н. И. Рылеев, заседателями – члены Верхнего земского суда капитан артиллерии М. Е. Мордвинов и секунд-майор А. Ф. Мордвинов.

При императоре Павле I Приказ был фактически упразднен. По его указу от 12 сентября 1798 все принадлежавшие ему денежные суммы должны были отсылаться в Камеральный департамент городского правления «для употребления их на такие же человеколюбивые предметы, на которые они и в Приказах предназначались». 2 апреля 1799 капиталы Приказа было указано передать в Опекунский совет, а проценты получал Камеральный департамент. Согласно Уставу С.-Петербурга от 1798 все заведения Приказа поступили в ведение Градоначальства.

В начале правления Александра I, в сентябре 1801 Приказ был восстановлен, и ему возвращались капиталы и заведения. Теперь он подчинялся губернатору и состоял из трех членов Совестного суда. С 1802 Приказ входил в структуру Министерства внутренних дел (в 1811–1819 – Министерства полиции, позже ликвидированного).

К 1802 в ведении Приказа находились Главное народное училище, 11 уездных училищ, 2 больницы, Градские богадельни, Дом для умалишенных, Сиротский дом, Оспенный дом, Смирительный дом, Рабочий дом. В 1810 к ним прибавилась Суконная фабрика, а в 1819 – больница при Сиротском доме, Дом трудолюбия, Аптека, Дом для неизлечимых, больница и богадельня для призрения увечных питомцев Воспитательного дома, больница и богадельня в Царском Селе, больница в Кронштадте. С 1826 в Приказе появился непременный член, назначаемый правительством. С 1827 председателем Приказа являлся начальник губернии, а заседателями – представители от дворян, купечества и поселян (по одному из членов Совестных судов). Кроме того, на заседаниях присутствовали штадт-физик (городовой врач) и главный надзиратель богоугодных заведений.

В 1828 был учрежден Попечительный совет заведений общественного призрения, под управлением императрицы Марии Федоровны. Он взял на себя управление Приказом, назначение персонала и контроль за вверенными ему заведениями, т.е фактически принял на себя все основные функции Приказа. Тем не менее, последний де-юре продолжал существовать. В 1860 он лишился права принимать вклады и выдавать кредиты, а в 1869, в результате Земской реформы, был ликвидирован. В 1884 капитал Приказа в сумме 1 906 557 руб. процентными бумагами на содержание переданных городу от Попечительного Совета 9-ти больниц и Градских богаделен был передан из Министерства внутренних дел Городскому общественному управлению.

Лит.: Андреевский И. Е. О первых шагах деятельности С.-Петербургского приказа общественного призрения. (На основании архивных документов). Читано на торжественном акте археологического института 14-го мая 1889 г. // Русская старина, 1889. – Т. 63. – № 8. – С. 447-456.

Приказ общего призрения

№02 Февраль 2019

Журнал добавлен в корзину.

ОТКУДА ЕСТЬ ПОШЛА БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТЬ НА РУСИ

Ю. ГОДУНСКИЙ, историк.

Нравственное богатство народа наглядно исчисляется памятниками деяний на общее благо.
В. О. Ключевский

Благотворительность, меценатство, милосердие, приют — почти забытые в советское время понятия. Только на исходе ХХ столетия они постепенно стали возвращаться в нашу повседневную жизнь. Давняя традиция благотворения и попечения о нуждающихся, проявлявшаяся в дореволюционной России в многообразных формах, после октября 1917 года была предана остракизму и забвению. Большевики смотрели на модель благотворительности как на буржуазный пережиток и средство обмана трудящихся, стремление спрятать свою эксплуататорскую суть за унизительной «помощью бедным» и тем отвлечь их от классовой борьбы. Прошли десятилетия, и жизнь заставила подумать о возрождении благотворительности в современной России. В немалой степени тому способствовали тяжелейшие испытания, выпавшие на долю россиян в так называемое перестроечное время, когда страна переходила к рыночной экономике и рыночным отношениям. Возрождаемая благотворительность еще не встала крепко на ноги. Но тем интереснее заглянуть в ее истоки.

Как утверждает известный русский историк и писатель XIX века М. П. Погодин, в языческой Руси «заботиться о стариках, недужных и больных было первейшей обязанностью и общей добродетелью славян». Правда, тогда благотворительность (никем не организованная да и не называемая так) носила простейший характер родственной или соседской взаимовыручки и заключалась, главным образом, в кормлении, одевании и приюте наименее защищенных членов своей общины — стариков, одиноких женщин, детей.

Путешественники с Запада, посещавшие в те времена земли восточных славян, отмечают в своих записках, что человеколюбие, сострадательность, стремление разделить горе и беду другого были характерны для наших далеких предков задолго до того, как они в 988 году приняли христианство.

С принятием христианства благотворительность в Древней Руси получает особое направление — «нищелюбия». Народ относился к нищим как к людям, причастным святости, с которыми надо делиться своим достоянием. Раскрывая сущность древнерусского благотворения, крупнейший историк начала XIX века В. О. Ключевский пишет: «Человеколюбие у наших предков было то же, что нищелюбие, и любить ближнего значило прежде всего — накормить голодного, напоить жаждущего, посетить заключенного в темнице. Древняя Русь, — продолжает Ключевский, — понимала и ценила только личную, непосредственную благотворительность, милостыню, подаваемую из рук в руки, притом «отай», тайком не только от стороннего глаза, но и от собственной «шуйцы» (так в древности называли левую руку. — Прим. авт.).

Древнерусский благотворитель считал такое деяние необходимым условием личного нравственного здоровья, да и церковь рассматривала милостыню как религиозный акт, молитву, крестное знамение, способ загладить свои грехи перед Господом. «В рай входят святой милостыней», «Нищий богатым питается, а богатый нищего молитвою спасается» — так говорили в старину.

В годы становления Киевской Руси благотворительность еще не была государственной обязанностью, оставаясь делом исключительно отдельных нищелюбцев и прежде всего князей, которые, как считалось, обязаны заботиться о благосостоянии вверившихся им людей. Князей оценивали не только по государственным делам, но и по их отношению к бедным, больным и престарелым.

Заметной вехой на пути становления благотворения на Руси стало княжение Владимира Святославича, именуемого в народе Крестителем. Князь-христианин, как пишут летописи, велел всякому нищему и убогому приходить на княжий двор, «брать кушанье и питье, и деньги из казны», а дряхлым и больным посылал телеги, груженные хлебом, мясом, рыбой, «овощем разным», медом в бочках и квасом. Именно при нем были построены первые богадельни, больницы и странноприимные дома. В 996 году он издает устав (то есть закон), по которому поручает призрение надзору патриарха и подчиненных ему церковных структур. На содержание монастырей, церквей и организуемых при них благотворительных учреждений этот же устав определяет «десятину», то есть десятую часть княжеских доходов. Немалые деньги!

Радение о страждущих после Владимира становится предметом внимания последующих русских князей — Ярослава Мудрого, Владимира Мономаха, Александра Невского. Но в годы монгольского нашествия прибежищем для нуждающихся в помощи становится русская православная церковь. Она полностью берет на себя благотворительные функции, пользуясь тем, что татарские ханы (во всяком случае, в первый период своего господства на Руси) уважительно относились к духовенству и освобождали церковь и монастыри от поборов.

И еще долго благотворительность в России была связана с церковью. Внушая людям мысль, что помогать нуждающимся — дело богоугодное, церковь подавала пример такого отношения во времена стихийных бедствий, войн, голода. В неурожайные годы церковь не только спасала голодающих, но по необходимости и давала крестьянам зерно для посева — на этот случай в монастырях хранился своего рода «страховой фонд».

Немалые доходы церквей, монастырей, патриархов и митрополитов предписывалось тратить на прокормление убогих и нищих, поскольку считалось, что «церковное богатство — нищих богатство». При монастырях возникают богадельни, бесплатные больницы и детские приюты. Через церковь, куда передавали свои пожертвования доброхоты, благотворительность осуществлялась вплоть до конца XVII века.

И все же обычай благотворения в форме подаяния милостыни не умалял, а способствовал развитию нищенского промысла и бродяжничества. «Церковные и богадельные люди» стали, по существу, профессиональными нищими, которые населяли целые слободы вокруг церквей и монастырей. Лженищие, всячески избегавшие труда, ходили по миру, увеличивая число праздношатающихся. Выдавая себя за больных и убогих, они «отбирали» тем самым милостыню у истинно нуждающихся. Армия домогающихся подаяния год от года росла.

Впервые заговорил о необходимости создать государственную помощь в России царь Иван Васильевич Грозный. На Стоглавом соборе, который состоялся в 1551 году, он сказал, что в каждом городе должны быть построены богадельни для мужчин и женщин и больницы. Собор, отметивший чрезмерный рост нищенства и тунеядства, высказался за упорядоченность помощи нуждающимся, то есть за организованное призрение. Средства на эти цели должны поступать от частных лиц, а контроль за их расходованием отдавался в руки духовенства и целовальников (так назывались тогда должностные лица).

Решение этого высокого собрания можно считать началом сотрудничества светских и церковных властей в деле помощи страждущим.

И тем не менее нищенство в России оставалось серьезной социальной проблемой и на протяжении всего XVII века. Царские власти пытались справиться с ней, развивая государственную благотворительность. Так, в царствование Алексея Михайловича, в 1649 году, было принято «Соборное уложение», где в свод гражданских законов («Кормчую книгу») вошли статьи об общественном призрении. Создаются специальные приказы, занимающиеся призрением бедных, начинает функционировать приказ, ответственный за строение богаделен. В 1682 году молодой царь Федор Алексеевич строго предписывает собрать в Москве всех нищих, выделить из них действительно нетрудоспособных и поместить в богадельни и госпитали или «раздать» по монастырям, а «здоровым лентяям дать работу».

Решительно взялся за искоренение нищенства Петр I, начав с публикации сурового указа от 30 ноября 1691 года «О забирании нищих, притворяющихся увечными, и о наказании их». «Ленивых прошаков», лукавцев велено было бить батогами и кнутом, водворять к месту жительства, а вновь возвращавшихся к нищенскому промыслу ссылать в дальние сибирские города на каторжные работы. Мера «вразумляющего принуждения» к труду при Петре выглядела как насильственное определение здоровых нищих мужчин для работы в «смирительные дома», а женщин — в «шпингаузы», то есть в прядильные дома.

Читайте так же:  Как заполнить заявление о возврате денежных средств

Указ, датируемый 31 января 1712 года, под страхом жестокого наказания запретил просить милостыню. Особенно непримиримо был настроен Петр к тем, кто ее подавал, считая таких людей «вредными для государства». Нищелюбцам за ослушание назначался штраф — 5 рублей за первое подаяние и 10 за второе.

В петровское время вышло около 20 указов против нищенства. Однако царь прекрасно понимал, что одними репрессиями уничтожить нищенство невозможно. Неслучайно в его царствование появилась программа призрения «сирых и убогих». По примеру европейских стран Петр I велит строить сиротские дома, больницы и дома призрения. Он предписывает помещать неспособных к труду в госпитали, богадельни, выдавать престарелым и инвалидам из казны специальные «кормовые деньги», а состоятельных граждан призывает вкладывать «милостные» средства и продукты непосредственно в богадельни и госпитали. Особенно внимателен царь к изувеченным в войнах солдатам, что вполне объяснимо, если вспомнить активную внешнюю политику Петра I.

Петр пытается вырвать призрение из рук церкви и возложить заботу о нуждающихся на государственные светские структуры: в городах — на губернские и городские магистраты, в деревнях — на помещиков, в свободных землях — на старост или сотских. Центральное управление богоугодными заведениями он сначала сохраняет за Патриаршим и Монастырским приказами, в 1721 году передает его Святейшему Синоду, а в 1724-м — Камер-конторе, то есть финансовому ведомству. Так при Петре I общественное призрение окончательно ушло из ведения духовенства, став предметом государственных забот.

Проведенные Петром преобразования в сфере благотворительности были глубоки и серьезны, но истребить или как-то уменьшить нищенство ему так и не удалось. Объяснить это можно, скорее всего, тем, что антинищенская политика Петра, заложившего начала государственного общественного призрения, велась преимущественно насильственными средствами и пыталась искоренить следствие, а не причины, его порождавшие.

Много сделала для развития системы государственной благотворительности в России Екатерина II. Начнем рассказ об этом с важнейшего законодательного акта ее правления — «Учреждения для управления губерний Российской империи», подготовленного самой Екатериной и принятого 7 ноября 1775 года. Согласно документу, в каждой губернии были созданы приказы общественного призрения — система государственной помощи, осуществлявшая всю социальную политику в стране. Приказы открывали и брали под контроль народные школы, заведения для умалишенных и неизлечимых больных, госпитали, больницы, богадельни, сиротские и смирительные дома.

В екатерининскую эпоху приказы общественного призрения — органы, не зависящие от губернских инстанций и подчинявшиеся непосредственно верховной власти и Сенату, — были созданы в 40 из 55 губерний. Для учреждений, подконтрольных приказам, была разработана своя система источников финансирования: они получали как государственные средства, так и деньги от благотворителей.

Продолжая борьбу с профессиональным нищенством и бродяжничеством, Екатерина II законодательными актами несколько уменьшила суровость репрессивных мер, применявшихся в петровское время. К нищим стали относиться более гуманно и дифференцированно, на них начинают смотреть не только как на злостных ленивцев, но и как на несчастных жертв неблагоприятных условий существования. Поэтому Екатерина II вместо телесных наказаний, практико вавшихся при Петре I, вводит систему принудительного труда и трудового призрения нищих. В 1775 году появились первые работные дома, находящиеся в ведении полиции, для праздношатающихся или занимающихся нищенским промыслом.

Для исцеления же порочных людей Екатерина повелевает открыть смирительные дома с тяжким полутюремным режимом. Помещаемые в них «буйные ленивцы» и лица «непотребного и невоздержанного жития» были постоянно заняты работой, кроме времени на сон и еду. Ленивых предписывалось принуждать, а непослушных наказывать розгами (не более трех ударов за один проступок) или сажать на хлеб и воду на три дня либо в тюрьму на неделю.

При Екатерине II возникает сеть воспитательных домов для детей-сирот и незаконнорожденных («зазорных») младенцев. В России это стало благотворительной новацией. Первый такой воспитательный дом с госпиталем для бедных рожениц был открыт в 1764 году в Москве как государственное учреждение. Строили этот дом на частные пожертвования (сама Екатерина II выделила из своих средств 100 тысяч рублей и обязалась ежегодно жертвовать еще по 50, а цесаревич Павел — по 20 тысяч). Через шесть лет такой же дом открыли и в Петербурге.

В воспитательные дома принимали подкидышей, детей, рожденных вне брака, а также «законных детей, оставляемых родителями по бедности». Здесь дети росли и получали элементарное общее образование, а с 14-15 лет воспитанников отдавали в обучение ремеслам в мастерские, организованные при самом доме, или же городским ремесленникам. На содержание воспитательных домов шли миллионные суммы.

Появились в екатерининскую эпоху и так называемые сиротские дома, то есть учебные заведения для детей неимущих родителей — купцов, чиновников, канцелярских служащих, мещан и цеховых, — которые «по бедности своей не имели средств устроить детей в какие-либо училища». В сиротские дома принимали мальчиков и девочек в возрасте от 7 до 11 лет. По окончании училища детей распределяли на службу в государственные учреждения, на фабрики, заводы или к разного рода предпринимателям для обучения ремеслам, торговле и прочим полезным занятиям.

При Екатерине II в Москве появились первые всесословные больницы для бедных: Павловская (1764) и Екатерининская с богадельней при ней (1776). В учреждениях, подчиненных приказам общественного призрения, нуждающихся лечили, как правило, бесплатно. В 1779 году в Петербурге, в 1785-м — в Москве, а в 1786-м — в Новгороде открылись дома для душевнобольных. Стремясь предупредить появление новых нищих среди бедного населения, Екатерина распорядилась открывать кредиты и ссудные кассы для испытывающих нужду, а также ремесленные и другие школы, где выходцы из разорившихся семей могли бы получить достойную профессию, чтобы потом самостоятельно зарабатывать на жизнь.

При Екатерине II было положено начало организации «открытого общественного призрения», занимавшегося пенсиями, пособиями, кормовыми деньгами, обеспечением профессией и пр. Оно действовало «вне закрытых благотворительных заведений», то есть гошпиталей, богаделен, инвалидных домов и т.д. Так, например, указ 1781 года обязывал столичный городской магистрат назначить «городского маклера», который должен был раз в неделю вскрывать кру , жки приказа общественного призрения с доброхотными подаяниями и раздавать деньги «бедным, не могущим приобретать работою свое пропитание». Императрица также возлагала на сельские и городские общины и приходы обязанность «прокармливать своих бедных, не допуская их до нищеты».

Лишь во времена правления Екатерины II фактически начались и регулярные взносы жертвователей на строительство благотворительных учреждений, на организацию общественных и частных мест для помощи нуждающимся.

От «нищелюбия» страна постепенно перешла к сравнительно действенным формам и методам складывающейся уже тогда государственной политики социальной помощи сиротам, незаконнорожденным, престарелым, нетрудоспособным, инвалидам и больным.

Дальнейшее развитие системы общественного призрения в России после смерти Екатерины II связано с именем императрицы Марии Федоровны. Указом от 2 мая 1797 года Павел I назначает свою супругу руководительницей всех социальных учреждений. Основанное ею в том же году Ведомство учреждений императрицы Марии преследует «исключительно или преимущественно благотворительные цели» помощи нуждающимся независимо от их сословного происхождения.

Мария Федоровна обнаружила на новом поприще незаурядные организаторские способности. Она умела привлекать к своему делу умных, энергичных, богатых людей. Вверенные ей учреждения процветали и располагали устойчивым финансовым положением — как за счет созданных при них Ссудной и Сохранной казны, так и за счет привлечения частных пожертвований. Неслучайно многие не входящие в Мариинское ведомство благотворительные учреждения, оказавшись в затруднительном материальном положении, обращались с просьбой включить их в ведомство Марии Федоровны. Руководя им чуть более тридцати лет, императрица превратила это ведомство в особую отрасль общественного призрения, народного образования, здравоохранения и социального обеспечения.

При Марии Федоровне и по ее распоряжению строятся новые помещения для сиротских домов и училищ в Петербурге и Москве, открываются благотворительные больницы для бедных, получившие название «Мариинские», наконец, опытные воспитательные дома для глухонемых и слепых детей. Но самыми распространенными благотворительными заведениями, существовавшими до 1917 года, стали заложенные в 1803 году уже вдовствующей императрицей Марией Федоровной вдовьи дома — богадельни для вдов военных и гражданских чиновников. Императрица жертвовала на содержание этих домов огромные личные средства. Ее ведомство курировало и оказывало помощь каждому третьему детскому приюту России.

Слова из завещания Марии Федоровны, приведенные ниже, говорят о многом. Посвятившая себя призрению осиротевших детей, она призывала состоятельных граждан объединить усилия «к сохранению детей, к возбуждению, по мере возможности, чувств материнских, к поданию помощи вдове и сироте, облегчению страждущей нищеты; тогда только мы будем оказывать истинную любовь к ближнему по великому примеру, данному нам Спасителем».

После кончины Марии Федоровны в 1828 году ее ведомство, вплоть до революции, по традиции курировали последующие русские императрицы. К началу XX века в подчинении этого самостоятельного полугосударственного ведомства находилось около 800 учебных и других благотворительных обществ и заведений. В них обучались десятки тысяч детей. В 40 больницах ведомства ежегодно лечились более 40 тысяч больных. В воспитательных домах, приютах и богадельнях находили кров более 60 тысяч человек. Годовой бюджет ведомства к 1900 году достигал 13 миллионов рублей, а финансовое его положение было настолько крепким, что оно смогло в начале XX века субсидировать строительство Вытегорского канала, получившего по имени императрицы название «Мариинская водная система».

Независимо от ведомства, учрежденного императрицей Марией, действовало еще одно крупное благотворительное ведомство, имевшее свои филиалы во многих городах России. Это Императорское Человеколюбивое общество, основанное по инициативе Александра I в 1802 году и взявшее на себя обязанность заботиться об учреждении заведений: «1) для призрения дряхлых, увечных, неизлечимых и вообще к работам неспособных; 2) для доставления неимущим, кои в состоянии работать, приличных упражнений, снабжая их материалами, собирая обработанные ими изделия и сбывая оные в их пользу; 3) для воспитания сирот и детей бедных родителей».

Работу общества регламентировало специально созданное при нем справочное бюро, которое собирало достоверную информацию о действительных размерах бедности, о количестве явно нуждающихся в помощи, о характере необходимой им помощи и о лицах, сделавших из прошений пособий особый промысел. Помимо прочего деятельность бюро «обеспечивала невозможность получения пособий сразу из многих мест без ведома благотворителей, с одной стороны, и получение ее истинно нуждающимися, с другой».

С течением времени функции и возможности Человеколюбивого общества расширялись и в конце XIX — начале XX века оно также превратилось (наряду с Ведомством учреждений императрицы Марии) в некий полугосударственный орган социального призрения и обеспечения, действовавший относительно независимо от властей. В 1912 году в нем насчитывалось 274 благотворительных учреждения. Средства Человеколюбивого общества складывались из частных пожертвований, в том числе императора и его семьи.

Благотворительность представителей царской фамилии в дореволюционной России была знаковым явлением. Царицы, как правило, учреждали благотворительные общества, великие князья и княгини обязательно брали под свое покровительство то или иное богоугодное, благотворительное, учебно-воспитательное или лечебное учреждение.

Подвижничество членов императорской семьи на поприще благотворительности, несомненно, послужило примером для представителей образованной части российского общества. В России действовала разветвленная система частных и сословных благотворительных обществ и заведений. Созданные государственными, общественными, сословными и городскими учреждениями, а также частными лицами, они отличались от двух названных ведомств (императрицы Марии Федоровны и Человеколюбивого общества) тем, что предоставляли помощь, как правило, непосредственно «в своих стенах». Например, сословные общества были основаны на принципах «взаимного вспоможения или самопомощи», когда своеобразные кассы, которые открывали эти общества, служили средством помощи «впавшим в бедность членам кассы, их вдовам и сиротам». Члены этих обществ, принадлежавшие обычно к одному сословию, составляли капитал, собирая ежегодно взносы, предназначенные для оказания финансовой поддержки тем из их среды, кто попал в бедственное положение.

Читайте так же:  Адвокат роберт

Были и такие благотворительные частные общества, члены которых обычно делали взносы для помощи лицам совершенно посторонним. Иначе говоря, каждая из таких общественных благотворительных организаций подходила к оказанию помощи нуждающимся индивидуально.

С возникновением в 30-х годах XIX века частной организованной благотворительности заканчивается исключительное господство закрытых заведений как формы социальной помощи.

Приказ общего призрения

По всем вопросам, связанным с работой в системе Science Index, обращайтесь, пожалуйста, в службу поддержки:

Статья посвящена истории медицины на Европейском Севере России. Показана роль в становлении российского здравоохранения Указа Правительствующего Сената от 10 мая 1735 года и Указа Екатерины II 1780 года, согласно которым в ряде «знатных» российских городов были созданы лечебные учреждения, а также определены их штаты. Первая архангельская больница, учрежденная указом Архангельского Приказа Общественного Призрения, открылась 13 (24) февраля 1786 года. Она была первым гражданским лечебным заведением в Архангельске. Спустя 34 года после ее открытия, в 1800 году первым врачом больницы стал штабс-лекарь Гавриил Модер. Развитие медицинской практики в это время основывалось на причудливой смеси европейской и традиционной народной медицины. В 1863 году было создано Архангельского научное общество врачей. Во второй половине XIX века на развитие больницы оказывали влияние дипломированные врачи из числа ссыльных, политически неблагонадежных. 27 сентября 1876 года при больнице открылось первое медицинское учебное заведение на Европейском Севере России — фельдшерско-повивальная школа. Показана роль в становлении охраны здоровья северян провизора К.А. Лоренца, докторов П.К. Большесольского, С.Ф. Гренкова и Г.М. Лейбсона. К 1917 году больница сформировалась как учреждение со сложившимся коллективом, оказывающим помощь больным с весьма сложной патологией.

‘> Входит в РИНЦ ® : да

‘> Цитирований в РИНЦ ® : 0

‘> Входит в ядро РИНЦ ® : нет

‘> Цитирований из ядра РИНЦ ® : 0

‘> Норм. цитируемость по журналу:

‘> Импакт-фактор журнала в РИНЦ:

‘> Норм. цитируемость по направлению: 0

‘> Дециль в рейтинге по направлению: 6

‘> Тематическое направление: Health sciences

Большая Энциклопедия Нефти и Газа

Приказ — общественное призрение

Приказы общественного призрения состоят в ведомстве министерства внутренних дел, за исключением окончания дел и счетов по кредитным их операциям, которые ныне прекращены и отделены к министерству финансов для надлежащей ликвидации. [1]

Приказ общественного призрения ( учреждение, занимавшееся попечением о неимущих и больных; истор. [2]

Приказы общественного призрения ; — возложила на сии Приказы обязанность устроить и содержать на предписанных ею правилах народные школы, сиротские дома, больницы, аптеки, богадельни, дома для неизлечимых больных, дома для сумасшедших, дома работные, в которых бы бедные люди могли доставлять себе пропитание своими трудами, и дома смирительные, для исправления людей, худыми своими поступками повреждающих добронравие в обществе; для устроения и содержания всего того пожаловала каждому Приказу общественного призрения капитал по 15 000 рублей, дозволя умножить сию сумму раздачею оной в займы из процентов и принятием подаяния; предоставила также городам, обществам, селениям и частным людям устраивать от себя какие-либо из оных общеполезных заведений; преподала еще правила и в рассуждении вообще призрения нищих, отлучающихся из городов и селений для прошения милостыни; потом изданным в 1785 году Городовым Положением узаконила, чтобы и города из доходов своих делали пособие Приказам общественного призрения на предоставленные попечению их предметы; равномерно и другими узаконениями и указами определила им разные выгоды; доставила еще в пользу сей части многие важные пособия от своих монарших щедрот и разными пожертвованиями, свойственными великой государыне. [3]

Кавказского приказа общественного призрения раздавать под залоги виноградных садов и деревянных домов, с тем чтобы от заемщиков предъявляемы были свидетельства поручителей: на имения дворянские от дворянских предводителей, и на имения купеческие — от городского общества. При этом положено было, в случае неисправности заемщиков, если бы по продаже залогов их на законном основании открылся в возврате занятой ими суммы недостаток, взыскивать его с поручителей. Постановлены правила ( 1809 г.) о приеме в залог населенных имений в той же цене, как и в опекунских советах. Иркутскому приказу ( 1810 г.) дозволено выдавать ссуды городским и сельским обществам под верные залоги. В 1812 году расширены кредитные права всех приказов общественного призрения дозволением принимать в залог каменные дома в губернских городах, проценты за ссуды брать по правилам сохранной казны и взыскивать на основании тех же правил пени за просрочку. Херсонскому приказу разрешено в том же году производить ссуды под залог ненаселенных земель. [4]

Приказам общественного призрения вменено в обязанность учреждать на свой счет богадельни, особые для мужского и особые для женского пола, в удобных местах, по мере числа людей, подлежащих призрению; богадельни эти устроены во всех губернских и в некоторых уездных городах ( 669 и 670 ст. уст. [5]

Петербургскому приказу общественного призрения места и заведения, которые отдаются в наем, поведено было освободить от платежа однопроцентного сбора. Дозволено было без взыскания узаконенных процентов и весовых денег пересылать в Государственный заемный банк не только собственные капиталы, но и частные вклады, когда они по каким-либо причинам должны оставаться в приказе долгое время, или вкладчики внесут их не менее как на три года. [6]

Существование Приказов общественного призрения с подведомственными им Богоугодными и общеполезными заведениями подтвердил и царствовавший с 6 ноября 1796 по 12 марта 1801 года блаженной памяти государь император Павел I Петрович, оказав в пользу их пособия и издав к прежним узаконениям некоторые дополнения. [7]

В Приказе общественного призрения председает губернатор сам и заседают двое заседателей Верхнего земского суда, двое заседателей Губернского магистрата, да двое заседателей Верхней расправы, где есть, где же которых нет, то само собою разумеется, что в заседании не будет. [8]

Приняв от приказов общественного призрения около 100 богаделен, сиротских домов и других учреждений, земские органы к началу 90 — х годов XIX в. [9]

Для усиления средств приказов общественного призрения к выполнению возложенных на них обязанностей были сделаны весьма многие распоряжения: 1) пенные деньги, получаемые с неисправных заемщиков государственным заемным банком, по-велено ( 1802 г.) обращать в пользу С. Воронежской губернии один процент отдавать в пользу приказа, а 5 % в пользу тех городов, где сумма эта скопилась; 8) Киевскому приказу предоставлены остатки от городских доходов Киевской губернии; 9) дозволено ( 1806 г.) на капиталы, составившиеся в гор. [10]

В каждой губернии создавался приказ общественного призрения , который занимался школами, госпиталями, больницами, богадельнями и сиротскими домами / Нищенство было запрещено. Закон предписывал забирать нищих, а также праздно шатающихся и определять их в работные дома, где они находились под контролер. [11]

Изложенные выше устройства и действия приказов общественного призрения объяснены по изданному для них общему учреждению. Для приказов Одесского, Таганрогского, Бессарабйсого и Сибирских существует особое положение. [12]

Екатерининским установлением об управлении губерниями Приказу общественного призрения поручалось попечение и надзирание народных школ, сиротских домов, госпиталей и больниц, богаделен для убогих, увечных и престарелых, особого дома для неизлечимо больных, дома для сумасшедших, работных домов для обоего пола. Для реализации этих функций приказам общественного призрения было выделено из государственной казны по 15 тыс. руб. Наряду с этим для формирования своего бюджета им предоставлялось право использовать проценты на недвижимость, доходы от предприятий местной промышленности и др. Принимая участие в кредитных и прочих финансовых операциях, губернские приказы общественного призрения к 30 — м годам XIX в. [13]

Печатается по: Сведения о приказах общественного призрения . [14]

Там же, где земство введено, бывшие приказы общественного призрения закрыты и дела их возложены на земство. Распределение самих заведений и капиталов в каждой губернии между губернским и уездным земством представлено губернскому земскому собранию. [15]

5.6. Организация медицинского дела на местах: городские врачи, приказы общественного призрения, врачебные управ

После издания законов «Учреждения для управления губерний Российской империи» (1775) в стране была создана новая система общественного призрения и медицинской помощи. Это были приказы общественного призрения, в задачу которых входило устройство и содержание народных школ, сиротских домов, богоугодных заведений, в том числе больниц, аптек, домов для неизлечимых больных и душевнобольных. При царствовании Екатерины II в 1773 году организуется в городах врачебные управы, в уездах вводится должность уездного лекаря. В 1775 г. образуются губернские врачебные управы, открываются новые аптеки, вводятся должности уездных лекарей, производится учет рождаемости и смертности, производятся вскрытия умерших, принимаются меры по санитарному надзору за пищевыми продуктами. Наряду с приказами общественного призрения в 1775 г. были учреждены должности уездных врачей. В 1797 г. в каждой губернии России появились врачебные управы, а в Петербурге и Москве их заменяли физикаты, созданные еще в 1739 г.

Обстоятельства вынуждали посылать исконных, «природных» россиян в иностранные училища для доучивания и достижения высших в медицине степеней знаний. В дальнейшем, с распространением медицинского персонала на местах вызовы иностранных врачей и посылка россиян для приобретения докторского звания за границу почти прекратились,

После того как были учреждены врачебные управы и определились суммы для пенсий медицинским чиновникам, а также были приняты решения о вручении им единовременной награды, это «возбудило великое рвение к изучению медицинской науки молодых людей при врачебных училищах, но и медицинских чинов проявить инициативу находящихся при войсках и по губерниям».

Уже после смерти Петра Великого в обеих столицах были созданы так называемые физикаты во главе с докторами (штадт-физиками) — это были первые органы здравоохранения в городах; были также введены должности городовых врачей. С утверждением губернских приказов общественного призрения (1775) в их ведении находились не только сиротские дома и богадельни, но и больницы, аптеки (так называемая приказная медицина). Первые крупные гражданские больницы появились в Москве (Павловская больница для бедных, затем «всесословная, общая для всех родов болезней» Екатерининская) и Петербурге (Обуховская) в 1760—1770 гг., общее число коек в них было в пределах нескольких сотен; к концу столетия было уже 30 больниц (в том числе и крупные —до 300 коек) и при них 14 отделений для умалишенных, родильный дом, венерический лазарет, «оспенный дом», дом для неизлечимых больных.

С 1797 г. медицинским делом на местах ведали губернские врачебные управы. При Екатерине II реформы перешли на путь децентрализации, в частности, здравоохранения. И все же итог века в медицинском отношении очевиден: произошло становление отечественной государственной медицины, в том числе и лечебной медицины.

Важнейшими социальными проблемами медицины оставались постоянные эпидемии инфекционных болезней, раны и другая хирургическая патология и катастрофическая младенческая смертность. Улучшение родовспоможения постоянно оставалось одной из главных задач государственной медицины. Так, по проекту Медицинской канцелярии «о бабичьем деле» (1754) в Москву было определено 15, а в Петербург 10 повивальных бабок, с предварительным специальным испытанием каждой из них; предусмотрено было создание в обеих столицах школ повивального искусства (они были организованы в 1757 г.); были открыты первые родильные приюты в.

Статья Деятельность приказа общественного призрения в социокультурной сфере России конца XVIII — первой половины XIX вв. (по материалам Смоленской губернии).

Столичный учебный центр
г. Москва

Деятельность приказа общественного призрения в социокультурной сфере России конца XVIII — первой половины XIX вв. (по материалам Смоленской губернии).

Читайте так же:  Разрешение органа опеки и попечительства на совершение сделки

В последнее время в России все большее значение придаётся развитию социальной жизни граждан, в частности, в области здравоохранения, образования и, конечно, благотворительности. Необходимость изучения важного для Смоленской губернии института общественного призрения, осуществляющего социальную политику государства в контексте общероссийской системы призрения, обуславливает актуальность избранной темы исследования. При этом часто забывают историю развития общественной благотворительности, а слово «призрение» ни в документах, ни в публикациях практически не упоминается. Вместе с тем, деятельность Смоленского приказа общественного призрения является малоизученным направлением. На материалах Смоленской губернии полноценных исследований ещё не проводилось, и только отдельные аспекты деятельности Приказов общественного призрения раскрыты в работах Никитиной Н.В. и Купченко К.В. [4] на примере деятельности органов городского управления в сфере общественного призрения и в отдельных статьях Романковой Н.В. [7].

Источниковую базу исследования составили нормативный акт — указ Екатерины II от 7 ноября 1775 г. « Об учреждениях для управления губерниями» [1] и неопубликованные материалы текущего делопроизводства, отложенные в Государственном Архиве Смоленской области (ГАСО) в фонде Смоленского приказа общественного призрения (Ф. 54) [2].

Развитие мер общественного призрения произошло благодаря Петру Великому. Вступившая на престол Екатерина II , считавшая себя преемницей Петра, ввила благотворительность в ранг государственной задачи. Главным и важнейшим документом, благодаря которому была впервые в законодательном порядке заложена государственная система общественного призрения, явился акт «Об учреждения для управления губерниями» от 7 ноября 1775 года. «В каждой губернии под председательством губернаторов, — гласит ст. 380, — учреждались особые приказы общественного призрения, которым поручалось забота об образовании, лечении, благотворении и борьбе с пороком, а именно установление и надзирание: народных школ, сиротских домов, госпиталей, больниц, богаделен, домов для сумасшедших, работных и смирительных домов для обоего пола людей [1].

Приказ общественного призрения управлялся общим присутствием под председательством губернатора. В заседаниях принимали участие выборные от сословий: по два представителя от дворянства, купечества и сельских обществ. Вопрос о материальных средствах для выполнения задач приказа был решен следующим образом. Каждому приказу предписано было отпустить одиножды 15 000 руб. из доходов данной губернии. Эта сумма являлась как бы основным капиталом. Как видим, на них были возложены многочисленные и довольно многообразные задачи.

В организацию приказов общественного призрения были вложены главные принципы: самостоятельность местных благотворительных заведений, привлечение к управлению ими местного населения и обеспечение их более или менее достаточными средствами.

По существу, приказы общественного призрения стали первыми государственными органами, в компетенцию которых входили вопросы народного образования. Стремясь обеспечить себя квалифицированными кадрами, правительство осознавало необходимость создания сети образовательных учреждений. Согласно «Учреждению для управления губерний» предписано было открыть народные школы « по всем городам, а потом в тех многолюдных селения, кои подсудны верхней расправе, для всех тех, кои добровольно пожелают обучаться в оных…» [1].

Число «народных школ» возникших в 1778-1782 гг., было незначительным. В советской историографии считалось, что их было создано 8 [6, с.138]. Цифра эта явно занижена, т.к. только в Смоленской губернии таких школ было создано 5. Несомненно, что «градских» школ в России было много больше, хотя количество учеников в них было незначительным по сравнению с населением России. По сообщению смоленского историографа Шупинского И., народные (градские) школы были созданы в 1779 г. в Смоленске (Заднепровской части) и четырех уездных городах — Вязьме, Рославле, Белом, Дорогобуже [6, с.138]. Однако документы Смоленского приказа общественного призрения рисуют несколько иную картину возникновения этих учебных заведений. Согласно им, народные градские школы возникли 1 мая 1785 г. в Смоленске, Белом, Духовщине, Вязьме, а 3 марта 1786 г.- в Поречье [6, с.139]. Главным препятствием для развития городских школ стала нехватка финансовых возможностей приказов общественного призрения. Как было выше замечено, на ПОП были возложены слишком многочисленные задачи.

В 1782 г. была образована Постоянно действующая Комиссия об учреждении народных училищ. В Смоленске на открытии 22 сентября 1786 г. присутствовал генерал-губернатор князь Н. В. Репнин, гражданский губернатор П. Ю. Храповицкий, епископ Смоленский и Дорогобужский Парфений, члены ПОП и именитое смоленское дворянство и купечество. В этом же году в уездных городах Смоленской губернии началось создание малых народных училищ. Материальное обеспечение училищ возлагалось также на приказы общественного призрения. Они должны были выделять деньги на содержание и устройство помещений, содержание учителей, снабжение учениками пособий.

В числе указанных выше заведений создание сиротских домов заняло немаловажное место. Приказы обязывались содержать их для «призрения и воспитания сирот мужского и женского пола, оставшихся после родителей без призрения» [1]. В 1846 г. по инициативе супруги Смоленского генерал-губернатора А.М. Голицына, княгини Софьи Петровны в Смоленске был создан Сиротский приют. Княгиня являлась почестной попечительницей приюта. Ее стараниями был объявлен сбор пожертвований на содержание приюта и собрана значительная сумма. С 1853 г. приют располагался на Большой Дворянской улице в «собственном каменном двухэтажном здании» [6, с.172].

По указу министра внутренних дел В.П. Кочубея 26 февраля 1803 г. в Смоленске был учрежден Воспитательный (Сиротопитательный) дом для малолетних сирот всех сословий [2, л.1]. Приказ вел строгий отчет по количеству полученных и израсходованных денежных средств, в документах текущего делопроизводства Смоленского приказа находим книги «по приходу и расходу денежных сумм, отпускаемые на содержание воспитательного дома» [3, л.4]. В августе 1822 г. главный попечитель Императорского Человеколюбивого Общества советник и кавалер Александр Николаевич Голицын выступил в Правительствующем Сенате представлением «О учреждении высшаго класса в доме воспитания бедных детей» [4, л.169 об.]. Обучение в таких классах открыло бы юношам путь к поступлению в высшие учебные заведения. Идея получила признание и успешно реализовывалась не только в столице. Воспитанники приказов общественного призрения получили возможность получить образование на Бухгалтерском отделении Санкт-Петербургского коммерческого училища, Лесном и Межевом институтах, Константиновской землемерной школе, Повивальном институте, фельдшерских школах, Московском университете [5, л.29]. Помимо материального содержания питомцы воспитательных домов получали образование и профессию, которые могли дать им в будущем средства для существования.

Создание эффективной системы оказания медицинской помощи для всех слоев населения стало еще одной важной задачей приказов общественного призрения. Смоленщина традиционно имела высокий уровень заболеваемости населения, прежде всего инфекционной. По количеству больных сыпным тифом, сифилисом и туберкулёзом. Смоленск занимал одно из первых мест в России. Благодаря губернской реформе 1775 г. в конце XVIII в. больницы были созданы в большинстве уездных городов Смоленской губернии. Новый больничный каменный корпус был построен в Смоленске в 1832 г. В 1854 г. по предписанию МВД при Смоленской управе были открыты «оспопрививательные покои», в которых каждому желающему бесплатно два раза в неделю делали прививки против оспы [6, c .171].

Согласно ст. 387 Указа 1775 г. «для мужского и женского пола убогих, увечных и престарелых, кои пропитания не имеют» [1] должны были заводиться богадельни. В Смоленске богадельня была создана на 150 человек обоего пола. Однако нуждающиеся в призрении находились в десяти разных местах при городских церквях. От Приказа им выделялось по 4 копейки в сутки на еду и одежду. После 1812 года богаделен осталось 9, а в 1820 г.- 8, в которых содержалось 137 человек [6, с.171].

. Финансово-кредитная деятельность Смоленского приказа общественного призрения.

Из всего вышесказанного мы видим, что Правительство прекрасно осознавало — капитал в 15 000 руб. слишком мал не только для того, чтобы развивать сеть учреждений социального призрения, но зачастую и для того, чтобы содержать уже имеющиеся. Необходимо было привлечение дополнительного капитала, и как итог приказы получили возможность управлять кредитными операциями. Приказ стал основным посредником в поддержке российским правительством дворянского землевладения посредством ссудных операций под залог имений. Успешность этого направления деятельности приказа базировалась на финансовой поддержки государства в виде ссуд самому приказу; на законном праве извлекать выгоду в виде процентов на заложенные владения и возможности реального контроля за состоянием выплат и дел в имениях ввиду их территориального расположения в пределах губернии; на материальной ответственности чиновников, виновных в несвоевременной наложении запрещения операции с имениями, по которым не погашены долги; четко отработанной схемой взаимодействии приказа со всеми органами власти на местах по делам, связанным с оборотом имений.

Существуют разные мнения, относительности оценки деятельности приказов общественного призрения. Дореволюционный исследователь Дерюжинский В.Ф., в частности, считал, что приказы «…мало-помалу сделались гораздо более кредитными установлениями, чем органами общественного призрения» [8, с. 45]. Но в социокультурной сфере результаты трудно переоценить. Изучение исторического опыта института приказов общественного призрения как главного государственного органа в сфере благотворительности позволяет наиболее полно оценить его и выявить исторические корни государственной системы социальной защиты, а также даёт ответы на многие вопросы, которые предстоит решать современной системе социальной защиты населения.

Об учреждениях для управления губерниями URL .: http://www.runivers.ru (дата обращения: 20.02.14)

Государственный архив Смоленской области (ГАСО). Ф.54. Оп.1 (1803). Д. 3. Л. 1.

ГАСО. Ф. 54. Оп. 2 ( 1810) Д.32. Л. 4.

ГАСО. Ф. 54. Оп. 1 (1822) Д. 65. Л. 169 об.

ГАСО. Ф. 54. Оп. 1 (1838) Д. 164. Л. 29.

Купченко К. В., Никитина Н. В. История городского управления на Смоленщине в XVIII – первой половине XIX вв / К. В. Купченко, Н. В. Никитина. Смоленск, 2011.- 240 с.

Романкова, Н. В. Из опыта воспитания и обучения сирот и детей малоимущих родителей: На примере Смоленского приказа общественного призрения / Н. В. Романкова // Край Смоленский. — Смоленск. — 2007.- №11. — С. 21-33.

Дерюжинский, В. Ф. Заметки об общественном призрении / В. Ф. Дерюжинский. — М.: Изд-во кн. магазина ГРОСМАН и КНЕБЕЛЬ, 1897.- 56 c .

Другие статьи:

  • Бухгалтерские счета земельный налог Начислен земельный налог проводка Рассчитать налог на имущество, исходя из кадастровой стоимости. Составить бухгалтерские проводки по начислению и перечислению налога. Доходы Доходы-расходы. Сделать выводы. Название организации — ООО «Сигма»; Сумма доходов (Д) – […]
  • Госпошлина это википедия Азбука финансов Государственная пошлина Государственная пошлина – это сбор, взимаемый с организаций и физических лиц за совершение в отношении этих лиц юридически значимых действий. Перечень юридически значимых действий, при совершении которых необходимо […]
  • Имущественный вычет налоговый кодекс 2019 Как написать заявление на налоговый вычет При получении оплаты труда сотрудник-резидент РФ уплачивает НДФЛ в размере 13 %. Налог на доходы можно уменьшить, подав работодателю заявление физического лица о предоставлении налогового вычета: Оформляем стандартные […]
  • Приказ 157 минтранса россии Приказ Минтранса России от 18.04.2017 N 157 "О внесении изменений в приложения N 1, 2, 3 к приказу Министерства транспорта Российской Федерации от 15 марта 2016 г. N 64 "Об утверждении границ зон (районов) Единой системы организации воздушного движения Российской […]
  • Форумы москва купля продажа Форум охотников - tathunter.ru Щенки дратхаара, Max vom Honeverg x ЗП Рада Рейс, п-к Зов Полей, Москва Щенки дратхаара, Max vom Honeverg x ЗП Рада Рейс, п-к Зов Полей, Москва Сообщение Angl-sett » Вчера, 22:25 В питомнике ЗОВ ПОЛЕЙ 05.02.19 родились щенки […]
  • Приказ минтранса 34 2010 Приказ Минтранса РФ от 11.02.2010 N 34 "Об утверждении Порядка разработки планов обеспечения транспортной безопасности объектов транспортной инфраструктуры и транспортных средств" (Зарегистрировано в Минюсте РФ 24.03.2010 N 16708) МИНИСТЕРСТВО ТРАНСПОРТА […]
  • Требования к качеству коньяков Большой электронный сборник рецептур для предприятий общественного питания Бизнес-курсы и тренинги для рестораторов, обучение ресторанному бизнесу, 2018 год Бизнес-курс «Как открыть кафе или ресторан» Дата проведения: 5-9 февраля, 12-16 марта, 2-6 […]