Судебная практика по уголовным делам в рк

Верховный суд рассказал, когда может быть отменен приговор по уголовным делам

В обзоре судебной практики, опубликованным Верховным судом, сказано, что в случае изготовления протокола судебного заседания по частям, каждая его часть, как и весь протокол в целом, должна быть подписана председательствующим и секретарем. Отсутствие в уголовном деле надлежаще оформленного протокола может повлечь отмену приговора.

В качестве примера ВС разобрал дело в отношении некого Ц., протокол по делу которого состоял из нескольких частей. Первую часть составил секретарь К., затем секретарь В., а последнюю — опять К. Отмечается, что в судебных заседаниях были допрошены свидетели и исследованы доказательства по делу, положенные в основу приговора, по которому Ц. был осужден по ч. 1 ст. 228 УК.

Коллегия по уголовным делам ВС, рассмотрев кассационную жалобу, приговор отменила, так как части протокола не были подписаны секретарями, которые их составляли, и председательствующим. Полнота и правильность изложения хода судебного заседания и исследования доказательств, указал ВС, надлежаще не заверены. Таким образом, отсутствие протокола в том виде, в каком он должен быть оформлен и содержать необходимые реквизиты в соответствии с требованиями УПК, свидетельствует о несоблюдении судом обязательной к исполнению процедуры фиксации уголовного процесса, что ставит под сомнение законность и обоснованность вынесенного приговора (дело № 46-УД 17-3).

У сторон защиты и обвинения должны быть равные права

ВС также указал, что оправдательный приговор, постановленный на основании вердикта присяжных, может быть отменен по представлению прокурора либо по жалобе потерпевшего при наличии таких существенных нарушений уголовно- процессуального закона, которые ограничили право на представление доказательств, в частности, право стороны обвинения на допрос свидетеля.

Б. был осужден по приговору суда, вынесенному с участием присяжных по ч. 3 ст. 30, пп. «а», «б» ч. 2 ст. 158 и п. «а» ч. 3 ст. 158 УК (покушение на кражу). Он же оправдан по обвинению в совершении преступления по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК (убийство), за непричастностью к его совершению. В апелляционном представлении прокурор просил приговор отменить и направить дело на новое рассмотрение, так как суд ограничил сторону обвинения в представлении доказательств, отказав в допросе свидетеля под псевдонимом «И», что повлияло на необоснованное оправдание Б. за убийство и переквалификацию его действий с разбоя на кражу. Отменить приговор просила и потерпевшая Г.

Коллегия по уголовным делам ВС отменила приговор в части осуждения Б. по п. «а» 84 ч. 3 ст. 158 УК и оправдания по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного п. «з» ч. 2 ст. 105 УК, а уголовное дело передала на новое разбирательство в тот же суд иным составом со стадии отбора кандидатов в присяжные. ВС указал, что показания свидетеля «И» приведены в обвинительном заключении как доказательство стороны обвинения, которая просила вызвать его и допросить в суде. Однако суд в этом отказал, так как «его показания не относятся к существу предъявленного Б. обвинения». При этом, как отметил ВС, из показаний свидетеля видно, что показания имеют непосредственное отношение к существу предъявленного Б. обвинения.

Таким образом, отказ в допросе свидетеля повлек ограничение права стороны обвинения на представление доказательств, что является существенным нарушением уголовно-процессуального закона. При новом рассмотрении суду надлежит создать участникам процесса со стороны как защиты, так и обвинения необходимые условия для осуществления предусмотренных законом прав, указала уголовная коллегия ВС (дело № 30-АПУ17-1СП).

Кто заплатит за работу адвоката?

Если подозреваемый или обвиняемый заявил об отказе от защитника, но отказ не был удовлетворен и адвокат участвовал в уголовном деле по назначению, то расходы на оплату труда защитника возмещаются за счет средств федерального бюджета, указал ВС.

В качестве примера ВС привел дело, когда по определению судебной коллегии по уголовным делам ВС адвокатам А. и В. было выплачено вознаграждение за осуществление защиты осужденных М. и Ч. в суде апелляционной инстанции соответственно в размере 21 600 и 25 200 руб. из средств федерального бюджета. А процессуальные издержки в размере указанных сумм были взысканы в доход бюджета с осужденных, которые потом подали жалобу с просьбой отменить это определение, так как от услуг адвокатов они отказались.

Президиум ВС исключил из определений указания о взыскании с осужденных процессуальных издержек, указав, так как осужденные отказались от услуг защитников при рассмотрении уголовного дела в апелляции, однако их отказ не был удовлетворен и адвокаты участвовали при рассмотрении дела по назначению суда, на осужденных не может быть возложена обязанность по возмещению расходов, связанных с оплатой труда защитников (дело № 96-П16).

Суд должен обосновать назначение дополнительного наказания

ВС также указал, что если установленное в санкции статьи дополнительное наказание в виде штрафа или ограничения свободы не является обязательным, то суд в описательно-мотивировочной части приговора должен привести основания их назначения.

В пример ВС привел дело некого К., который по разным статьям (по ч. 3 ст. 33, п. «в» ч. 4 ст. 162, ч. 3 ст. 33, п. «з» ч. 2 ст. 105, ч. 2 ст. 222 УК) был приговорен в общей сложности к 18 годам лишения свободы со штрафом в размере 500 000 руб., и дополнительно к ограничению свободы сроком на 2 года. Ему также запретили изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного госоргана, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы. Кроме того, К. запретили выезжать за пределы территории Подольска Московской области, его обязали являться в специализированный государственный орган для регистрации четыре раза в месяц. Апелляционным определением Судебной коллегии по уголовным делам ВС приговор оставлен без изменения.

Однако Президиум ВС отменил штраф и дополнительное ограничение свободы, указав, назначение таких дополнительных наказаний не является обязательным, их применение возможно по усмотрению суда, который в описательно-мотивировочной части приговора это решение не мотивировал. Кроме того, Президиум ВС исключил указание на запрет К. выезжать за пределы территории Подольска, поскольку исходя из положений ч. 3 ст. 471 УИК наименование муниципального образования определяется той уголовно-исправительной инспекцией, в которой осужденный должен будет встать на учет после отбывания лишения свободы (дело № 191-П16)

Ознакомиться с текстом Обзора можно здесь.

Юсупова Г.Х. Судебная практика Верховного Суда Республики Казахстан как гарантия прав личности в уголовном процессе

Юсупова Г.Х., старший научный сотрудник Института законодательства Республики Казахстан.

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ВЕРХОВНОГО СУДА
РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН КАК ГАРАНТИЯ ПРАВ ЛИЧНОСТИ
В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ

Согласно пункту 1 статьи 75 Конституции Республики Казахстан правосудие в Республике Казахстан осуществляется только судом «Times New Roman»;mso-ansi-language:RU;mso-fareast-language:RU;mso-bidi-language:
AR-SA»>[1] . Данный конституционный принцип осуществления правосудия закреплен также в пункте 1 статьи 1 Конституционного закона Республики Казахстан от 25 декабря 2000 года № 132 «О судебной системе и статусе судей Республики Казахстан» «Times New Roman»;mso-ansi-language:RU;mso-fareast-language:RU;mso-bidi-language:
AR-SA»>[2] , а применительно к уголовному процессу – в пункте 1 статьи 11 УПК Республики Казахстан от 13 декабря 1997 года № 206-I «Times New Roman»;mso-ansi-language:RU;mso-fareast-language:RU;mso-bidi-language:
AR-SA»>[3] . Немаловажно отметить, что указанный принцип является и международно-правовым, он отмечен в таких важных документах, как Всеобщая декларация прав человека (1948г.), Международный пакт о гражданских и политических правах (1966г.) и другие. Обеспечение верховенства Конституции Республики Казахстан и осуществление принципа законности являются основными задачами судебной системы. Признание Республики Казахстан правовым государством означает, что вся государственная деятельность должна строиться в соответствии с международным правом и Основным законом Республики Казахстан, и быть нацеленными на обеспечение прав и свобод каждого человека и гражданина, что возможно только при наличии системы «сдержек и противовесов», важнейшим компонентом которой является судебная власть. При этом наиболее эффективным средством контроля общества над властью служит независимая судебная система, обеспечивающая беспристрастное разрешение споров между различными субъектами права.

Наличие огромного количества законов и иных нормативных правовых актов приводит к нестабильности действующего законодательства, появлению несогласованностей, противоречащих друг другу норм, ведущих к дестабилизации работы правоохранительных органов и суда, что в совокупности негативно влияет на механизм правового регулирования. Как было отмечено в Концепции правовой политики Республики Казахстан, утвержденной Указом Президента Республики Казахстан от 20 сентября 2002 года № 949, сегодня законодательные акты содержат большое количество бланкетных (отсылочных) норм, позволяющих государственным органам принимать подзаконные акты, содержание которых не соответствует воле законодателя, а порой и прямо противоречит ей. В нормотворческой практике государственных органов не изжит узкоотраслевой, ведомственный подход, в результате чего имеют место коррупционные правонарушения, ущемление прав, свобод человека и законных интересов граждан и организаций «Times New Roman»;mso-ansi-language:RU;mso-fareast-language:RU;mso-bidi-language:
AR-SA»>[4] . Судебная практика, на протяжении всей истории своего развития, являлась своеобразным ориентиром для правильного и единообразного разрешения споров, толкования и применения действующего законодательства, восполнения пробелов в нормативных правовых актах. В соответствии со статьей 81 Конституции Республики Казахстан, Верховный Суд Республики Казахстан является высшим судебным органом по гражданским, уголовным и иным делам, подсудным местным и другим судам, осуществляет в предусмотренных законом процессуальных формах надзор за их деятельностью и дает разъяснения по вопросам «судебной практики». Решения Верховного Суда занимают важное место в системе решений судов, охватываемых понятием «судебная практика», при этом они включают: 1) нормативные постановления; 2) постановления надзорной судебной коллегии по гражданским, административным делам и уголовным делам.

Анализ казахстанской правовой системы позволяет сделать вывод о том, что судебная практика не является самостоятельным источником права. Она выступает в качестве непосредственного результата применения права судами. В одних случаях она представляет собой совокупность вариантов толкования неясных правовых норм, а в других – совокупность корректировок иных правовых норм и пробелов. В обеих ситуациях к судебной практике должно применяться требование единообразия, которое закрепляется в постановлениях специально назначенных судебных инстанций (в основном в виде обобщений судебной практики и руководящих разъяснений высших судебных инстанций). Вне зависимости от того признается ли судебная практика источником права или нет, она занимает важное место в казахстанской правовой системе и ее значение определяется следующим образом: а) разъяснения Верховного Суда Республики Казахстан в части применения правовых норм обеспечивают единство судебной практики в Республике; б) в процессе изучения и обобщения судебной практики выявляются пробелы в действующем законодательстве; в) судебной практикой проверяется эффективность правовых норм, а также исследуется необходимость в совершенствовании отдельных нормативных правовых положений; г) обобщение и анализ судебной практики позволяет выявить тенденции развития правоприменительной деятельности, определить пути ее совершенствования. В соответствии с пунктом 1 статьи 4 Конституции Республики Казахстан нормы нормативных постановлений Верховного Суда Республики являются действующим правом Республики Казахстан, а касательно уголовного судопроизводства – нормативные постановления Верховного суда Республики Казахстан, регулирующие порядок уголовного судопроизводства, являются составной частью уголовно-процессуального права (пункт 2 статьи 1 УПК Республики Казахстан). В ряде случаев, когда существует пробел в норме права, и его устранение на законодательном уровне может занять много времени, Верховный Суд в некоторой степени дополняет норму права, имеющую пробел, при этом формулируя положения, содержащие в сравнении с действующими нормами элемент новизны. Однако Верховный Суд не создает новых норм права, а разъясняет уже имеющиеся нормы права. Нормативные постановления Верховного Суда даются на основе изучения и анализа судебной статистики путем разъяснения вопросов, возникающих в деятельности судов по применению закона, являются существенными для обеспечения правильного и единообразного применения закона. Этим и объясняется их важное значение в обеспечении прав и законных интересов личности, в том числе и в уголовном процессе.

Согласно постановлению Пленума Верховного Суда Республики Казахстан от 28 апреля 2000 года № 2 «О порядке производства по уголовным делам в надзорной инстанции», основаниями к пересмотру обжалуемых судебных постановлений следует считать только те нарушения конституционных прав и свобод гражданина, либо такое неправильное применение закона, которые повлекли: 1) осуждение невиновного; 2) необоснованное вынесение оправдательного приговора или прекращение дела в отношении лица, обвиняемого в совершении преступления средней тяжести, тяжкого или особо тяжкого преступления; 3) лишение потерпевшего права на судебную защиту; 4) несоответствие назначенного судом наказания тяжести преступления и личности осужденного; 5) незаконное или необоснованное вынесение постановления в порядке исполнения приговора «Times New Roman»;mso-ansi-language:RU;mso-fareast-language:RU;mso-bidi-language:
AR-SA»>[5] . Надзорная практика Верховного Суда Республики Казахстан выступает как средство обеспечения прав личности в уголовном процессе: 1) по конкретному уголовному делу; 2) в результате проверки законности и обоснованности обжалуемого решения суда (приговора, постановления). Надзорная практика Верховного Суда в отличие от нормативных постановлений, предупреждающих нарушение прав личности, складывается из решений по уголовным делам, по которым принесены протесты или поданы жалобы в порядке надзора, то есть права личности уже нарушены, или это предполагает лицо, которое опротестует или обжалует решение. Именно потому, что они принимаются по конкретным уголовным делам, надзорные постановления обладают признаком наибольшей конкретизации и наглядности в решении вопросов, связанных с обеспечением прав личности в уголовном процессе. В обеспечении прав личности важны как решения, принимаемые в надзорной инстанции, так и указания, даваемые в этих решениях, являющиеся процессуальной формой воздействия на практику нижестоящих судов в целях обеспечения исполнения ими закона. Благодаря закрепленному в законе «ревизионному» свойству надзорных проверок Верховного Суда, а также апелляционных и надзорных проверок областных и приравненных к ним судов, вышестоящими инстанциями осуществляется действенный надзор за деятельностью нижестоящих судов, что наиболее полно и всесторонне обеспечивает права и законные интересы участников процесса, особенно осужденных.

Читайте так же:  Как снять обременение с квартиры материнский капитал

Проблема применения действующего законодательства и вопросы, касающиеся функционирования судебной системы приобретают в современных условиях развития общества особенное значение. В процессе применения правовых норм необходима определенная судебная доработка, что помогло бы действенно применять существующие правовые нормы. Такая судебная практика на протяжении многих лет нарабатывается при разрешении конкретных споров. Современные политические, экономические и социальные условия жизни казахстанского общества требуют поиска наиболее эффективных форм и способов защиты прав и свобод человека и гражданина, закрепления наиболее рациональных правовых средств, при помощи которых возможно реальное осуществление права на судебную защиту. В процессе правоприменительной деятельности судом учитываются недостаточно регламентированные законодательством отдельные общественные отношения, регулятором которых, при помощи средств судебной практики, являющейся связующим элементом между статьями закона и конкретными общественными отношениями, должен являться суд, наделенный определенными правотворческими функциями.

На сегодняшний день можно с уверенностью сказать о том, что в Республике Казахстан су­дебная практика занимает важную роль в обеспечении защиты прав, свобод и законных интересов каждого человека. Конституция Республики Казахстан, в статье 1 закрепила положения о том, что Республика Казахстан является правовым государством, что человек, его жизнь, права и свободы являются высшей ценностью, а в статье 76 возложила на суд задачу исключительной важности – защиту прав, свобод и законных интересов граждан и организаций, обеспечение исполнения Конституции, законов, иных нормативных правовых актов, международных договоров Республики, для чего наделила суд очень широкими полномочиями, предоставив только ему право осуществлять правосудие (пункт 1 статьи 75 Конституции Республики Казахстан).

mso-fareast-font-family:»Times New Roman»;mso-ansi-language:RU;mso-fareast-language:
RU;mso-bidi-language:AR-SA»>[2] Конституционный закон Республики Казахстан от 25 декабря 2000 года № 132 «О судебной системе и статусе судей Республики Казахстан». Электронная с правочная система «Юрист». Обновление от 2.08.2009.

Обзор судебной практики Верховного Суда Республики Калмыкия и Управления Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации в Республике Калмыкия и ответы на вопросы судов Республики Калмыкия

Обзор судебной практики Верховного Суда Республики Калмыкия
и Управления Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации
в Республике Калмыкия и ответы на вопросы судов Республики Калмыкия

1. Определения судебных коллегий и постановления Президиума
Верховного суда Республики Калмыкия

По гражданским делам

1. Заявление и документы, необходимые для приобретения гражданства Российской Федерации в упрощенном порядке, подаются лицом, проживающим на территории РФ, по месту его жительства — в министерство внутренних дел республики. Только оно и вправе принять решение по такому вопросу о гражданстве.

Соклаков обратился в Яшалтинский районный отдел внутренних дел МВД Республики Калмыкия с заявлением о приеме в гражданство Российской Федерации в упрощенном порядке. Однако в этом ему было отказано, после чего он обратился в суд с заявлением о признании неправомерным отказа начальника Яшалтинского РОВД МВД РК в приобретении им гражданства РФ и обязании выдать паспорт гражданина России. При этом заявитель указал, что родился в 1983 г. в г.Алушта Республики Украина. В 1996 г. в связи с тем, что его мать вышла замуж, семья переехала в с.Яшалта Республики Калмыкия Российской Федерации. В декабре 1998 г. он уехал на постоянное место жительство # в г.Калугу РФ. Его мать, родной брат и отчим являются гражданами России.

Решением Яшалтинского районного суда заявление Соклакова удовлетворено. При этом, руководствуясь п.»а» ч.1 ст.14 Федерального закона «О гражданстве Российской Федерации», суд исходил из того, что заявитель достиг возраста 18 лет, дееспособен и имеет мать — гражданку РФ, которая проживает на территории России в Московской области.

Однако данное решение незаконно, поскольку суд неправильно применил положения материального права.

В соответствии с п.»а» ч.1 ст.14 Федерального закона «О гражданстве Российской Федерации» (далее — закон) иностранные граждане и лица без гражданства, достигшие возраста 18 лет и обладающие дееспособностью, вправе обратиться с заявлением о приеме в гражданство РФ в упрощенном порядке без соблюдения условий, предусмотренных п.»а» ч.1 ст.13 закона, если указанные граждане и лица имеют хотя бы одного родителя, имеющего гражданство РФ и проживающего на территории России.

Согласно п.»е» ст.30 вышеназванного закона заявления по вопросам гражданства РФ, поданные лицами, проживающими на территории РФ, рассматривают федеральный орган исполнительной власти, ведающий вопросами внутренних дел, и его территориальные органы, которые принимают решения по вопросам гражданства РФ в упрощенном порядке в соответствии со ст.14 закона.

Территориальными органами федерального органа исполнительной власти, ведающего вопросами внутренних дел, согласно п.1 Положения о порядке рассмотрения вопросов гражданства РФ (утвержденного Указом Президента РФ от 14 ноября 2002 г. N 1325) являются министерство внутренних дел республики, главное управление или управление внутренних дел края, области, города федерального значения, автономной области либо автономного округа, в которые подаются по месту жительства заявителя — лица, проживающего на территории РФ, заявление и документы, необходимые для приобретения гражданства РФ.

Из материалов дела следует, что Соклаков подал заявление по вопросу гражданства РФ в Яшалтинский районный отдел внутренних дел МВД Республики Калмыкия.

Сведений о том, что Соклаков подавал такое заявление в территориальный орган федерального органа исполнительной власти, ведающего вопросами внутренних дел, — Министерство внутренних дел Республики Калмыкия в деле нет.

Следовательно, отказ начальника Яшалтинского РОВД МВД РК Соклакову по вопросам о приеме в гражданство РФ и выдаче паспорта гражданина РФ, являлся правомерным, поскольку действующим законодательством рассмотрение и принятие решений по названным вопросам к ведению данного лица не отнесено.

В связи с тем, что обстоятельства, имеющие значение для дела, были установлены на основании имеющихся доказательств, суд второй инстанции отменил решение суда первой инстанции и, не передавая дело на новое рассмотрение, принял новое решение об отказе в удовлетворении заявления Соклакова.

2. Права лица, считающего себя собственником имущества, не подлежат защите путем удовлетворения иска к добросовестному приобретателю.

Попова обратилась в суд с иском к Попову и Пихтуровой о признании недействительными договора купли-продажи домовладения и земельного участка, государственной регистрации договора и права собственности Пихтуровой на домовладение и земельный участок и приведении сторон в первоначальное положение.

В обоснование требований указала, что в период с 1972 г. по март 2002 г. состояла в зарегистрированном браке с Поповым. В 1999 г. на совместные деньги они приобрели домовладение и земельный участок по ул. Басанова в г.Элисте. После расторжения брака этот дом, являющийся их общей собственностью, не был поделен. В декабре 2002 г. Попов, не получив от нее нотариально заверенного согласия на продажу имущества, заключил с Пихтуровой договор купли-продажи домовладения и земельного участка, деньги от продажи которых использовал по своему усмотрению. Кроме того, представив подложные документы, ответчик произвел замену домовой книги, в которой было указано, что на регистрационном учете по оспариваемому месту жительства значится он один. Между тем она зарегистрирована в спорном домовладении с апреля 2001 г. Просила признать недействительным с момента совершения договор купли-продажи домовладения и земельного участка, заключенный 28 октября 2002 г. между Поповым и Пихтуровой, и применить последствия недействительности сделки.

Ответчик Попов иск не признал, пояснив, что в 1999 г. он и истица приобрели частное домовладение, документы, подтверждающие право собственности на которое, были оформлены на него. Перед разводом он передал Поповой в счет ее доли 70 тысяч рублей, после чего в заявлении о разводе она указала, что спора о разделе имущества, являющегося их совместной собственностью, между ними нет. Истица забрала домовую книгу для снятия с регистрационного учета и не вернула, сказав, что потеряла. После проверки паспортного режима участковым милиционером его обязали в трехдневный срок получить домовую книгу. В паспортном столе он получил новую домовую книгу, в которую вписал только свои данные. 28 октября 2002 г. он и Пихтурова подписали в Управлении договор купли-продажи дома, по которому он получил 150 тысяч рублей, израсходованные на свои нужды. Считает, что Попова, получив денежную компенсацию своей доли, устно дала согласие на продажу домовладения, в связи с чем ее права не нарушены.

Ответчица Пихтурова иск не признала, пояснив, что к моменту заключения сделки по купле-продаже домовладения о притязаниях бывшей супруги Попова на половину дома и о необходимости ее согласия, известно не было. Документы, представленные Поповым на регистрацию, свидетельствовали о том, что он является единственным собственником домовладения.

Решением Элистинского городского суда, оставленным без изменения судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда РК, иск Поповой удовлетворен в полном объеме.

Президиум Верховного Суда Республики Калмыкия надзорную жалобу Пихтуровой, в которой ставился вопрос об отмене судебных постановлений и вынесении по делу нового решения об отказе в иске Поповой, удовлетворил по следующим основаниям.

При вынесении решения суд первой инстанции руководствовался ст.ст.167 , 168 , 253 Гражданского кодекса РФ, ст.ст.34 , 35 Семейного кодекса РФ и исходил из того, что необходимым условием для совершения одним из супругов сделки по распоряжению недвижимым имуществом, нажитым в период брака, является нотариально удостоверенное согласие другого супруга. Поскольку отчуждение оспариваемого домовладения было произведено без согласия истицы, договор купли-продажи, заключенный между Поповым и Пихтуровой, следует признать недействительным с приведением сторон в первоначальное положение. На момент заключения сделки Пихтурова была осведомлена о притязаниях бывшей супруги ответчика на дом, вследствие чего ее доводы о том, что она является добросовестным приобретателем, не могут быть приняты во внимание.

Между тем с выводами суда согласиться нельзя.

В соответствии с п.3 ст.35 СК РФ для совершения одним из супругов сделки по распоряжению недвижимостью и сделки, требующей нотариального удостоверения и (или) регистрации в установленном законом порядке, необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга. Супруг, чье нотариально удостоверенное согласие на совершение указанной сделки не было получено, вправе требовать признания сделки недействительной в судебном порядке в течение года со дня, когда он узнал или должен был узнать о совершении данной сделки.

Как установлено судом, супруги Поповы в период брака приобрели домовладение по ул. Басанова в г.Элисте. После расторжения брака Попов продал дом Пихтуровой, не получив нотариально удостоверенного согласия бывшей супруги.

Правильно установив, что ответчик незаконно распорядился совместно нажитым имуществом, суд при этом оставил без внимания доводы Пихтуровой о том, что она является добросовестным приобретателем, поскольку не знала и не могла знать, что имущество приобретено у лица, не имевшего права на его отчуждение.

В силу п.3 ст.10 ГК РФ при осуществлении гражданских прав разумность действий и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагаются.

Следовательно, предполагается, что Пихтурова является добросовестным приобретателем домовладения, пока не доказано иное.

Читайте так же:  Доверенность судебная 2019

Как видно из материалов дела, Попова доказательств, свидетельствующих о недобросовестности Пихтуровой, не представила. Показания свидетеля Колесниковой, утверждавшей об осведомленности Пихтуровой о сомнительности заключаемой с Поповым сделки, сами по себе не являются достаточным основанием для соответствующего вывода.

В нарушение ч.4 ст.67 ГПК РФ суд не привел в решении основания, по которым отдал предпочтение показаниям свидетеля Колесниковой перед показаниями свидетеля Беликовой.

Допрошенная же в судебном заседании Беликова опровергла показания Колесниковой в той части, что Пихтурова была предупреждена о спорности домовладения. Однако данное противоречие судом не было устранено.

При обосновании вывода об отсутствии у Пихтуровой права собственности на оспариваемое домовладение суд сослался на злоупотребление Поповым своим правом собственности, скрывшем от покупателя факт регистрации в доме бывшей супруги путем замены домовой книги и наличия у нее притязаний на половину домовладения.

Между тем это обстоятельство напротив доказывает обоснованность доводов Пихтуровой о том, что она является добросовестным приобретателем, не знала и не могла знать о том, что домовладение приобретено у Попова, который не имел права на его отчуждение без согласия бывшей жены.

Согласно показаниям Пихтуровой, приобретая домовладение, она доверяла официальным документам государственных органов: при ознакомлении с домовой книгой была уверена в правильности произведенной паспортным столом Элистинского ГОВД записи о регистрации в домовладении одного Попова; при заключении договора исходила из того, что достоверность документов проверена компетентным органом по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

Таким образом, доводы Пихтуровой о том, что она является добросовестным приобретателем, что при совершении сделки проявила разумную осмотрительность и осторожность, то есть действовала добросовестно, заслуживают внимания, и на нее не могла быть возложена ответственность за действия продавца имущества, не имевшего права на его отчуждение.

Согласно правовой позиции Конституционного суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении от 21 апреля 2003 г. N 6-П «По делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 2 статьи 167 ГК РФ в связи с жалобами граждан О.М.Мариничевой, А.В.Немировской, З.А.Скляновой, P.M.Скляновой и В.М.Ширяева», если при разрешении иска о признании сделки купли-продажи недействительной и о применении последствий ее недействительности в форме возврата переданного покупателю имущества судом будет установлено, что покупатель является добросовестным приобретателем, в удовлетворении исковых требований в порядке ст.167 ГК РФ должно быть отказано.

В силу изложенного постановления судов первой и второй инстанций отменены, в удовлетворении исковых требований Поповой отказано.

3. Суд не вправе возвращать исковое заявление по основаниям, не предусмотренным ГПК РФ.

Прокурор обратился в суд в интересах неопределенного круга лиц с заявлением о госпитализации больной туберкулезом М.

Определением Приютненского районного суда заявление возвращено со ссылкой на ст.ст.131 и 132 ГПК РФ по мотивам несоблюдения требований к форме, содержанию и документам искового заявления при его предъявлении.

В частном представлении прокурор поставил вопрос об отмене определения суда в связи с нарушением норм процессуального права.

Кассационная инстанция представление удовлетворила по следующим основаниям.

Возвращая заявление прокурору, суд в определении указал, что необходимо установить место пребывания и получить объяснение М. и лиц, совместно с ней проживающих.

Однако вывод суда не основан на положениях ст.ст.131 и 132 ГПК РФ, которые не содержат подобные требования к форме, содержанию искового заявления и прилагаемым к нему документам.

При таких данных у суда не было законных оснований для возврата заявления прокурора.

Определение отменено с передачей вопроса на новое рассмотрение.

4. Суд при подготовке дела или во время его разбирательства в суде первой инстанции может допустить замену ненадлежащего ответчика надлежащим только по ходатайству или с согласия истца.

Болдырев обратился в суд с иском к редакции газеты «Известия Калмыкии» и Хулхачиеву об опровержении порочащих его честь, достоинство, деловую репутацию сведений и взыскании компенсации морального вреда. В обоснование своих требований указал, что ответчики распространили негативные сведения о его производственно-хозяйственной деятельности в качестве президента ОАО «Калмнефть» и незаконном обращении им в личную собственность акций данного общества.

Решением Элистинского городского суда в удовлетворении иска было отказано. При этом суд исходил из того, что опубликованные в газете сведения основаны на постановлениях следственных органов о возбуждении в отношении истца уголовных дел по фактам хищения чужого имущества и уклонения от уплаты налогов. В связи с тем, что сведения соответствуют действительности, требования Болдырева удовлетворению не подлежат.

Судебная коллегия по гражданским делам ВС РК отменила судебное решение, мотивируя следующим.

В соответствии с п.5 Постановления Пленума ВС РФ от 24 февраля 2005 г. N 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» надлежащими ответчиками по искам о защите чести, достоинства и деловой репутации являются авторы не соответствующих действительности порочащих сведений, а также лица, распространившие эти сведения. Если оспариваемые сведения были распространены в средствах массовой информации, то надлежащими ответчиками являются автор и редакция соответствующего СМИ. Если эти сведения были распространены в СМИ с указанием лица, являющегося их источником, то это лицо также является надлежащим ответчиком.

Как видно из искового заявления Болдырева, он предъявил требования к редакции газеты «Известия Калмыкии» и Хулхачиеву.

Однако суд по своей инициативе допустил к участию в деле представителя ООО «Издательский дом «Известия Калмыкии», не являвшегося участником процесса, который во время разбирательства дела заявил ходатайство о замене ненадлежащего ответчика надлежащим, впоследствии удовлетворенное судом.

Между тем согласно ч.1 ст.41 ГПК РФ суд при подготовке дела или во время его разбирательства в суде первой инстанции может допустить замену ненадлежащего ответчика надлежащим только по ходатайству или с согласия истца.

Из материалов дела видно, что Болдырев такое ходатайство не заявлял, суд согласия истца на замену ненадлежащего ответчика надлежащим не получал.

Таким образом, в нарушение приведенного процессуального положения суд во время разбирательства дела без согласия истца допустил замену ненадлежащего ответчика надлежащим по ходатайству лица, не являвшегося участником процесса.

При этом суд не предложил представителю ООО «Издательский дом «Известия Калмыкии» представить доказательства того, что редакция газеты «Известия Калмыкии» является структурным подразделением ООО «Издательский дом «Известия Калмыкии». Между тем для этого необходимо было исследовать Устав редакции и договор о взаимных правах и обязанностях редакции и учредителя.

Кроме того, при рассмотрении спора судом не исследовано такое юридически важное для дела обстоятельство как вопрос о том, кто является автором конкретных высказываний. Установление же этого значимого для правильного разрешения спора обстоятельства являлось основанием для разграничения ответственности редакции газеты «Известия Калмыкии» и Хулхачиева.

При таких данных решение суда отменено как незаконное и необоснованное, дело направлено на новое судебное рассмотрение.

По уголовным делам

1. Неправильное применение судом первой инстанции уголовного закона при постановлении приговора, повлекло за собой нарушение требований ст.69 УК РФ, регламентирующей назначение наказания по совокупности преступлений.

По приговору Черноземельского районного суда Батхаев, Саклаев, Горяев и Лиджиев осуждены по ч.2 ст.175 УК РФ к 3 годам лишения свободы, по ч.3 ст.30 и ч.2 ст.175 УК РФ к 2 годам лишения свободы и с применением ч.2 ст.69 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы.

Судебная коллегия по кассационному представлению государственного обвинителя отменила приговор, указав следующее.

В соответствии с ч.2 ст.69 УК РФ, если все преступления, совершенные по совокупности, являются преступлениями средней тяжести, то окончательное наказание назначается путем поглощения менее строгого наказания более строгим либо путем частичного или полного сложения наказания.

По смыслу уголовного закона окончательное наказание по совокупности преступлений во всяком случае должно быть больше наказаний, назначенных за любое из преступлений, входящих в совокупность.

Как следует из приговора, суд, назначив осужденным по ч.2 ст.175 УК РФ три года лишения свободы, а по ч.3 ст.30 и ч.2 ст.175 УК РФ два года лишения свободы, по совокупности преступлений средней тяжести путем частичного сложения наказаний окончательно назначил наказание в виде лишения свободы сроком 2 года 6 месяцев каждому. Таким образом, суд первой инстанции назначил окончательное наказание менее строгое, чем по одному из преступлений.

В соответствии с п.3 ч.1 ст.308 УПК РФ в резолютивной части обвинительного приговора должны быть указаны пункт, часть, статья Уголовного кодекса РФ, предусматривающие ответственность за преступление, в совершении которого подсудимый признан виновным.

Суд признал Батхаева, Саклаева, Горяева и Лиджиева виновными в заранее не обещанном приобретении и в покушении на сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем, с квалифицирующими признаками — по предварительному сговору группой лиц и в крупном размере, предусмотренных п.п.»а» и » б» ч.2 ст.175 УК РФ.

Вместе с тем суд первой инстанции в резолютивной части приговора не указал пункты, сделав ссылку только на часть и статью УК РФ, предусматривающие ответственность за преступления, в совершении которых подсудимые признаны виновными.

При таких обстоятельствах ввиду неправильного применения судом уголовного закона и нарушения уголовно-процессуального закона судебная коллегия отменила приговор и уголовное дело направила на новое судебное разбирательство.

2. Приговор отменен, а дело производством прекращено в связи с истечением сроков давности привлечения лица к уголовной ответственности.

Приговором Элистинского городского суда от 20 декабря 2004 года Марченко признана виновной и осуждена по ст.292 УК РФ к условному лишению свободы.

Преступление, предусмотренное ст.292 УК РФ, в соответствии с ч.2 ст.15 УК РФ отнесено к категории небольшой тяжести. В силу положений п.»а» ч.1 ст.78 УК РФ п.3 ч.1 ст.24 УПК РФ уголовное дело прекращается, если со дня совершения преступления небольшой тяжести истекло два года.

Как установлено судом первой инстанции, служебный подлог совершен Марченко 27 февраля 2001 года.

Таким образом, срок давности привлечения к уголовной ответственности истек 27 февраля 2003 года.

При таких обстоятельствах судебная коллегия обвинительный приговор в отношении Марченко отменила, а дело производством прекратила за истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности.

3. В силу ст.17 УК РФ совокупностью преступлений признается совершение двух или более преступлений, ни за одно из которых лицо не было осуждено. При совокупности преступлений лицо несет уголовную ответственность за каждое совершенное преступление.

Приговором Кетченеровского районного суда РК от 6 декабря 2004 года Сарлов осужден по ч.1 ст.201 УК РФ к условному лишению свободы.

Судебная коллегия по кассационному представлению государственного обвинителя отменила приговор, указав следующее.

Так суд в приговоре, установив обстоятельства совершения Сарловым деяния, указал, что он, используя свои служебные полномочия, из кассы ГУПа похищал и присваивал деньги, представляя в бухгалтерию и кассу документы с подложными сведениями, либо заставлял составлять такие документы подчиненных ему лиц, а также растрачивал имущество ГУПа в пользу третьих лиц. Однако при этом суд сделал противоречивый вывод об отсутствии состава хищения и наличии у осужденного состава преступления, связанного с причинением вверенной ему организации существенного вреда ее правам и интересам.

Кроме того, признав доказанным виновность Сарлова по 5 эпизодам совершенных им деяний, суд первой инстанции квалифицировал лишь одно его деяние, причем непонятно какое. Из приговора также неясно, за какое преступление суд признал Сарлова виновным и по какому именно эпизоду вынес наказание. Данное обстоятельство препятствует защите интересов как осужденного, так и интересов потерпевшей стороны. Отсутствие квалификации по остальным эпизодам повлекло непризнание судом совокупности преступлений.

Таким образом, коллегия пришла к выводу о том, что резолютивная часть приговора не соответствует описательно-мотивировочной части.

Кроме того, было отменено постановление о прекращении уголовного преследования в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения, как несоответствующее требованиям ст.247 УПК РФ.

Из протокола судебного заседания и описательно-мотивировочной части постановления видно, что государственный обвинитель отказался от части обвинения по ст.327 ч.1 УК РФ, предъявленному Сарлову по 9 эпизодам, и по 1 эпизоду преступления, предусмотренного ч.3 ст.159 и ч.3 ст.160 УК РФ. Однако в резолютивной части постановления указано о прекращении еще 9 дополнительных преступлений, предусмотренных ст.160 ч.3 УК РФ, т.е. о фактическом прекращении всего производства. Тем самым суд необоснованно и незаконно вышел за пределы предъявляемых обвинителем требований. При этом суд не указал, какие именно эпизоды исключены из обвинения, что вызывает сомнения в законности окончательного решения по остальным эпизодам обвинения.

Читайте так же:  Образец приказа о переводе на другую должность повышение

При таких обстоятельствах ввиду неправильного применения уголовного закона и нарушения уголовно-процессуального закона приговор и постановление о прекращении дела были отменены с направлением уголовного дела на новое судебное разбирательство.

4. Указание судом в резолютивной части оправдательного приговора основания, не предусмотренного уголовно-процессуальным законом, является существенным нарушением закона.

Приговором Кетченеровского районного суда от 25 января 2005 года Бадмаев оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.264 УК РФ, ввиду недоказанности совершения преступления.

В кассационном представлении государственный обвинитель поставил вопрос об отмене судебного решения ввиду нарушения уголовно-процессуального закона.

Судебная коллегия представление прокурора удовлетворила и указала следующее.

В ч.2 ст.302 УПК РФ изложен конкретный перечень оснований, при наличии которых постановляется оправдательный приговор: не установлено событие преступления; подсудимый не причастен к совершению преступления; в деянии подсудимого отсутствует состав преступления.

В соответствии со ст.ст.305 и 306 УПК РФ указанные основания оправдания подсудимого должны быть указаны в мотивировочной и резолютивной частях приговора.

В нарушение указанных требований закона в мотивировочной части приговора не указано основание, по которому Бадмаев был оправдан, а в резолютивной — указано основание оправдания, не предусмотренное уголовно-процессуальным законом — за недоказанностью участия в совершении преступления.

Помимо этого, судом первой инстанции в нарушении # ч.3 ст.306 УПК РФ не решен вопрос о направлении прокурору уголовного дела для производства предварительного расследования и установления лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого.

Кроме того, суд, указав в описательной части сущность предъявленного обвинения, не изложил обстоятельства уголовного дела, установленные в судебном заседании.

В соответствии с требованиями закона суд при постановлении оправдательного приговора должен дать оценку каждому из доказательств в совокупности с другими доказательствами по делу и привести мотивы, почему одни доказательства признаны достоверными, а другие — недостоверными.

Между тем, при постановлении приговора суд изложил доказательства обвинения, представленные государственным обвинителем, а также доказательства защиты. В то же время ни одному из изложенных в приговоре доказательств как обвинения, так и защиты не дана надлежащая оценка и не приведены мотивы, по которым суд отверг одни доказательства и признал достоверными другие. Суд ограничился только общим выводом о недостаточности доказательств для признания Бадмаева виновным, что является явно недостаточным для вынесения такого решения.

При таких обстоятельствах ввиду нарушения уголовно-процессуального закона приговор судом кассационной инстанции отменен и уголовное дело направлено на новое судебное разбирательство.

2. Ответы на вопросы судов Республики Калмыкия

По гражданским делам

Вопрос 1: Может ли обязанность по уплате таможенной пошлины за автомобиль принудительно возложена на покупателя, который на момент его покупки не знал и не мог знать о том, что покупаемый им автомобиль не оплачен таможенной пошлиной?

Ответ: В соответствии со ст.131 ТК РФ никто не вправе пользоваться и распоряжаться товарами и транспортными средствами, в отношении которых таможенное оформление не завершено, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом и нормативными актами Государственного таможенного комитета РФ. Государственный таможенный комитет РФ вправе устанавливать условия и налагать ограничения на пользование и распоряжение товарами и транспортными средствами, в отношении которых таможенное оформление не завершено.

Согласно ч.8 ст.124 ТК РФ при незаконном перемещении товаров и транспортных средств через таможенную границу РФ солидарную ответственность за уплату таможенных платежей несут лица, незаконно перемещающие товары и транспортные средства, лица, участвующие в незаконном перемещении, если они знали или должны были знать о незаконности такого перемещения, а при ввозе — также лица, которые приобрели в собственность или во владение незаконно ввезенные товары и транспортные средства, если в момент приобретения они знали или должны были знать о незаконности ввоза.

По смыслу приведенных правовых норм, уплата таможенных платежей как необходимое условие таможенного оформления автомобиля является публично-правовой обязанностью, которая лежит в первую очередь на декларанте, а также на лицах, незаконно переместивших автомобиль, лицах, участвующих в незаконном перемещении, если они знали или должны были знать о незаконности такого перемещения, а при ввозе — также лица, которые приобрели в собственность или во владение незаконно ввезенные транспортные средства, если в момент приобретения они знали или должны были знать о незаконности ввоза. Обязанность уплатить таможенную пошлину за автомобиль не может быть принудительно возложена на покупателя, который на момент покупки не знал и не должен был знать о том, что покупаемый им автомобиль не оплачен таможенной пошлиной. А поскольку такой покупатель не является участником таможенных отношений и на нем не лежит обязанность по уплате таможенной пошлины, у него нельзя изымать автомобиль и помещать в зону складирования до уплаты таможенной пошлины.

Вопрос 2: Согласно п.1 ст.152 ГК РФ гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности.

Не означает ли это, что истец обязан доказать не только факт распространения сведений ответчиком, но и порочащий характер этих сведений?

Ответ: Анализ вышеназванной нормы позволяет прийти к выводу, что на ответчике лежит обязанность доказать соответствие действительности распространенных им сведений. Истец же обязан доказать факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск, а также порочащий характер этих сведений ( п.9 Постановления Пленума ВС РФ от 24 февраля 2005 г. N 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц»).

Вопрос 3: Подлежит ли возмещению за счет казны Российской Федерации вред, причиненный гражданину в результате незаконного привлечения к уголовной ответственности по делу частного обвинения, возбужденного по заявлению потерпевшего?

Ответ: Нет, не подлежит. Согласно ч.2 ст.20 УПК РФ уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 115 , 116 , 129 частью первой и 130 УК РФ, считаются уголовными делами частного обвинения, возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего, его законного представителя.

Прокурор, а также следователь или дознаватель с согласия прокурора вправе возбудить уголовное дело частного обвинения и при отсутствии заявления потерпевшего, если данное преступление совершено в отношении лица, находящегося в зависимом состоянии или по иным причинам не способного самостоятельно воспользоваться принадлежащими ему правами ( ч.4 ст.20 УПК РФ).

Поскольку в данном случае уголовное преследование возбуждено не государством в лице прокурора, следователя или дознавателя, а частным обвинителем, вред, причиненный гражданину в результате незаконного привлечения к уголовной ответственности, должен быть возмещен этим заявителем по правилам главы 59 ГК РФ.

Вопрос 4: Может ли суд рассмотреть заявление об оспаривании действий (бездействия) органов Пенсионного фонда РФ в порядке производства по делам, возникающим из публичных правоотношений?

Ответ: В соответствии с п.1 Положения о Пенсионном фонде Российской Федерации (в редакции Указа Президента РФ от 24 декабря 1993 г. N 2288, Федерального закона от 5 мая 1997 г. N 77-ФЗ) он является самостоятельным финансово-кредитным учреждением, осуществляющим свою деятельность в соответствии с законодательством РФ и данным Положением.

ГПК РФ к делам, возникающим из публичных правоотношений, относит, в частности, дела по заявлениям об оспаривании решений и действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих ( ст.245 гл.25 подраздел III раздела II).

Поскольку Пенсионный фонд России является самостоятельным финансово-кредитным учреждением, а не органом государственной власти или местного самоуправления, следовательно, заявление об оспаривании его действий (бездействия) подлежит рассмотрению по правилам искового производства.

Пленум Верховного Суда РФ в п.8 постановления от 20 января 2003 г. N 2 «О некоторых вопросах, возникших в связи с принятием и введением в действие ГПК РФ» дал разъяснение о том, что ГПК РФ, в отличие от ГПК РСФСР и Закона РФ от 27 апреля 1993 г. (в редакции Федерального закона от 14 декабря 1995 г.) «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан», не допускает возможности оспаривания в порядке производства по делам, возникающим из публичных правоотношений, решений и действий (бездействия) учреждений, предприятий, организаций, их объединений и общественных объединений. Следовательно, с 1 февраля 2003 г. дела об оспаривании решений и действий (бездействия) учреждений, предприятий, организаций, их объединений и общественных объединений должны рассматриваться по правилам искового производства, в том числе с соблюдением общих правил подсудности, как дела по спорам о защите субъективного права.

По уголовным делам

Вопрос 1: Может ли суд по собственной инициативе осуществлять собирание доказательств в соответствии с ч.1 ст.86 УПК РФ?

Ответ: Собирание доказательств является не только прерогативой сторон, но и входит в число полномочий суда, реализуемых в порядке, установленном уголовно-процессуальным законом для производства судебного следствия.

Вопрос 2: Является ли допустимым доказательством протокол допроса несовершеннолетнего подозреваемого в случае, если он допрошен в отсутствие законного представителя, но с участием адвоката?

Ответ: В соответствии со ст.ст.48 и ч.1 ст.426 УПК РФ законный представитель должен быть допущен к участию в уголовном деле с момента первого допроса несовершеннолетнего в качестве подозреваемого.

В связи с этим суду следует исследовать вопрос о допустимости данного доказательства, как того требует ст.75 УПК РФ, имея в виду, что недопустимые доказательства не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельства # , предусмотренных ст.73 УПК РФ.

Вопрос 3: В силу ч.6.1 ст.88 УК РФ при назначении несовершеннолетнему осужденному наказания в виде лишения свободы за совершение тяжкого либо особо тяжкого преступления низший предел наказания, предусмотренный соответствующей статьей Особенной части УК РФ, сокращается наполовину. Следует ли в таких случаях указывать о применении ст.64 УК РФ?

Ответ: Указание на применение ст.64 УК РФ не требуется, поскольку это уже предусмотрено ст.88 УК РФ.

Вопрос 4: Подлежит кассационному обжалованию принятого судом в ходе предварительного слушания решения по ходатайству об исключении доказательств по уголовному делу? #

Ответ: Не подлежит, поскольку не препятствует подсудимому реализовать свое право на судебную защиту и заявить соответствующее ходатайство на этапе судебного разбирательства, а также обжаловать отказ в его удовлетворении в вышестоящий суд одновременно с подачей жалобы на постановленное судом первой инстанции итоговое решение по делу.

Обзор документа

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Другие статьи:

  • Весь уголовный кодекс 2012 Уголовный кодекс России 2019 Уголовный кодекс – это единственный нормативный кодифицированный акт, который построен по принципу опасности деяния. Все нарушения конституционных прав, имеющие большую общественную опасность, называются преступлениями. Исходя из […]
  • Заявление взыскателя о возобновлении исполнительного производства Заявление о возобновлении исполнительного производства В случае приостановки исполнительных действий судебным приставом заинтересованное лицо может подать заявление о возобновлении исполнительного производства. Конечно, если само приостановление исполнительного […]
  • Исковое заявление химчистка Исковое заявление к Дому быта о возмещении испорченной вещи и компенсации морального вреда. В районный/мировой суд г. Москвы ИСТЕЦ: Сидорова А.А., проживающая по адресу: г. Москва, ул. Ленина, д.1, кв.1 тел. 8-495-000-00-00 ОТВЕТЧИК: ООО "ХИМЧИСТКА ОДЕЖДЫ" АДРЕС: […]
  • Льготы на проезд ребенка инвалида Транспортные льготы родителям детей инвалидов в 2019 году Помимо прочих преференций, призванных облегчить участь матери и отца ребенка-инвалида, государство установила транспортные льготы родителям детей инвалидов. Детям с ограниченными возможностями зачастую […]
  • Налог на имущество с нематериальных активов Нематериальные активы - налог на прибыль, определение срока полезного использования Все большее число организаций в настоящее время использует в своей деятельности нематериальные активы. В общепринятом понимании нематериальные активы представляют собой активы […]
  • Пособие контрактнику за рождение ребенка Пособие при рождении ребенка в 2019 году Пособие при рождении ребенка в 2019 году — разовая выплата, предоставляемая одному из родителей. При рождении двух и более детей данное пособие выплачивается на каждого ребенка. Если же ребенок родился мертвым, пособие не […]
  • Пособие по беременности и родом в 2012 Пособия и материнский капитал 2016 Федеральным законом от 14.12.2015 №359-ФЗ «О федеральном бюджете на 2016 год» впервые за последние несколько лет не предусмотрена индексация детских пособий с 1 января 2016 года. До 1 февраля 2016 года размеры нижеуказанных […]