Право на частную собственность в сша

6.4. Право собственности в США

Институт права собственности является одним из наиболее значи­мых и наиболее защищаемых в США правовых институтов. В 14-й поправке Конституции США установлено, что ни один штат не вправе «лишать кого-либо жизни, свободы или собственности без надлежа­щего судебного разбирательства».

«Собственность или право собственности можно определить как исключительное право владеть, пользоваться и распоряжаться веща­ми или правами, имеющими экономическую ценность». В США поня­тие собственности идентично понятию права собственности.

Классическое определение права собственности постоянно подвер­гается критике, и многие ученые пытаются дать свое определение пра­ву собственности. Вместе с тем классическая триада правомочий: вла­дение, пользование и распоряжение, раскрывающая понятие права собственности, остается главенствующей.

Под правом владения понимается практическая возможность обладания имуществом. Значение владения в праве собственности выра­жено в поговорке: «По закону владение составляет девять десятых». В период становления института собственности владение было равно­значно собственности. Право собственности как таковое служило для доказательства права владения имуществом. Право пользования представляет собой возможность эксплуатации имущества, извлечение из него полезных свойств. Право распоряжения – предоставленная лицу возможность по своему усмотрению принимать решения, которые бы определяли судьбу имущества (продавать, сдавать в аренду, уничто­жать и пр.).

Право собственности может относиться к материальной вещи, оно может относиться к правам, связанным и возникающим в связи с материальным объектом. Оно может, наконец, относиться к правам, имею­щим экономическую ценность, но не связанным с материальной вещью. Участок земли может быть в собственности. Аренда этой же земли также может быть объектом собственности (как право, связан­ное с материальным объектом).

По американскому законодательству, имущество делится на телесное, или «материальное» и бестелесное, или «идеальное». К материальному имуществу относится имущество овеществленное, эксплуа­тация которого связана с физическим господством над этим объектом.

Бестелесным «идеальным» имуществом являются права, имею­щие стоимость и денежную оценку. К такому имуществу американская доктрина относит то имущество, которое не имеет материального существования, такое как право на патент, право пользования чужой землей, оборотные документы. К «идеальному» имуществу следует отне­сти права на технические и нетехнические объекты промышленной собственности (изобретения, промышленные образцы, товарные зна­ки и фирменные наименования).

Имущество делится на движимое и недвижимое. «Земная кора и все вещи, накрепко с нею связанные, являются недвижимым имуществом, в то время как другие предметы и права, способные быть объектами права собственности, являются движимым имуществом. Иными сло­вами, недвижимости являются недвижимым имуществом, а движимо­сти – движимым имуществом».

Существуют различные виды права собственности на недвижи­мость в зависимости от объема правомочий, срока полномочий и субъектного состава собственников. Право собственности на недвижи­мость может быть безусловным, допускающим подчинение его усло­виям и пожизненное право собственности. Кроме того, существуют об­щая собственность и доверительная собственность.

Одним из наиболее своеобразных институтов англо-американского права является доверительная собственность, именуемая также фидуциарной, т. е. основанной на доверии собственностью (fiduciary ownership), или трастом (trust).

«Доверительная собственность на имущество имеет место, если кто­нибудь, обладая правом собственности на имущество согласно обще­му праву, несет согласно праву справедливости, в результате оказанного ему доверия или принятого им на себя обязательства, обязанность пользоваться имуществом в интересах другого лица».

Специфика института доверительной собственности состоит в том, что «происходит своеобразное расчленение права собственности: правомочия распоряжения, управления имуществом находятся в руках одного лица, а правомочия пользования выгодами, доходами от этого имущества принадлежат другому лицу».

Содержание этой формы собственности сводится к тому, что одно лицо, устанавливающее доверительную собственность, т.е. выступаю­щее как учредитель (settlor), передает другому лицу, именуемому доверительным собственником (trustee), имущество для управления в интересах обозначенного им одного или нескольких выгодоприобретателей, называемых бенефициарами (bеnеfiсiаrу).

При регулировании отношений доверительной собственности в ан­гло-американской системе права основную роль играет судебный прецедент, однако большое практическое значение также имеет Свод пра­вил о доверительной собственности. В некоторых штатах действует Единообразный закон о доверительной собственности. Кроме того, есть специальные законы, касающиеся от­дельных видов траста.

Для установления доверительной собственности не требуется соблюдение каких-либо формальностей. Необходимо лишь сделать заявление, что на определенное имущество устанавливается доверительная собственность в пользу определенных бенефициаров. Если доверительная собственность устанавливается на недвижимое имуще­ство, заявление должно быть сделано в письменной форме.

Доверительный собственник, получая имущество, несет перед бенефициаром обязанность по управлению им наилучшим возможным для него, доверительного собственника, образом и извлекать из имущества максимальные доходы, совместимые с заботливым управлением. Доверительный собственник обязан передавать бенефициару все выгоды и доходы, полученные от управления.

В том случае, если доверительный собственник нарушает свои обязанности и причиняет бенефициару ущерб, он обязан возместить его из своего собственного имущества.

Права и обязанности доверительного собственника. Первая основ­ная обязанность доверительного собственника – обязанность управ­лять имуществом, находящимся в доверительной собственности, в точном соответствии с указаниями учредительного акта в интересах выгодоприобретателя.

Во-вторых, доверительный собственник обязан проявлять необходимую меру заботливости. Что это означает, решает в каждом конкрет­ном случае суд.

Третья обязанность собственника – это обязанность обеспечивать сохранность имущества. Изначально траст вообще не предполагал какую-либо возможность распоряжения, т.е. практически права переда­вать имущество, находящееся в доверительной собственности, довери­тельный собственник не имеет. Он должен только его сохранять и заботиться о том, чтобы оно было.

Четвертая обязанность доверительного собственника (траста) ­это обязанность отчитываться перед выгодоприобретателем по всем делам, связанным с управлением имуществом. Соответственно, бене­фициар (выгодоприобретатель) имеет право требовать предоставле­ния отчетов.

Доверительный собственник, по общему правилу, исполняет свои обязанности лично, и в принципе недопустима передача его полномо­чий какому-либо другому лицу. Но если он все-таки в силу каких-то обстоятельств вынужден прибегнуть к помощи других лиц, то в этом случае он все равно отвечает за действия своего поверенного.

Следующая обязанность доверительного собственника – обязанность передавать бенефициару все доходы и все выгоды. Права оставлять какие-либо доходы себе у доверительного собственника нет. С точки зрения американского законодательства, действует обратное положение, где доверительный собственник имеет право на вознаграждение.

Прекращение доверительной собственности. Доверительная собственность прекращается, когда либо достигнуты цели, для которых доверительная собственность создавалась, либо по истечении срока, на который устанавливалась доверительная собственность, либо при наступлении обстоятельств, которые в силу учредительного акта прекращают существование доверительной собственности. Кроме того, доверительная собственность прекращается смертью бенефи­циара.

1. ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО США ОБ ОХРАНЕ ЛИЧНОСТИ, ЖИЛИЩА, ДОКУМЕНТОВ И ИМУЩЕСТВА ГРАЖДАН В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ

Общепризнанно, что английские поселенцы XVII века привезли с собой в США со своей родины многие правовые институты, в том числе те, на основе которых сформировалось уголовно-процессуальное право США1. До принятия Конституции 1787 года и «Билля о правах» 1791 года американцы отстаивали свои права и свободы прежде всего, апеллируя к законодательным актам и «общему праву» Англии, а также путем обращения к колониальным хартиям, в которых были нормы о гарантиях прав британских подданных. Преемственность английских правовых институтов вытекала из известных обстоятельств, связанных с образованием США.

Английская монархия со своими правовыми нормами оказалась несовместимой с теми новыми общественными порядками, которые хотела установить молодая американская буржуазия. Характерная черта антиколониального движения в Северной Америке — конституционное закрепление основных прав и свобод человека, связь понятий «свобода» и «собственность» и реализация принципа «мой дом — моя крепость»2. Испытав на себе тиранию и беззаконие английских судов, колонисты стремились прежде всего защитить личность от произвола.

Конституция США была призвана закрепить создание единого государства — Соединенных Штатов. Поэтому при ее разработке основное внимание было уделено формированию и полномочиям трех ветвей государственной власти — законодательной, исполнительной и судебной.

В Основном законе США — Конституции 1787 года — получили закрепление только отдельные буржуазно-демократические свободы — гарантия habeas corpus, запрещение принимать «билли об опале», и поэтому вряд ли можно говорить о том, что Конституция «признавала права граждан», которые были к тому времени провозглашены конституционными актами штатов.

Идея «Билля о правах» была заимствована американскими колонистами из правовой доктрины и практики Великобритании. Но в английской правовой доктрине традиционно считалось, что «билли о правах» должны гарантировать права народа от произвола только со стороны короля как единоличного правителя. В США концепция «Билля о правах» трактовалась значительно шире. В принятии «биллей» колонисты видели важные конституционные гарантии личных свобод, защиту от любого государственного органа. «Орган народа, — писал Т. Джефферсон, — так же, как личность, подвержен тирании, поэтому его действия должны постоянно находиться под контролем»3 .

Сразу после принятия Конституции возникло и быстро набрало силу движение за включение в Основной закон «Билля о правах». Ряд штатов, ратифицировав Основной закон, прямо поставили условие, что он должен быть дополнен поправками о правах и свободах граждан. Федералисты во имя спасения Конституции согласились выполнить требования сторонников принятия поправок о правах человека. В марте 1789 года начал работу первый конгресс США. Среди неотложных вопросов, поставленных на обсуждение конгресса, о «Билле о правах» даже не упоминалось, несмотря на обещание начать рассмотрение поправок к Конституции на первом же его заседании. Только через 2 месяца с начала работы конгресса депутат Мэдисон4 выступил с предложением внесения в конституцию «Билля о правах». Ему пришлось выдержать упорное сопротивление федералистов, доказывая им, что бесконечные отсрочки решения о поправках «могут вызвать подозрения и настроить народ против дальнейших действий конгресса»5 .

Антифедералисты поддержали Мэдисона. «Народ не успокоится до тех пор, — сказал делегат Уайт, — пока не будут приняты поправки, гарантирующие основные права и свободы 6. Мэдисон представил свой проект поправок, в котором содержались по существу те поправки, которые в последующем составили федеральный «Билль о правах». Предложенный им проект «Билля о правах» содержал ряд важных процессуальных прав личности: неприкосновенность жилища, гарантия «надлежащей правовой процедуры» (due process of law), запрещение произвольных арестов, обысков, чрезмерных залогов и штрафов, жестоких и необычных наказаний 7.

Первые 10 поправок к Конституции , составившие «Билль о правах», были ратифицированы необходимым числом штатов к 15 декабря 1791 года. С этого момента «Билль о правах» вступил в силу. Поправки IV, V, VI и VIII содержали гарантии неприкосновенности личности, которые нашли свое выражение и в установлении определенных уголовно-процессуальных норм.

Конституционное закрепление норм, направленных на устранение произвола исполнительной и судебной властей явилось, несомненно, одной из исторически-прогрессивных целей «Билля о правах». Американские политические лидеры, воспроизводя на новой основе заимствованные из английской правовой доктрины нормы и принципы уголовного судопроизводства, выражали ненависть к монархическому наследию. Закрепление этих отправных положений судебного разбирательства, в основе, которых лежали права личности, прямо отрицало деспотичное правосудие и главные положения инквизиционного судопроизводства. И именно поэтому и были записаны гарантии «надлежащей правовой процедуры»8, положение о запрещении необоснованных обысков и арестов, привилегия против самообвинения и др.

IV поправка «Билля о правах» гласит: «Право народа на гарантии неприкосновенности личности, жилища, документов и имущества от необоснованных обысков и арестов не должно нарушаться. Ни один ордер не должен выдаваться иначе, как при наличии достаточного основания, подтвержденного присягой или торжественным заявлением; при этом ордер должен содержать подробное описание места, подлежащего обыску, лиц или предметов, подлежащих аресту». Цель этой поправки -утвердить в новом государстве принцип неприкосновенности личности и жилища. Ее содержание, как и содержание иных поправок, касающихся процессуальных гарантий правосудия и прав личности, «была продуктом исторического опыта американцев, частнособственнических, индивидуалистических представлений о взаимоотношениях личности и государства»9.

Поправка IV должна была предотвратить возможные злоупотребления властью правительством, с которыми так часто приходилось сталкиваться самим колонистам и их предкам в монархической Великобритании.

Кроме того, эта поправка наряду с иными положениями Конституции была воплощением идеи о неприкосновенности частной собственности. Принцип недопустимости посягательства на собственность, выраженный, в частности, в запрете «нарушать владение» (trespass) без согласия владельца или без законного основания, является одним из догматов общего права. Идея всемерной правовой охраны частнособственнических интересов как основа поправки IV была развита Верховным судом США в ряде его принципиально важных решений.

Постепенно к середине 70-х годов нашего столетия в практике Верховного суда выработалась концепция, согласно которой поправка IV представляет конституционную охрану не только и даже не столько частной собственности (ее неприкосновенность гарантирует достаточное число других конституционных норм), сколько частную жизнь граждан, свободу человека от излишнего и неправомерного вмешательства государства в сферу его частной жизни. Последние объединяются в американской юриспруденции концепцией «прайвеси», в которой нашли адекватное отражение принципы индивидуализма, святости и незыблемости частной собственности, а также общедемократические идеалы охраны прав и свобод граждан от произвола властей. Первая попытка сформулировать суть понятия «прайвеси» была предпринята в 1890 году известными американскими юристами С. Уорреном и Л. Брандейсом, которые определяли его как «право быть оставленным в покое»10. Термин «прайвеси», прочно вошедший в политико-правовой лексикон США, не имеет адекватного эквивалента в русском языке. Этим термином в США обозначают все аспекты частной жизни, индивидуального бытия человека: интимный мир, сферу личных отношений, неприкосновенность частной переписки, записей, дневников, свободу высказываний и религиозных убеждений и т. п.11 .

Как видно, поправка IV состоит из двух частей. Первая часть в чисто декларативной форме провозглашает «право народа» на неприкосновенность личности, жилища, имущества, личных бумаг и документов; необоснованные аресты и обыски в нарушение этого права запрещаются. Вторая же часть поправки представляет собой попытку сформулировать практические гарантии данного конституционного права. Анализ поправки позволяет сделать вывод, что авторы «Билля о правах», естественно, допускали возможность «обоснованных», то есть правомерных, обысков и арестов. Обыск или арест правомерен, когда на его производство выдан ордер; в свою очередь, правомерность ордера ставится в зависимость от «достаточного основания», наличие которого необходимо для выдачи ордера и должно быть подтверждено присягой или торжественным заявлением; ордер на обыск правомерен также только в том случае, когда он содержит подробное описание места обыска, а ордер на арест гражданина или изъятие предметов, связанных с преступлением, — подробное описание лица, подлежащего аресту, или предметов, подлежащих изъятию.

Поправка не указывает, на ком лежит ответственность за выдачу ордеров, кто определяет «достаточность оснований» для выдачи ордера, кто исполняет ордер, насколько подробно должны составляться описания мест обыска, а также подлежащих аресту лиц или предметов, степень абсолютности устанавливаемых ею правил, могут ли быть из них исключения. Иначе говоря, поправка IV не установила твердых критериев обоснованности арестов и обысков. Конкретизация неопределенных формулировок была оставлена на усмотрение законодателя и судебной власти. Поэтому на протяжении всей истории США фактическое нормативное содержание предписаний поправки IV менялось постоянно, а реальное значение гарантий неприкосновенности личности и жилища во многом определялось задачами практической деятельности «исполнителей закона» — полиции, ведомств государственного обвинения, следственно-сыскных органов и иных правоприменяющих учереждений.

Конституция США определяет и ограничивает только власть и полномочия правительства (как федерального, так и правительства штатов), за исключением одного случая. Только XIII поправка может трактоваться так, чтобы быть применимой к частным лицам. Эта поправка, принятая после Гражданской войны, запрещает рабство и недобровольное/ подневольное услужение. Таким образом, жалоба в суд о том, что чьи-то конституционные права были нарушены частным лицом, невозможна. Это ограничение имеет очень важное значение для конституционного уголовного процесса. Вопреки конституционным положениям, запрещающим проводить необоснованные аресты (задержания) или обыски (изъятия), IV поправка к Конституции США не обеспечивает никакой защиты в тех случаях, когда частные граждане по своей собственной инициативе и без какой-либо поддержки или одобрения со стороны государственных служащих ворвались в чужое жилье или арестовали кого-либо и, собрав доказательства, предоставили их полиции12 .

Ведущую роль в формировании свода процессуальных норм, регламентирующих порядок производства арестов и обысков, играет Верховный суд США: правила, устанавливаемые им по делам, связанным с толкованием поправки IV, включаются в систему гарантий, характеризующих «надлежащую правовую процедуру», и распространяются в качестве общеобязательных на деятельность органов уголовной юстиции в штатах. Как замечает профессор Дж. Пелтасон, В сфере толкования поправки IV «Верховный суд всегда испытывал трудности в определении того, что имеет в виду Конституция»13 .

Согласно законодательству и судебной практике был определен следующий порядок выдачи ордера.

При наличии «достаточных оснований» для привлечения лица к уголовной ответственности сотрудник полиции или иного органа расследования составляет заявление о выдаче ордера на арест лица или на обыск занимаемых им помещений14 . Его заявление под присягой представляется судье-магистрату15, который должен проверить «достаточность оснований» и после этого утвердить и выдать ордер или отказать в его выдаче. В Федеральных правилах уголовного судопроизводства в окружных судах США указывается: «Если из жалобы или аффидевита. следует, что существует достаточное основание полагать, что было совершено правонарушение или что его совершил обвиняемый, ордер на арест обвиняемого выдается любому должностному лицу, уполномоченному законом исполнить его»16. Утвержденный ордер исполняется сотрудниками полиции. Издание ордера на арест или обыск является процессуальным актом, формально означающим возбуждение уголовного преследования.

Читайте так же:  Объявления договор ренты

В теории американского уголовного процесса предполагается, что утверждение ордера судьей — нейтральным и беспристрастным магистратом ( судья, сам суд низшего звена судебной системы США) — должно обеспечить надзор судебной власти за соблюдением конституционного требования достаточности оснований при возбуждении уголовного дела, за законностью и обоснованностью обысков и арестов. Предполагается также, что «представитель судебной власти оценивает обоснованность обысков и арестов объективно, нейтрально и непредвзято, что не всегда может быть сделано полицией или органами обвинения в силу обвинительной природы их функций»17.

Суды четко определили свою позицию в вопросе о том, кому принадлежит власть выдавать ордера. В ряде своих решений Верховный суд США последовательно подтвердил, что эта власть — прерогатива магистрата. В тех штатах, где законодательство допускало издание ордеров обвинителями, такая практика Верховным судом объявлялась противоречащей Конституции.

Однако на практике реальная схема процедуры издания ордера выглядит иначе — не решение представителя судебной власти имеет контролирующее значение для полиции и обвинения, а решение полиции и обвинителя предопределяет санкцию магистрата. Ордер, выданный «нейтральным и беспристрастным» магистратом, чаще всего выступает лишь документальным (и автоматическим) подтверждением решения обвинителя привлечь подозреваемого к уголовной ответственности18. На федеральном уровне утверждение обвинителем заявлений на выдачу ордера является прочно укоренившейся практикой. В некоторых штатах предварительное утверждение ордера обвинителем требуется законом.

Исследования, проведенные американским юристом, профессором Ф. Миллером в штатах Мичиган, Канзас и Висконсин, выявили, что «фактически не существует судебной проверки наличия достаточных оснований для выдачи ордеров на арест. И это истинно так, несмотря на разнообразие формальных схем размещения этой функции. В каждом из трех штатов решение, выдавать ли ордер, принимается службой атторнея-обвинителя»CAPut!’ . Многие магистраты не имеют квалифицированной юридической подготовки и полагаются на «юридически обоснованные» суждения обвинителей, профессиональный опыт сотрудников полиции и органов расследования, ибо, в отличие от аналогичного института магистратских судей в Англии, их непосредственные помощники — клерки не имеют специальной юридической подготовки20. Влияние вышеуказанных должностных лиц и органов на магистраты в вопросе о выдаче ордера на арест обусловлено и самой неопределенностью конституционного требования «достаточного основания». Времена меняются, и в последние годы считается искажающим реальную картину утверждение о том, что ордера на обыск и арест часто даются магистратами, не имеющими профессиональной подготовки21 .

Критерии достаточности оснований для выдачи ордера на обыск или арест в американском праве не получили конкретного и детального описания. Верховный суд США считает, например, что при оценке достаточности оснований следует исходить из «вероятностей», которые не имеют «технико-юридической природы, «это: «фактические и практические соображения повседневной жизни, которыми руководствуется в своих действиях разумный и здравомыслящий человек, а не специалист по узкоюридическим вопросам». Достаточные основания появляются тогда, когда «факты и обстоятельства, которые известны сотруднику полиции или о которых он имеет разумно надежную информацию, достаточны сами по себе, чтобы у разумно осторожного человека появилось убеждение», что совершено преступление22 .

Судебная практика США показывает, что «достаточным основанием для выдачи ордера на арест или обыск чаще всего бывают различного рода непроверенные данные оперативной работы полиции, в частности, информация, поступившая от полицейского осведомителя. Имя осведомителя в заявлении на выдачу ордера обычно не раскрывается: достаточно бывает утверждения сотрудника полиции о том, что осведомитель — человек надежный и в прошлом, якобы, сообщал достоверную информацию»23 .

Достаточным основанием может служить и так называемое «доказательство по слуху», то есть любого рода информация, сообщенная не из первоисточника, а опосредованно, через другое лицо. Согласно федеральным правилам уголовного судопроизводства, указанным выше, «установление достаточного основания может исходить из доказательства по слуху полностью или частично»24 .

Неопределенность оснований для выдачи ордера на арест или обыск, сводящихся преимущественно к непроверенной информации оперативного характера, представляет широкие возможности для злоупотребления полицейскими своей властью при реализации мер правового принуждения. Как подчеркивает российский ученый В. М. Николайчик, в американском уголовном процессе складывается положение, при котором полицейский в обоснование ареста или обыска, ссылающийся на анонимного осведомителя, «оказывается в конечном счете единственным судьей в решении вопроса о том, имеется ли достаточное основание для производства ареста или обыска. Несмотря на то, что . практика выдачи ордеров создает возможности для злоупотреблений, она не меняется. «25 .

На первый взгляд, абсолютные требования поправки IV о необходимости ордера для производства ареста или обыска имеют исключения, легализуемые законом и судебной практикой и объясняемые практическими потребностями борьбы С преступностью. По общему правилу, закрепленному общим правом, законодательством штатов и федеральными законами, любой сотрудник правоприменяющего органа вправе Произвести арест лица без ордера, когда преступление совершается в присутствии такого сотрудника или когда у сотрудника имеется обоснованное подозрение, что преступление совершило данное лицо. Так, согласно (§, § 3052, 3056 раздела 18 Свода законов США), сотрудники ФБР или секретной службы уполномочены «производить аресты без ордера за любое преступление против США (т.е. преследуемое по федеральным законам), совершаемое в их присутствии, либо за любую фелонию26, предусмотренную законами США, если у них есть разумные основания полагать, что лицо, подлежащее аресту, совершило или совершает таковую фелонию».

«Правомерный» арест лица — на основании ордера или без него — дает возможность полиции провести личный обыск подозреваемого, а также обыск вещей, находящихся вблизи, «под его непосредственным контролем». Конечно, тщательный обыск лица, арестованного при наличии «достаточного основания», бывает необходим в интересах безопасности самого полицейского. Но такими обысками чаще пользуются с превышением границ необходимого, злоупотребляя им и унижая людей. Ряд решений Верховного суда подтверждает также право полиции без ордера обыскивать помещения, в которых производится «правомерный» арест лица. Как подчеркивает российский ученый В. А. Власихин, это правило, естественно, противоречит норме поправки IV о производстве обыска только на основании ордера, но объясняется необходимостью изъять предметы, возможно имеющие доказательственное значение (оружие, наркотики и т. д.)27 .

В различных комбинациях — арест без ордера, но на основе «правомерного» обыска, в том числе и производимого без ордера, обыск без ордера, но на основе «правомерного» ареста, в том числе и производимого без ордера, — аресты и обыски могут производиться полицией без ордеров, в обход требований поправки IV, хотя и «легально», на основе разнообразных норм, установленных законом или выработанных судебной властью.

Поправка IV устанавливает четкое требование, чтобы в ордерах на обыски или аресты содержалось указание на конкретное лицо, подлежащее аресту, или подробное описание места обыска, либо подлежащих изъятию предметов. Однако эта конституционная норма несколько исказилась сквозь призму закона, судебных решений и полицейской практики. Так, согласно федеральным правилам уголовного судопроизводства, ордер на арест обвиняемого, если его имя неизвестно, может содержать «любое имя или описание, посредством которого он может быть идентифицирован с разумной достоверностью»28 . Такого рода по существу бланкетный ордер позволяет сотрудникам правоприменяющих органов злоупотреблять своим правом на арест, а сопоставление бланкетного ордера с предписаниями поправки IV дает основания для вывода о том, что его наличие, как отмечает В. А. Ковалев, «тождественно отсутствию какого-либо ордера вообще»29 .

Идея «общих ордеров» и «общих обысков»30, неприятием которой были движимы авторы «Билля о правах» при составлении поправки IV, в современном американском обществе зачастую проступает в предписаниях статутов и повседневной практике полицейских органов.

Наиболее ощутимо идея «общего обыска» проявляется в практике прослушивания и электронного наблюдения с целью перехвата и фиксации разговоров граждан. Авторы «Билля о правах» не могли себе вообразить, что формулируемые ими гарантии законности и обоснованности обысков и изъятий станут предметом споров ученых-юристов, практических деятелей полиции и политологов по поводу Конституционности подслушивания и электронного наблюдения. Подслушивание стало грозным орудием вторжения государства в то самое «прайвеси», конституционное право на которое столь тщательно обосновывалось на протяжении многих лет адвокатами, судьями, университетской профессурой. Юристы стали утверждать, что подслушивание должно быть в конституционном смысле приравнено к проведению обыска и изъятия, и на него должны быть распространены условия, предписанные поправкой IV, так как по своей сути оно мало чем отличается от обыска с целью изъятия доказательств преступления. Противники подслушивания утверждают, что оно неконституционно по своей природе, так как представляет собой, по сути, «общий обыск», поскольку при подслушивании практически невозможно предсказать, какая часть разговора или какой разговор может стать доказательством обвинения. Поэтому даже если принять подслушивание за «обыск» по смыслу поправки IV, то в ордер на такой «обыск» просто невозможно включить «подробное описание» предмета, подлежащего изъятию, поскольку подслушивание ведется «вслепую», пока не будет зафиксирован интересующий разговор. Как пишет Р. Кларк, бывший генеральный атторней США, подслушивание «улавливает все, что происходит в мире звуков, не будучи, однако, в состоянии отличить рыбу от мяса. «31. Именно поэтому противники подслушивания считают его грозным орудием вторжения в конституционно охраняемое «прайвеси».

Сторонники же прослушивания указывают на его эффективность в деле борьбы с преступностью вообще, а в особенности с такой ее разновидностью, как организованная преступность.

При оценке правовой регламентации подслушивания необходимо иметь в виду не столько строгость этой регламентации (а практика показывает, что сотруднику правоприменяющего ведомства не так уж трудно убедить судью в наличии «достаточного основания» для установки подслушивающих устройств), сколько сам факт узаконения подслушивания и признания его вполне конституционным методом сбора доказательств. «Общий обыск», который авторы «Билля о правах» пытались исключить из правоприменительной деятельности, дабы оградить человека от произвола властей, институционализировался в современной конституционной практике США посредством достижений электронной техники.

Поправка IV оказала значительное влияние на развитие законодательства и судебной практики об охране личных и имущественных прав граждан в уголовном процессе США. Ее влияние прослеживается на таких уровнях, как федеральное законодательство, законодательство штатов, судебная практика.

Положения поправки IV по своему смыслу перекликаются с содержанием важнейших положений международных актов, в которых декларируются общечеловеческие ценности и принципы уважения прав и свобод человека. К таким международно-правовым актам относятся прежде всего такие документы ООН, как Всеобщая декларация прав человека 1948 г.; Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г.; Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме 1988г. и другие.

Всеобщая декларация прав человека в ст. 12 фиксирует недопустимость произвольного вмешательства государства, других граждан в личную и семейную жизнь гражданина или посягательство на неприкосновенность его жилища. «Каждый человек имеет право на защиту закона от такого вмешательства или таких посягательств»32 .

Международный пакт о гражданских и политических правах в статье 9 устанавливает право человека на свободу и личную неприкосновенность. В этой статье подчеркивается недопустимость произвольного ареста или содержания под стражей. Лишение свободы допускается только на основаниях, предусмотренных законом. В случае ареста или задержания по уголовному обвинению лицо в срочном порядке должно быть доставлено к судье или другому должностному лицу, которому принадлежит по закону право осуществлять судебную власть. «Каждому, кто лишен свободы вследствие ареста или содержится под стражей, принадлежит право на разбирательство его дела в суде, чтобы этот суд мог безотлагательно вынести постановление относительно законности его задержания и распорядиться о его освобождении, если задержание незаконно»33 . В ст. 17 содержатся положения, запрещающие произвольное или незаконное вмешательство в личную или семейную жизнь гражданина, неприкосновенность жилища и тайну корреспонденции.

В «Своде принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме» разъясняется, что слово «арест» означает акт задержания лица по подозрению в совершении какого-либо правонарушения или по решению какого-либо органа; слова «задержанное лицо» означают любое лицо, лишенное личной свободы не в результате осуждения за совершение какого-либо правонарушения. Принцип 11 Свода гласит, что лицо не может находиться в задержании без предоставления эффективной возможности быть в срочном порядке заслушанным судом или иным органом. Суд или иной орган должен иметь полномочия для рассмотрения, в случае необходимости, основания для продолжения задержания34 .

Смысл фундаментальных положений, содержащихся в поправке IV к Конституции США, так или иначе воспринят и в других международных актах по правам человека. Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 года в ст. 5 устанавливает право человека на свободу и личную неприкосновенность, лишение свободы допускается только в соответствии с процедурой, установленной законом. Арестованный обязательно должен знать причины ареста и предъявленное ему обвинение и в срочном порядке должен быть доставленным в суд для разбирательства его дела. В ст. 8 указывается на обязательность уважения личной и семейной жизни человека, его жилища и тайны корреспонденции. Только за редким исключением (когда это предусмотрено законом) и только в интересах государственной или общественной безопасности может быть допущено в демократическом обществе подобное вмешательство.

Влияние поправки IV прослеживается во многих положениях федерального уголовно-процессуального права, в том числе связанных с производством ареста и обыска. Среди них раздел 18 «Преступления и уголовный процесс», раздел 28 «Судоустройство и судебная процедура» Свода законов США (в редакции 1948 г. с последующими изменениями и дополнениями), Федеральные правила уголовного процесса в окружных судах США (1946 г. с последующими изменениями и дополнениями) и ряд других законодательных актов федерального уровня, которые будут далее рассмотрены в работе.

На уровне штатов влияние поправки IV Конституции США прослеживается в аналогичных нормах конституций штатов, в соответствующих УПК штатов, например, правовые нормы, касающиеся ареста и обыска в УПК штатов Нью-Йорк и Калифорния, которые будут рассмотрены далее.

Принципиальное значение для правильного понимания всеми американскими судами (федеральными и штатов) имеет судебная практика Верховного суда США, создающего прецеденты, в которых формулируются основные положения, касающиеся охраны личности, жилища, документов и имущества граждан, производства ареста и обыска. Например, в решении по делу Эскобедо (1964 г.) закреплено право любого лица иметь защитника после ареста; в решении по делу Мэпп (1961 г.) установлен запрет на использование в судебном процессе доказательств, полученных в ходе незаконного обыска; и, наконец, особо известно решение по Делу Миранды (1966 г.), в котором сформулирована новая судейская доктрина, затрагивающая правовой статус арестованного. Ее соблюдение является обязательным не только Для федеральных судов но и для судов штатов.

Право частной собственности в сша

6.4. Право собственности в США

Институт права собственности является одним из наиболее значи­мых и наиболее защищаемых в США правовых институтов. В 14-й поправке Конституции США установлено, что ни один штат не вправе «лишать кого-либо жизни, свободы или собственности без надлежа­щего судебного разбирательства».

«Собственность или право собственности можно определить как исключительное право владеть, пользоваться и распоряжаться веща­ми или правами, имеющими экономическую ценность». В США поня­тие собственности идентично понятию права собственности.

Классическое определение права собственности постоянно подвер­гается критике, и многие ученые пытаются дать свое определение пра­ву собственности. Вместе с тем классическая триада правомочий: вла­дение, пользование и распоряжение, раскрывающая понятие права собственности, остается главенствующей.

Под правом владения понимается практическая возможность обладания имуществом. Значение владения в праве собственности выра­жено в поговорке: «По закону владение составляет девять десятых». В период становления института собственности владение было равно­значно собственности. Право собственности как таковое служило для доказательства права владения имуществом. Право пользования представляет собой возможность эксплуатации имущества, извлечение из него полезных свойств. Право распоряжения – предоставленная лицу возможность по своему усмотрению принимать решения, которые бы определяли судьбу имущества (продавать, сдавать в аренду, уничто­жать и пр.).

Право собственности может относиться к материальной вещи, оно может относиться к правам, связанным и возникающим в связи с материальным объектом. Оно может, наконец, относиться к правам, имею­щим экономическую ценность, но не связанным с материальной вещью. Участок земли может быть в собственности. Аренда этой же земли также может быть объектом собственности (как право, связан­ное с материальным объектом).

По американскому законодательству, имущество делится на телесное, или «материальное» и бестелесное, или «идеальное». К материальному имуществу относится имущество овеществленное, эксплуа­тация которого связана с физическим господством над этим объектом.

Бестелесным «идеальным» имуществом являются права, имею­щие стоимость и денежную оценку. К такому имуществу американская доктрина относит то имущество, которое не имеет материального существования, такое как право на патент, право пользования чужой землей, оборотные документы. К «идеальному» имуществу следует отне­сти права на технические и нетехнические объекты промышленной собственности (изобретения, промышленные образцы, товарные зна­ки и фирменные наименования).

Имущество делится на движимое и недвижимое. «Земная кора и все вещи, накрепко с нею связанные, являются недвижимым имуществом, в то время как другие предметы и права, способные быть объектами права собственности, являются движимым имуществом. Иными сло­вами, недвижимости являются недвижимым имуществом, а движимо­сти – движимым имуществом».

Читайте так же:  Статья про гражданство рф

Существуют различные виды права собственности на недвижи­мость в зависимости от объема правомочий, срока полномочий и субъектного состава собственников. Право собственности на недвижи­мость может быть безусловным, допускающим подчинение его усло­виям и пожизненное право собственности. Кроме того, существуют об­щая собственность и доверительная собственность.

Одним из наиболее своеобразных институтов англо-американского права является доверительная собственность, именуемая также фидуциарной, т. е. основанной на доверии собственностью (fiduciary ownership), или трастом (trust).

«Доверительная собственность на имущество имеет место, если кто­нибудь, обладая правом собственности на имущество согласно обще­му праву, несет согласно праву справедливости, в результате оказанного ему доверия или принятого им на себя обязательства, обязанность пользоваться имуществом в интересах другого лица».

Специфика института доверительной собственности состоит в том, что «происходит своеобразное расчленение права собственности: правомочия распоряжения, управления имуществом находятся в руках одного лица, а правомочия пользования выгодами, доходами от этого имущества принадлежат другому лицу».

Содержание этой формы собственности сводится к тому, что одно лицо, устанавливающее доверительную собственность, т.е. выступаю­щее как учредитель (settlor), передает другому лицу, именуемому доверительным собственником (trustee), имущество для управления в интересах обозначенного им одного или нескольких выгодоприобретателей, называемых бенефициарами (bеnеfiсiаrу).

При регулировании отношений доверительной собственности в ан­гло-американской системе права основную роль играет судебный прецедент, однако большое практическое значение также имеет Свод пра­вил о доверительной собственности. В некоторых штатах действует Единообразный закон о доверительной собственности. Кроме того, есть специальные законы, касающиеся от­дельных видов траста.

Для установления доверительной собственности не требуется соблюдение каких-либо формальностей. Необходимо лишь сделать заявление, что на определенное имущество устанавливается доверительная собственность в пользу определенных бенефициаров. Если доверительная собственность устанавливается на недвижимое имуще­ство, заявление должно быть сделано в письменной форме.

Доверительный собственник, получая имущество, несет перед бенефициаром обязанность по управлению им наилучшим возможным для него, доверительного собственника, образом и извлекать из имущества максимальные доходы, совместимые с заботливым управлением. Доверительный собственник обязан передавать бенефициару все выгоды и доходы, полученные от управления.

В том случае, если доверительный собственник нарушает свои обязанности и причиняет бенефициару ущерб, он обязан возместить его из своего собственного имущества.

Права и обязанности доверительного собственника. Первая основ­ная обязанность доверительного собственника – обязанность управ­лять имуществом, находящимся в доверительной собственности, в точном соответствии с указаниями учредительного акта в интересах выгодоприобретателя.

Во-вторых, доверительный собственник обязан проявлять необходимую меру заботливости. Что это означает, решает в каждом конкрет­ном случае суд.

Третья обязанность собственника – это обязанность обеспечивать сохранность имущества. Изначально траст вообще не предполагал какую-либо возможность распоряжения, т.е. практически права переда­вать имущество, находящееся в доверительной собственности, довери­тельный собственник не имеет. Он должен только его сохранять и заботиться о том, чтобы оно было.

Четвертая обязанность доверительного собственника (траста) ­это обязанность отчитываться перед выгодоприобретателем по всем делам, связанным с управлением имуществом. Соответственно, бене­фициар (выгодоприобретатель) имеет право требовать предоставле­ния отчетов.

Доверительный собственник, по общему правилу, исполняет свои обязанности лично, и в принципе недопустима передача его полномо­чий какому-либо другому лицу. Но если он все-таки в силу каких-то обстоятельств вынужден прибегнуть к помощи других лиц, то в этом случае он все равно отвечает за действия своего поверенного.

Следующая обязанность доверительного собственника – обязанность передавать бенефициару все доходы и все выгоды. Права оставлять какие-либо доходы себе у доверительного собственника нет. С точки зрения американского законодательства, действует обратное положение, где доверительный собственник имеет право на вознаграждение.

Прекращение доверительной собственности. Доверительная собственность прекращается, когда либо достигнуты цели, для которых доверительная собственность создавалась, либо по истечении срока, на который устанавливалась доверительная собственность, либо при наступлении обстоятельств, которые в силу учредительного акта прекращают существование доверительной собственности. Кроме того, доверительная собственность прекращается смертью бенефи­циара.

5. Экономические, социальные и культурные права, свободы и обязанности

Эта группа прав и свобод получила в Конституции США значительно более скромное отражение, чем гражданские и политические права и свободы. Фактически только одно из них — право частной собственности — имеет конституцион­ное оформление в виде запрета ее изъятия без законного су­дебного разбирательства, а для общественно полезных це­лей — также без справедливого вознаграждения (поправки V, XIV). Конституция, следовательно, допускает лишь два осно­вания принудительного прекращения права собственности: в качестве санкции за совершение правонарушения и для обще­ственных нужд (с соблюдением упомянутых условий). Такое понимание права собственности в принципе сохраняется и сегодня. Правда, расширительное толкование конституцион­ного положения о возможности изъятия собственности для общественно полезных целей позволило доктрине и судебной практике постепенно отказаться от признания абсолютного характера права частной собственности. Так, в 50—60-е гг. XX в. Верховный суд признал возможным в рамках государ­ственного регулирования экономики ограничение монополи­зации.

Прочие права данной группы Конституцией США не про­возглашаются. Следовательно, они не относятся к числу «фун­даментальных» и конституционно охраняемых на федеральном уровне. Такой подход подтвержден целым рядом решений Вер­ховного суда США. Так, в 1972 г . он определил, что потреб­ность в нормальном жилье не является «фундаментальным интересом», а в 1973 г . указал, что право на образование ни прямо, ни косвенно не вытекает из Конституции*. Указанные права трактуются судами, доктриной и законодательством крайне ограничительно — лишь как недопустимость дискри­минации в соответствующих сферах.

* См.: Мишин А. А., Власихин В. А. Указ. соч. С. 295.

Тем не менее некоторые экономические, социальные и культурные права получают законодательную регламентацию на федеральном уровне. Так, трудовое законодательство США начало развиваться в 70-е гг. XIX в. в ходе острых кон­фликтов между предпринимателями и профсоюзами. Основы же современного его состояния были заложены в период про­ведения «Нового курса» Президента Франклина Рузвельта. Принятый в 1932 г . закон Норриса—Ла Гардия впервые в исто­рии США предоставил рабочим право на заключение коллек­тивных договоров с предпринимателями. Акт о национальных трудовых отношениях (закон Вагнера) 1935 г . гарантировал на­емным работникам права на свободное образование профсою­зов, вступление и пребывание в них. Работодателям запреща­лось принуждать работников к членству в профсоюзе и, наобо­рот, навязывать контракты, обязывающие их не вступать в профсоюзы. Судам было запрещено применять репрессии за принадлежность к профсоюзам и участие в забастовках. Акт также впервые разрешал забастовки, бойкоты, пикеты.

Акт о справедливых условиях труда 1938 г . впервые ус­тановил 8-часовой рабочий день, а также право работников на ежегодный оплачиваемый отпуск, определил минимальный размер оплаты труда. Принятые после Второй мировой вой­ны акты о трудовых отношениях (Тафта—Хартли 1947 г . и Лэндрама—Гриффина 1959 г .), которые и ныне регулируют трудовые отношения американцев, несколько ограничили их права в сфере трудовых конфликтов. Запрещены так называ­емых незаконные стачки, к числу которых относятся забастов­ки солидарности, забастовки государственных служащих и работников государственных предприятий, «дикие», т. е. несанк­ционированные профсоюзами, а также забастовки, «опасные для общества». Кроме того, профсоюзы обязаны за 60 дней до начала забастовки предупредить об этом работодателя и феде­ральную службу по посредничеству и примирению, в против­ном случае забастовка также считается незаконной. Признать забастовку незаконной вправе только суд. Проведение таких забастовок может повлечь роспуск профсоюза, наложение на него крупного штрафа, уголовную ответственность руководи­телей. Если начатая забастовка подвергает опасности «нацио­нальное благосостояние и безопасность», Президент США вправе инициировать ее приостановление на 80 дней («период охлаждения») путем обращения через генерального аттор­нея в суд за изданием запретительного приказа (injunction). В течение 80 дней ведутся переговоры по примирению сторон, после чего забастовка может возобновиться.

В период проведения «Нового курса» были также впервые законодательно зафиксированы права, связанные с социальным обеспечением. Наиболее важным в системе источников, их зак­репляющих, стал Акт о социальном обеспечении 1935 г . — пер­вый в истории США общефедеральный акт, установивший пра­во на пенсии по возрасту. Это право приобрели граждане США, достигшие 65 лет, удовлетворяющие определенному цензу оседлости. С 1991 г . для этого стало необходимым наличие тру­дового стажа не менее 35 лет. Если стаж меньше, размер пен­сии тоже сокращается в прямой пропорциональной зависимос­ти. Поправка, внесенная в Акт 1935 г . в 1983 г ., предусматривает повышение с 2000 г . пенсионного возраста до 67 лет.

Акт о социальном обеспечении 1935 г . учредил также по­собия по безработице. Внесенные в него в 1939 и 1956 гг. по­правки установили пособия по случаю потери кормильца, а также по инвалидности, не связанной с производственной травмой (пособия по нетрудоспособности, явившейся следстви­ем производственной травмы, устанавливаются законодатель­ством штатов). Все указанные выплаты осуществляются за счет страховых взносов работников и предприятий. Следует обратить внимание на то, что до сих пор в США не существу­ет системы страхования, а следовательно, и соответствующих выплат на случаи болезни, а также беременности и родов.

Интересно, что, производя иные выплаты (пособия мало­обеспеченным гражданам общего и целевого характера, осу­ществляемые не за счет страхования, а за счет бюджета), государство не признает за соответствующими гражданами права на получение указанных денежных сумм, а рассматри­вает их выплату как благотворительную деятельность государ­ства — Вэлфэр (welfare — благотворительность).

Важные гарантии права на здоровую окружающую среду содержит Акт об улучшении качества окружающей среды 1970 г ., учредивший федеральное агентство по охране окружа­ющей среды, на которое возложен контроль за состоянием вод, воздуха, недопущением вредных шумов, ликвидацией отходов и т. д. Агентство имеет право издавать подзаконные акты ре­гулирующего характера, устанавливающие стандарты качества воды и воздуха, правила, касающиеся промышленных отходов, сточных вод и т. д., а также инициировать уголовное преследование нарушителей установленных правил. На обеспечение рассматриваемого права направлен также Акт о политике в области ликвидации отходов ядерного производства 1982 г .

Заметным направлением развития социального законода­тельства в последние десятилетия стало также принятие ак­тов, гарантирующих права потребителей. В целях борьбы с «обманом потребителей» (ложная реклама, фальсификация мар­кировки продукции, требования оплаты неоказанных услуг и т.д.) ныне принято большое число правовых актов на уровне федерации и в штатах. Создана национальная администрация по вопросам продовольствия и лекарств (независимое ведомство), которая издает перечни стандартных требований, предъявляе­мых к качеству соответствующих продуктов, и обладает конт­рольными функциями. За обман потребителей установлены меры гражданско-правовой и уголовной ответственности.

Экономические, социальные и культурные права получи­ли более обстоятельную, чем на федеральном уровне, регла­ментацию в законодательстве штатов. Однако в ранг консти­туционных прав они и штатами возведены лишь фрагментарно. Ни в одной конституции штатов нет комплексной регламента­ции всей совокупности важнейших прав этой группы. В консти­туциях Флориды, Гавайев, Луизианы, а также свободно при­соединившегося государства (см. ниже — § б) Пуэрто-Рико записаны лишь права на организацию профсоюзов и заключе­ние коллективных договоров. Права на 8-часовой рабочий день, на заработную плату без дискриминации и не ниже минималь­ной, на образование и получение профессии провозглашены конституциями Иллинойса, Монтаны, Виргинии и Пуэрто-Рико. Конституции Аляски, Гавайев, Мичигана и Техаса гаран­тируют право на охрану здоровья. А в конституциях Иллиной­са, Монтаны и Пенсильвании декларировано право на здоро­вую окружающую среду.

Горное законодательство в США

Горное законодательство в США, используя принципы англосаксонского права, развивалось достаточно самостоятельно. Действовал единый принцип: собственник земли являлся и собственником недр. Отсюда на частных землях собственником недр и ресурсов недр являлся землевладелец, на государственных, федеральных — государство.

В соответствии с американской интерпретацией англосаксонская доктрина права собственности на природные ресурсы предусматривала возможность предоставления землевладельцу право собственности на землю и все, что с ней непосредственно связано, т.е. на все, что находится над и под ней «от неба до ада». Она действовала в США со времен первых поселенцев. Однако уже в начале XX века в США были приняты законы (Coal Lands Act of 1909, Agricultural Entry Act of 1914, Stock-Raising Homestead Act of 1916), устанавливающие, a точнее, сохранявшие право собственности на недра (ресурсы недр) за правительством при передаче федеральных земель в частную собственность на основе предоставления заявителю так называемого земельного патента.

Это же положение было повторено в Законе США 1976 г. «О Федеральной политике по управлению землями». Этот закон регулирует права владения и пользования и распоряжения федеральными земельными участками. Его целью является обеспечение рационального использования как самих земельных участков, так и соответствующих участков недр, содержащих полезные ископаемые. В соответствии с этим законом собственник земли получил право на приобретение так называемого полного земельного патента, объединяющего права как на поверхность, так и на недра земли. При этом потенциальный недропользователь обязан был выполнить определенный комплекс геологоразведочных работ, с тем, чтобы можно было достаточно обоснованно установить ценность участка недр и размер платежей за пользование недрами [145].

Суды различных штатов по-разному подходили к вопросу о собственности на полезные ископаемые, находящиеся в недрах. В данной области сформировались две школы: собственности и несобственности. В теории собственности, в свою очередь, выделялось два подхода: абсолютной собственности и квалифицированной собственности.

Законодательство штатов Техас, Пенсильвания и Арканзас представляет собой пример первого подхода, который следует доктрине «си jus est solum, е jus est usque ad colum et ad inferos» (землевладелец владеет всем от неба до ада над и под границами своей земли). Данная теория в применении к собственности на сырую нефть, находящуюся в недрах, была затем модифицирована посредством введения «права завладения». Теория квалифицированной собственности, разработанная в штатах Калифорния, Оклахома, Луизиана и Индиана, характеризует право по отношению к нефти скорее как «profit a prendre» (с французского — означает право занять землю и взять часть ее или то, что она производит). Различие между этими двумя теориями очевидно: в соответствии с первой теорией вся нефть является собственностью землевладельца до тех пор, пока он не будет лишен ее в результате задействования «права завладения». Согласно второй теории, землевладелец наделен правом собственности, но возникает она только тогда, когда она сведена к обладанию посредством «завладения».

Существует также теория, в соответствии с которой полезные ископаемые не являются ничьей собственностью до тех пор, пока, как в случае поимки дикого животного, они не будут добыты. В настоящее время США остаются единственной западной страной, где практикуется такой уникальный подход к вопросам собственности. Во многих государствах, например в Великобритании, действует «вотчинная» (доменальная) система, когда государство заявляет свои суверенные права на полезные ископаемые, находящиеся в недрах, а землевладельцы получают прибыль, дав разрешение на использование своей земли для добычи. В некоторых случаях корни этой системы уходят в эпоху феодализма. Современные государства обеспечивают ее действие обычно конституционным законодательством.

5. Собственность и вещные права

Система вещных прав в США в основном повторяет английский образец. Все имущественные (вещные) права приравниваются к праву собственности и считаются лишь его разновидностями. Среди них различаются: право собственности, понимаемое так же как в праве стран континентальной Европы, имущественные права по типу прав на чужие вещи в романо германской системе частного права (залог, сервитуты и др.), доверительная собственность (так называемый траст).

Объектами таких прав в США является «вещественное» (материальное) и «бестелесное имущество» (объекты исключительных прав в романо германской системе). Термины «движимое» и «недвижимое» имущество применяются судами в США для отношений, регулируемых международным частным правом (т.е. с участием иностранного элемента). Внутри страны такого деления имущества не проводится. В большинстве штатов признается имущество реальное, для защиты которого может быть заявлен иск о восстановлении владения (так называемый реальный иск) и персональное – обеспечиваемое иском о получении денежной компенсации (так называемый персональный иск).

К реальному имуществу (недвижимости) относится право на земельные участки и объекты, существенно связанные с ними и не отделенные от него (здания, сооружения, урожай на корню и т.п.), недра под участками и воздушное пространство до «разумной высоты» над участками. Вещные права в отношении недвижимости могут давать возможность владения ей или не предоставлять такой возможности (к примеру, право прохода или проезда через земельный участок). Права на недвижимость могут быть основаны на общем праве и на праве справедливости.

Все остальное имущество, помимо реального (недвижимого), является персональным (движимым). Персональное имущество разделяется на реальные движимости (аренда) и персональные движимости. Персональные движимости могут быть вещами во владении т.е. материальными, вещественными объектами, и вещами в требовании, к числу которых относят «бестелесные объекты» (денежные требования, исключительные права).

Ценными бумагами по праву США можно считать так называемые «оборотные инструменты (документы)»: векселя, чеки, паевые свидетельства компаний, облигации на предъявителя и др. Для них характерны облегченный порядок передачи и независимость прав их держателя от прав его предшественника.

Правовыми последствиями разделения вещей на движимые и недвижимые являются различия в возникновении и прекращении права собственности на них. Передача вещных прав на недвижимость должна происходить в письменной форме документа за печатью и соответствовать другим требованиям, устанавливаемым законами штатов. В большинстве штатов письменная форма документа за печатью должна также подтверждаться нотариусом или уполномоченным должностным лицом. В отдельных штатах к этим требованиям добавляется необходимая регистрация вышеуказанных документов в специальных реестрах. Сделки с движимыми вещами не требуют соблюдения особых формальностей.

Читайте так же:  Наследство в натальной карте

Право собственности выделяется Конституцией США в качестве одного из основных и потому подлежит особой защите. Лишение лица его собственности не может быть произведено иначе, как в порядке надлежащего судебного разбирательства (14 поправка к Конституции США).

Содержание понятия «право собственности»182 в судебной практике и доктрине183 дается через характеристику правомочий собственника184. Эти правомочия определяются в зависимости от вида имущества, поэтому право собственности на то или иное имущество различается по своему содержанию. К числу правомочий собственника в частности относятся:

• право владения, т.е. право исключительного физического контроля (господства) над вещью;

• право личного использования вещи;

• право управления, позволяющее определять субъекта и способ использования вещи;

• право на получение доходов от вещи;

• право на отчуждение, уничтожение, потребление вещи;

• правовую гарантию от изъятия (экспроприации) вещи;

• право на передачу вещи третьим лицам;

• право на бессрочное обладание вещью. Выделяются также и другие правомочия.185

Право исключительного физического контроля (господства) над вещью представляет собой так называемое юридическое владение. Различают также фактическое владение, право на владение и противопоставленное владение. Фактическое владение возможно у лиц, которые обладают вещью физически, но лишены права господства над вещью. Право на владение возникает у третьих лиц на основании договора или ином основании и предоставляет этим лицам защиту даже от собственника (держание). Противопоставленное владение недвижимостью признается за лицом, утверждающим о наличии своего права на это имущество. Приобретение права собственности возможно путем первоначальных и производных способов, различаемых в зависимости от отсутствия или наличия правопреемства.

Право собственности возникает первоначально в полном объеме без правопреемства, в результате:

• переработки (спецификации) вещи, соединения (смешения) и приращения вещей;

• давности владения (приобретательной давности);

• приобретения плодов и доходов.

Собственнику земельного участка принадлежат возведенные на нем строения и посаженные растения, поскольку они связаны с этим участком, если не доказано иного. Право на вещь, полученную в результате переработки (спецификации) чужого материала определяется в зависимости от соотношения этого материала и изготовленной (специфицированной) вещи. Если стоимость такой вещи выше стоимости материала, то собственником признается ее изготовитель, если ниже – собственник материала, который обязан в таком случае оплатить работу.

Допускается приобретательная давность как основание возникновения права собственности на недвижимость в силу истечения 5 20 лет в зависимости от законодательства конкретного штата. Движимое имущество не может быть приобретено на основании давности владения.

Производным способом считается приобретение права собственности в результате правопреемства, зависящее от объема полномочий прежнего собственника. Оно возможно как в результате совершения сделок и договоров, т.е.

Защита права собственности осуществляется в гражданском праве США исками из причинения вреда (из деликтов)186, а также судебными приказами, выдаваемыми в соответствии с правом справедливости.

При удовлетворении исков из деликтов (правонарушений), называемых исками из прегрешения, собственнику, как правило, присуждается только денежная компенсация понесенных убытков. С помощью судебного приказа нарушитель также может быть изгнан владельцем путем применения последним силы в разумных пределах187. В строгом смысле слова эти иски являются не столько собственническими, сколько владельческими (т.е. направленными против нарушения владения).

Права собственника, не соединенные с лишением владения, получают защиту с помощью исков из причинения неудобств. Такие иски предъявляются против помех, беспокойств или иных неудобств в пользовании земельными участками или сервитутами (к примеру, против причинения существенного вреда действиями с соседнего участка). Такие иски вправе предъявлять и несобственник, доказавший наличие у него оснований на владение имуществом.

Ограничения права частной собственности допускается в пользу публичного или общественного интереса188. Если при этом будет допускаться отчуждение собственности, то лишь на условиях справедливого возмещения.189

Прекращение права собственности может происходить: по воле собственника передачей этого права другим лицам, в результате потребления или уничтожения имущества, при переработке вещи или по объективным и независящим от воли собственника причинам (к примеру, при гибели имущества в результате стихийного бедствия, при национализации имущества, при потере вещи).

Права на чужие вещи имеют своим основанием закон, договоры, а также регламентируются и судебной практикой.

Залог – наиболее распространенное вещное право на чужие вещи, выступает одним из способов обеспечения исполнения обязательств. Возможен залог движимых вещей и залог недвижимости, допускается залог имущественных прав. Залог движимых вещей с передачей их во владение кредитору аналогичен институту заклада по романо германской системе частного права. Кредитор вправе удерживать заложенную вещь до полного погашения основного долга, процентов по нему и расходов. В случае неуплаты кредитор может обратиться в суд и потребовать продажи заложенной вещи для удовлетворения своих требований. Залог возникает на основании договора или норм закона190. Стороны могут предусмотреть право пользования залогодержателя заложенным имуществом и возникающими по нему правами. Сохранность заложенного имущества должна обеспечиваться залогодержателем на условиях разумной заботливости. Допускается последующий залог имущества залогодержателем, если это не ограничит права залогодателя. Как правило, при залоге происходит передача его предмета кредитору, которая, однако, может иметь и условный характер (к примеру, передача товарораспорядительных документов).

Залог недвижимости в праве США понимается как юридическое средство, позволяющее должнику передать кредитору вещное право в качестве обеспечения платежа, и в основном регламентирован так же как в Англии.191 Отношения в связи с ипотекой регламентируются в США законодательством штатов, как правило, в виде глав, включаемых в свод законов штата.192 Нормы об ипотеке содержатся и в федеральных законах «О федеральном банке внутренних займов» 1932 г., «Об Ипотечной корпорации Федерального банка внутренних займов» 1970 г., «О развитии жилищного строительства и коммунального хозяйства» 1977 г., «Об обнародовании ипотеки домов» 1975 г. и др. Ипотекой считается предоставление имущества для обеспечения денежных обязательств или обязательств, имеющих денежную оценку, без фактической передачи этого имущества кредитору. Такой залог сходен с понятием ипотеки по праву стран континентальной Европы. Однако в отдельных штатах на основании общего права ипотекой также называется переход права собственности на имущество, являющееся ее предметом (в том числе и движимое). Такой залог происходит в форме совершаемой сторонами фидуциарной (т.е. основанной на доверии) сделки, по которой кредитору временно предоставляется право собственности на передаваемую вещь (так называемый залог с уступкой титула). Кредитор по такой сделке имеет право пользования заложенной вещью до момента исполнения должником основного обязательства, после чего обязан вернуть титул собственника залогодателю. В отдельных штатах кредитор также обязан передать залогодателю все полученные доходы от использования переданного в залог имущества, в других – оплачивать за счет таких доходов налоги и сборы, установленные в отношении переданного в залог имущества. Если основное обязательство не было исполнено в установленный срок, за кредитором окончательно признается право собственности на переданное в залог имущество. В зависимости от законодательства отдельных штатов, это возможно либо в силу самого факта неисполнения, либо в результате предъявления иска о лишении должника права выкупа.

Общим для правовой регламентации ипотеки во всех штатах является:

• признание ипотеки не только вещным правом, но и способом обеспечения обязательств;

• акцессорный характер ипотеки по отношению к основному обязательству;193

• возможность исполнения основного обязательства не только должником, но и другими лицами (если иное не оговорено в соглашении сторон).

Требование о специальной регистрации договора ипотеки не является безусловным и не влияет на действительность этого договора194. Регистрация осуществляется в специальных органах графств по месту нахождения передаваемого в ипотеку имущества. По дате произведения регистрации удостоверяется приоритет конкретной ипотеки.

Сервитутом признается обременение, служащее законным ограничением полномочий собственника одного земельного участка (так называемого «служащего земельного участка») в пользу собственника другого участка (так называемого «господствующего»), не сопровождаемое передачей владения. Содержание этого правового института регламентируется в США судебной практикой.

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ЗЕМЕЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН

В результате изучения данной главы студент должен:

знать

• особенности правового регулирования земельных отношений в зарубежных странах;

уметь

• проводить сравнительный анализ земельного права различных стран и России;

владеть навыками

• поиска и анализа земельного законодательства различных государств в целях определения возможности использования зарубежного опыта регулирования земельных отношений в России.

В разных государствах регулирование земельных отношений имеет свою специфику. Однако земельное законодательство во всех странах регламентирует основные вопросы: вопросы собственности па землю; ограничения прав собственников на землю, совершения сделок с земельными участками и некоторые другие. Особое место в регулировании земельных отношений занимает законодательство о землях сельскохозяйственного назначения. Далее предлагается рассмотреть на примере отдельных стран общие и специфические тенденции правового регулирования земельных отношений в этих странах.

Право собственности – одна из фундаментальных отраслей американской правовой системы. Современная концепция права собственности в США не делает различия в механизмах реализации частной, государственной, коллективной и иных форм собственности, обеспечивающих равноправие всех форм собственности.

Правовой режим недвижимого имущества в США регулируется как федеральным законодательством, так и законодательством штатов, причем последнее может иметь существенные

различия. Однако во всех штатах признается, что основу недвижимого имущества составляет земля, включающая не только ее почвенный слой, но и все объекты, которые с ней прочно связаны. При этом речь идет об объектах, созданных природой или руками человека, находящихся как под землей, так и на поверхности [1] .

Большая часть земли в США, в том числе 98% возделываемых земель сельскохозяйственного назначения, находится в частной собственности. Федеральное правительство имеет в собственности значительное количество земли, однако это в основном пустыни и тундра, а также пастбищные и лесные угодья в малонаселенных регионах западной части США и в штате Аляска. В этих регионах очень немного сельскохозяйственных земель.

Право собственности на землю в США является совокупностью взаимосвязанных правомочий, некоторые из которых принадлежат собственнику, а другие – государству, предоставившему лицу права собственности. Государство вправе облагать собственника земли налогом. Земельный налог – мощный инструмент, влияющий на использование земли, путем применения особых методов налогообложения и определения размеров налогов.

Важным инструментом регулирования отношений собственности в США является необходимость защищать и обеспечивать здоровье населения, его безопасность и общественное благополучие. Применительно к земле осуществление этого права способно ограничить свободу собственников в использовании земли. Такое ограничение может осуществляться в случаях причинения собственником неудобств и беспокойства другим собственникам, защиты интересов собственников-соседей, нарушения санитарных требований, необходимости доступа полиции на территории, находящиеся в частной собственности.

Государство также вправе вернуть себе права собственности на землю в случае объявления имущества выморочным (отсутствие наследников), неуплаты налогов или если земля заброшена.

Одним из аспектов объема земельных прав собственника является вопрос об использовании дикой фауны. Американская судебная система выработала доктрину, отрицающую требования земельных собственников на особые привилегии в отношении дикой фауны и допускающую охоту и рыбную ловлю даже в частных землях.

Права собственника земли подразделяются в США на права, связанные с использованием поверхности земли и пространства под и над поверхностью земельного участка. Законы, принятые в конце XIX – начале XX в., зарезервировали право собственности на недра и полезные ископаемые за правительством США. Поскольку собственник земельного участка, владелец земельного патента (арендатор) или их наследники обладали лишь правом собственности на поверхность земли, подчиненным федеральному праву на недра, то существовала вероятность порчи и даже уничтожения поверхности земли как объекта права собственности в случае добычи полезных ископаемых. Поэтому Конгрессом США в 1976 г. был принят Закон о федеральной политике по управлению землями, разрешивший собственнику земли ходатайствовать о приобретении полного патента, объединяющего право как на поверхность, так и па недра земли [2] .

В США собственник земли обладает и правом частной собственности на лесные насаждения, произрастающие на его участке. Собственник может передавать свои права на лес лесозаготовителю с целью его рубки. Допускается продажа или передача земли с резервированием прав на лес и заготовки древесины.

Сложнее дело обстоит с правом собственности на использование вод. В США действует несколько доктрин водного права. Так, в восточных штатах приоритетны права на воду владельцев прибрежной полосы с акцентом на норму общего права, согласно которой собственник земли, примыкающей к реке, приобретает права пользования водой в силу факта собственности на такую землю. Собственник неприбрежной земли, пользующийся водой, несет ответственность перед любым прибрежным собственником, которому в результате этого может быть нанесен ущерб. В то же время прибрежные собственники, мешающие использовать воду неприбрежному собственнику, не несут за это никакой ответственности.

Прибрежный собственник обладает правом «обоснованного пользования водой». Это означает, что если прибрежный собственник нарушает право водопользования другого прибрежного собственника, то он несет за это ответственность в том случае, если другой собственник сможет доказать свои убытки [3] .

В западных штатах действует другой принцип. Там существует доктрина первоначального присвоения, которая предусматривает защиту прав водопользования субъекта, который присвоил эти права раньше, чем кто-либо другой.

В некоторых штатах действует доктрина водного права, включающая в себя элементы двух вышеназванных доктрин.

В США государственные органы имеют право изымать земельную собственность при необходимости ее общественного использования. Право изъятия частной собственности – неотъемлемое право государства, связанное с суверенитетом, предполагающее осуществление властных полномочий по выполнению функций государственного управления.

Основной метод регулирования землепользования в больших городах США – зонирование.

В начале XX в. в нескольких городах, например, в г. Вашингтоне, были введены ограничения на этажность сооружаемых зданий, которые применялись в определенных районах для усиления охраны здоровья и безопасности населения. Практика зонирования распространилась очень быстро, особенно после того, как в 1926 г. был принят федеральный Закон о зонировании для штата. В соответствии с названным Законом специальные зоны с особыми требованиями к сооружениям устанавливаются для аэропортов, зон исторической застройки, также зонирование применяется для регулирования использования сельскохозяйственных земель, охраны окружающей среды.

Правила по зонированию применяются путем рассмотрения должностными лицами местных органов управления планов предполагаемого строительства и выдачи разрешения на новое строительство или реконструкцию.

В США одним из средств регулирования использования земель в общественных целях является регламентация деления земельного участка для застройки и продажи. Правила разделения земельных участков предусматривают меры по защите рек, озер, подземных вод от загрязнения, меры по сохранению естественной растительности, поддержанию низкой плотности застройки. Правила могут запрещать застройку некоторых земель, например, подверженных наводнениям, поскольку их застройка может создать угрозу здоровью людей, природной среде и т.д.

Современная концепция права частной собственности на землю в США основывается на том, что государство обладает рычагами регулирования использования собственности и может ограничить права частного собственника, а также на весьма эффективном правовом механизме, базирующемся на признании права частной собственности как естественного права человека.

  • [1]Гришаев С. П. Правовой режим недвижимого имущества // Справочная правовая система «КонсультантПлюс», 2007.
  • [2]Кирюхин К. С. Вопросы землепользования в зарубежных странах // Аналитическим вестник Совета Федерации Федерального Собрания РФ. 1999. № 23 (111). С. 37-56.
  • [3] Там же.

Другие статьи:

  • Коллективная жалоба президенту рф Коллективная жалоба операторов котельных Президенту России Путину В. В., 103132,, г. Москва, ул. Ильинка, д. 23 От бывших работников ООО «Коммунсервис», 385730, Адыгея, Майкопский район, п. Тульский, ул. Первомайская, 209 А КОЛЛЕКТИВНАЯ ЖАЛОБА. Уважаемый Владимир […]
  • Quickdoc трудовой договор Законно ли поступает работодатель Устраиваюсь на работу в РИДЕР. Сказали, что оформление по ТК только после стажировки. 2 недели стажировки оплачиваться не будут и детектор лжи должна пройти за свой счет. Причем это не 100% гарантия того, что возьмут на работу. […]
  • Претензия на возврат матраса Как сделать возврат или обмен матраса Не каждая покупка приносит радость, некоторым хочется сделать возврат матрасов. Они могут не соответствовать заявленному качеству, иметь заводской брак, просто не подойти вам по жесткости. Из этой неприятной ситуации нужно […]
  • Как получит гражданства рф если муж гражданин рф Как быстро муж может получить гражданство РФ, если жена и ребенок граждане РФ? За какое время получить мой муж паспорт , если я являюсь гражданкой РФ, а он гражданином Киргизии. Мы с ним состоим в браке 1.5года, у нас дочка. Родилась она в России. По ст.14 РФ. В […]
  • Нотариус в г Белорецке Нотариусы Белорецк +7 (499) 703-35-33 доб. 792 – Москва и МО Ниже представлен список нотариусов в выбранной категории. Чтобы посмотреть подробную информацию по конкретному нотариусу, кликните по ФИО нотариуса. Нотариус Важина Елена Вячеславовна Телефон: […]
  • Срок действия землеустроительного дела Землеустроительное дело Интересное из блога Популярные услуги Федеральный закон "О государственном кадастре недвижимости" Статья 14. Порядок предоставления сведений, внесенных в государственный кадастр недвижимости 1. Общедоступные сведения, внесенные в […]
  • Как упрощенно получить гражданство рф 2019 Получение гражданства РФ в упрощенном порядке в 2018 - 2019 году Понятие упрощенного приема в российское гражданство Общие требования к лицам, претендующим на прием в гражданство России, закреплены в ст. 13 закона «О гражданстве РФ» от 31.05.2002 № 62-ФЗ (далее — […]