Лев толстой спор

«СУРАТСКАЯ КОФЕЙНАЯ». 1887–1893

Толстому была близка мысль писателя, что «в разные веры веруем, а под одним Богом ходим» (Т. 86, с. 18).

В «Посреднике» из-за цензуры «Суратскую кофейную» не удалось напечатать, и она была отправлена издательнице петербургского журнала «Северный вестник» Л. Я. Гуревич, настойчиво просившей Толстого о сотрудничестве. Начиная с первого номера 1893 г., где появилась «Суратская кофейная», Толстой стал печатать рассказы и статьи в «Северном вестнике»*.

Напечатана «Суратская кофейная» в «Северном вестнике» (1893, № 1); в 1906 г. – в «Круге чтения».

ПСС, т. 29, с. 47–56.

* См.: Л. Н. Толстой в воспоминаниях современников. – М., 1978. – Т. 2. – С. 41-48; позже Л. Я. Гуревич участвовала в редакционной коллегии подготовки ПСС Л. Н. Толстого.

Лев толстой спор

7 октября 1906 года Лев Николаевич Толстой отказался от рассмотрения его кандидатуры на Нобелевскую премию. Писатель объяснил это своим отношением к деньгам, но общественность восприняла отказ как очередную причуду графа. 7 причуд Льва Толстого.

Одна из самых красочных сцен Анны Карениной — описание сенокоса, во время которого Константин Левин (которого Лев Николаевич, как известно, во многом писал с себя) работает в поле наравне с мужиками. Но физический труд Толстой прославлял не только посредством своих героев, но и через собственный пример. Работа в поле бок о бок с крестьянами не была для него экстравагантным барским увлечением, он искренне любил и уважал тяжелый физический труд. Кроме того, Толстой с удовольствием и, что важно, с умением шил сапоги, которые потом дарил родственникам, косил траву и пахал землю, удивляя наблюдавших за ним поместных крестьян и огорчая свою жену.

Да не с кем-нибудь, а с Иваном Тургеневым. Стоит сказать, что Толстой в юности и даже в зрелом возрасте был очень далек от привычного нам сегодня образа мудрого и спокойного старца, призывающего к смирению и бесконфликтности. В молодости граф был категоричен в суждениях, прямолинеен, а подчас даже груб. Пример тому — его конфликт с Тургеневым.
Поговаривают, что одной из причин разлада была «любовная интрига», завязавшаяся между Тургеневым и графиней Марией Николаевной, любимой сестрой Толстого. Но окончательная размолвка между ними случилась, когда оба писателя гостили в доме Афанасия Фета. Если судить по мемуарам последнего, причиной перебранки стал рассказ Тургенева о гувернантке его дочери, которая в воспитательных целях заставляла ее чинить рваную одежду нищих. Толстому такая манера показалось чересчур показной, о чем он с прямолинейностью и жаром сообщил собеседнику. Словесная перебранка едва не привела к драке — Тургенев пообещал Толстому «дать в рожу», а тот в, свою очередь, вызвал его на дуэль. К счастью, стреляться они не стали — Тургенев принес извинения, Толстой их принял, но в их отношениях наступил продолжительный разлад. Лишь семнадцать лет спустя Тургенев приехал в Ясную Поляну к просветлевшему и уже не такому вспыльчивому Толстому.

В 1882 году в Москве прошла перепись населения. Интересно, что в ней на добровольных началах принял участие Лев Николаевич Толстой. Граф хотел узнать нищету в Москве, посмотреть, как живут здесь люди, чтобы хоть как-то помочь бедным горожанам деньгами и делом. Выбрал он для своих целей один из самых сложных и неблагополучных столичных участков — у Смоленского рынка по Проточному переулку, в котором располагались ночлежки и прибежища нищеты. Кроме социального анализа Толстой преследовал и благотворительные цели, он хотел собрать денег, помочь с работой беднякам, устроить их детей в школы, а стариков в приюты. Толстой лично обходил ночлежки и заполнял переписные карточки, и кроме того поднимал проблемы неустройства бедняков в прессе и городской думе. Итогом стали его статьи «Так что же нам делать?» и «О переписи в Москве» с призывами о помощи и поддержки малоимущим.

С годами Толстым все сильнее завладевали духовные искания, и он все меньше уделяет внимание быту, практически во всем стремясь к аскетизму и «опрощению». Граф занимается тяжелым крестьянским трудом, спит на голом полу и ходит босиком до самых холодов, подчеркивая тем самым свою близость к народу. Именно таким — на босу ногу, в подпоясанной крестьянской рубахе, простых штанах, — его запечатлел на своей картине Илья Репин. Таким же он его описывал и в письме к своей дочери: «Как бы ни унижал себя этот гигант, какими бы бренными лохмотьями не прикрывал свое могучее тело, всегда в нем виден Зевс, от мановения бровей которого дрожит весь Олимп».

Лев Николаевич сохранял физическую бодрость и крепость духа до самых последних дней. Причина тому — страстная любовь графа к спорту и всевозможным физическим упражнениям, которые по его мнению, были обязательны, в особенности для тех, кто занимается умственным трудом. Любимой дисциплиной Толстого была ходьба, известно что уже в достаточно солидном возрасте шестидесяти лет он совершил три пеших перехода из Москвы в Ясную поляну. Кроме того, граф увлекался конькобежным спором, осваивал велосипед, верховую езду, плавание, каждое утро начинал с гимнастики.

Толстой яро увлекался педагогикой и даже обустроил в своем имении в Ясной поляне школу для крестьянских детей. Интересно, что там практиковался во многом экспериментальный подход к обучению — Толстой ставил во главу угла не дисциплину, а наоборот поддерживал теорию свободного воспитания, — дети на его уроках сидели как хотели, определенной программы не было, но занятия при этом были очень плодотворными. Толстой не только лично занимался с учениками, но также выпускал детские книги, в том числе собственную «Азбуку».

Конфликт Толстого и православной церкви стал одной из самых странных и печальных страниц в биографии писателя. Последние два десятилетия жизни Толстого ознаменовались его окончательным разочарованием в церковной вере и неприятием православных догматов. Писатель ставил под сомнение авторитет официальной церкви и критически высказывался по отношению к духовенству, настаивая на более широком понимании религии. Таким образом, его разрыв с церковью был предрешен — в ответ на публичную критику Толстого и серию публикаций посвященных теме религии, Синод в 1901 году отлучил его от церкви.

Уже в преклонном возрасте 82-x лет писатель решил уйти странствовать, покинув свое имение, оставив жену и детей. В прощальном письме к своей графине Софье, Толстой пишет: «Я не могу более жить в тех условиях роскоши, в которых жил, и делаю то, что обыкновенно делают старики моего возраста: уходят из мирской жизни, чтобы жить в уединении и тиши последние дни своей жизни». В сопровождении своего личного врача Душана Маковицкого граф покидает Ясную Поляну и отправляется в скитания без определенной цели. Заехав в Оптику Пустынь и Козельск, он решает отправится на юг к своей племяннице, откуда планирует двинуться дальше на Кавказ. Но последние путешествие оборвалось, едва начавшись: в дороге Толстой простудился и подхватил воспаление легких — 7 ноября Лев Николаевич скончался в доме начальника железнодорожной станции «Астапово».

Споры о Толстом

Прошел уже год, как с нами нет Вячеслава Михайловича Клыковавеликого скульптора и замечательного человека.

Клыков никак не мог примириться с тем, что великий писатель был отлучен от Церкви и до сих пор это отлучение не снято.

— Что ж из того, что в церковных вопросах он заблуждался? Но это был настоящий гений! А его религиозные искания сейчас никому не интересны. Остались «Война и мир», «Анна Каренина».

Я пытался возражать, что никто не отрицает художественный гений Толстого, но надо смотреть правде в глаза — Толстой к концу жизни стал беспощадным и сознательным врагом Церкви Христовой, сам разорвал общение с Нею, глумился над самым святым, что есть в христианстве и наконец отвратил от Церкви и от Бога огромное множество людей, не даром Ленин называл его «зеркалом русской революции».

Вячеслав Михайлович в те годы только приходил в Церковь, это было его первое паломничество в Дивеево к преподобному Серафиму и переоценка ценностей, как и у всякого, происходило в нем тяжело и болезненно. К тому же Клыков сам был в первую очередь художник — талант и тем более гений оставались для него превыше всего и никому неподсудны. Он вновь стал убеждать нас, что всякий гений от Бога. Я напомнил, как отец Иоанн Кронштадский называл Толстого не просто злым гением, но предтечею антихриста, а его борьбу с Церковью — делом дьявольским, за несколько лет предсказал несчастное бегство Льва Николаевича из родного гнезда, неудачную попытку покаяния и смерть в полном духовном одиночестве.

Читайте так же:  Коллегия адвокатов в орле на ленина

Но все это были слова, слова, слова. Я не мог убедить Вячеслава Михайловича, нет, не разлюбить Толстого как художника, а понять, почему борьба этого великого писателя с Христовой Церковью была настолько страшна, что Священный Синод пошел на такой тяжелый шаг как отлучение. Поняв, что не переубедим друг друга, мы замолчали. Вячеслав Михайлович задумчиво смотрел вперед. Машина мчалась по залитой солнцем дороге среди бесконечных полей.

Вдруг я заметил, что Вячеслав Михайлович напряженно вытянулся, устремив расширившийся от ужаса взгляд куда-то верх .

Ничего не понимая, я перевел взгляд в небо — и сам чуть было не закричал: прямо перед нами посреди ясного лазоревого горизонта нависало ослепительно белое облако — голова великого писателя.

Я резко нажал на тормоз, стараясь только не потерять управление: оторвать взгляд от этого зрелища было невозможно. Потрясенные, мы все трое вышли на дорогу.

Ничего подобного ни один из нас не видел за всю свою жизнь: облако, висевшее перед нами с поразительной — скульптурной точностью повторяло известную всем нам по фотографиям и портретам, голову Толстого. Мужицкая борода, крупный нос картошкой, высокий лоб, резкий взгляд из-под густых бровей. Казалось, это какой-то волшебный мраморный бюст висит в небе.

Несколько секунд мы были не в состоянии произнести ни слова, потом стали наперебой делится своими впечатлениями, повторяю, в облаке не было абсолютно никакой двусмысленности или гадательности — перед нами был Толстой! Не понятно, что более нас потрясло: этот природный феномен или то, что мы лишь несколько минут назад так горячо спорили о Толстом.

Вдруг изображение в небе стало меняться: налетел ветер и внутри облака на наших глазах начались бурные метаморфозы. Лицо странно вытянулось, нос картошкой принял совершенно иную форму — тонкий, крючкообразный он хищно навис над ухмыляющимися губами, огромная борода отлетела и осталась лишь острая эспаньолка. За несколько мгновений перед нами совершилось превращение в такую страшную мефистофельскую бесовскую личину, что Клыков, схватившись за голову закричал:

— Я понял, понял! Не надо.

Еще несколько секунд облако дрожало над нами, казалось для того, чтобы увиденное навсегда запечатлелось в нашей памяти, потом налетел вихрь и в клочья разметал все по небу.

Потом мы не раз вспоминали этот день и это видение.

Всю жизнь Лев Толстой боролся с похотью

Естественная для любого мужчины страсть оказалась для «зеркала русской революции» непосильным бременем, с которым он всю жизнь боролся. Сенсационные подробности этой эпохальной баталии читатель сможет узнать из новой книги, в которую вошли выдержки из писем и дневников писателя, воспоминания его друзей и близких.

С разрешения издательства « ЗАХАРОВ » мы публикуем фрагменты из новой книги.

Он плакал в публичном доме

«. Жажда семейной жизни и чувственное влечение к женщине — вот два основных настроения, держащих в своей власти молодого Толстого . . Первой ступенью к раскрытию этой новой стороны жизни было для Толстого его изменившееся отношение к горничной: «Одно сильное чувство, похожее на любовь, я испытал, только когда мне было 13 или 14 лет, но мне не хочется верить, чтобы это была любовь; потому что предмет была толстая горничная (правда, очень хорошенькое личико), притом же от 13 до 15 лет — время самое безалаберное для мальчика (отрочество), — не знаешь, на что кинуться, и сладострастие в эту эпоху действует с необыкновенною силою».

. Когда Толстой писал «Воскресение», . Софья Андреевна резко напала на него за главу, в которой он описывал обольщение Катюши.

— Ты уже старик, — говорила она, — как тебе не стыдно писать такие гадости.

. Когда она ушла, он, обращаясь к бывшей при этом М. А. Шмидт , едва сдерживая рыдания, подступившие ему к горлу, сказал:

— Вот она нападает на меня, а когда меня братья в первый раз привели в публичный дом и я совершил этот акт, я потом стоял у кровати этой женщины и плакал!

Женщин не иметь!

. Перед отъездом из Казани перед 19-летним юношей уже встает вопрос об изменении направления всей его жизни.

В таком настроении он. уезжает в Ясную Поляну. вырабатывает «правило»: «Смотри на общество женщин как на необходимую неприятность жизни общественной и, сколько можно, удаляйся от них».

Вся жизнь молодого Толстого проходит в выработке строгих правил поведения, в стихийном уклонении от них и упорной борьбе с личными недостатками.

«Вчерашний день прошел довольно хорошо, исполнил почти все; недоволен одним только: не могу преодолеть сладострастия, тем более, что страсть эта слилась у меня с привычкою».

«Каждый день моцион. Сообразно закону религии, женщин не иметь».

. «Приходила за паспортом Марья. Поэтому отмечу сладострастие». «После обеда и весь вечер шлялся и имел сладострастные вожделения». «Мучает меня сладострастие, не столько сладострастие, сколько сила привычки».

О любви

. С Зинаидой Модестовной Молоствовой Лев Николаевич познакомился еще студентом в Казани. Ей было 21 — 22 года, и она была почти невестой другого человека. Несмотря на это, она все мазурки танцевала со Львом Николаевичем и явно интересовалась им.

«. Я ни слова не сказал ей о любви, но я так уверен, что она знает мои чувства. »

. Кавказ оставил в Толстом самые дорогие воспоминания. Однако. . продолжается . все та же борьба человека с низшими страстями.

«Сладострастие сильно начинает разыгрываться — надо быть осторожным». «. О, срам! Ходил стучаться под окна К. К счастью моему, она меня не пустила». «Ходил стучаться к К., но, к моему счастью, мне помешал прохожий». «Я чувствовал себя нынче лучше, но морально слаб, и похоть сильная» (1852 год).

«Мне необходимо иметь женщину. Сладострастие не дает мне минуты покоя». «Из-за девок, которых не имею, и креста, которого не получу, живу здесь и убиваю лучшие годы своей жизни».

. «Это насильственное воздержание, мне кажется, не дает мне покоя и мешает занятиям. » (1853 г.).

«Два раза имел Кас . Дурно. Я очень опустился». «Ходил к К., хорошо, что она не пустила».

. В Петербурге в 1855 году Лев Николаевич встречается с Александрой Алексеевной Дьяковой , сестрой своего друга. Еще в юности он был увлечен ею. Уже три года, как Александра Алексеевна замужем за А. В. Оболенским , но при встрече чувство вновь захватывает Толстого.

«. Я не ожидал ее видеть, поэтому чувство, которое она возбудила во мне, было ужасно сильно.

. Потом она нечаянно проводила меня до дверей. Положительно, со времен Сонечки (Софья Павловна Колошина. Детская любовь Л. Н. Толстого) у меня не было такого сильного чувства».

. Толстой не забыл Оболенскую. И позд нее новые встречи опять волновали его. 6 ноября 1857 года Толстой отметил в дневнике: «А. прелесть. Положительно женщина, более всех других прельщающая меня. Говорил с ней о женитьбе. Зачем я не сказал ей все». «А. держит меня на ниточке, и я благодарен ей за то. Однако по вечерам я страстно влюблен в нее и возвращаюсь домой полон чем-то, счастьем или грустью, — не знаю».

Попытка брака

28 мая 1856 года Лев Николаевич выезжает в Ясную Поляну. В деревне он возобновляет знакомство с семьей Арсеньевых . Лев Николаевич ставит перед собой неотложную задачу — женитьбу — и объектом выбирает Валерию Арсеньеву.

«25 июля. В первый раз застал ее без платьев. Она в десять раз лучше, главное, естественна.

30 июля. В. совсем в неглиже. Не понравилась очень.

31 июля. В., кажется, просто глупа.

10 августа. Мы с В. говорили о женитьбе, она не глупа и необыкновенно добра».

. В течение месяцев, когда Толстой почти ежедневно виделся с Арсеньевой. он записывал: «Ездил со сладострастными целями верхом, — безуспешно». «Наткнулся на хорошенькую бабу и сконфузился».

. Из Севастополя Толстой вернулся полный чувственных вожделений. «Это уже не темперамент, а привычка разврата», — записал он по приезде. «Похоть ужасная, доходящая до физической болезни». «Шлялся по саду со смутной, сладострастной надеждой поймать кого-то в кусту. Ничто мне так не мешает работать.

После неудачной попытки жениться Толстой отдается светским увлечениям. « Тютчева , Свербеева , Щербатова , Чичерина , Олсуфьева , Ребиндер — я во всех был влюблен», — записывает Лев Николаевич. К этому списку следует прибавить. и сестер Львовых.

С княгиней Екатериной Львовой Толстой знакомится в Дрездене . «Она мне очень нравится, — записывает он в дневнике, — и, кажется, я дурак, что не попробую жениться на ней». «Был у Львовых, и как вспомню этот визит — вою. Я решился было, что это последняя попытка женитьбы, но и то ребячество».

. В дневнике мы встречаем еще новые имена, например, имя княжны Екатерины Трубецкой . . На Екатерине Федоровне Тютчевой (дочери поэта) внимание Толстого задерживается на несколько месяцев.

«7 января. Тютчева вздор!

8 января. Нет, не вздор. Потихоньку, но захватывает меня серьезно и всего.

Читайте так же:  Ч2 ст118 ук рф судебная практика

26 января. Шел с готовой любовью к Тютчевой. Холодна, мелка, аристократична. Вздор!»

«К. Тютчева была бы хорошая, ежели бы не скверная пыль и какая-то сухость и неаппетитность в уме и чувстве. »

Бежать поздно

. Льву Николаевичу уже 34 года, а Софье Андреевне Берс только 18 лет. Он некрасив, «безобразен», она — «прелестна во всех отношениях». Разница в возрасте мучает его, и минутами он думает, что личное счастье ему недоступно.

. После объяснения с Софьей Андреевной Лев Николаевич настаивал, чтобы свадьба была через неделю. и свадьба была назначена на 23 сентября. . В последнюю минуту хотел он бежать, но было поздно.

. Перед свадьбой Софья Андреевна ознакомилась с дневником будущего мужа. В нем он добросовестно записывал свои интимные переживания.

Из ее дневника: «. Все его (мужа) прошедшее так ужасно для меня, что я, кажется, никогда не помирюсь с ним. . Он целует меня, а я думаю: «Не в первый раз ему увлекаться». Я тоже увлекалась, но воображением, а он — женщинами, живыми, хорошенькими. »

Помимо призраков прошлого, омрачавших жизнь Софьи Андреевны, ее сильно мучило чувство ревности. ко всем женщинам и к своей любимой младшей сестре.

. В последние годы холостой жизни Толстой имел длительную связь с яснополянской замужней крестьянкой Аксиньей и, кажется, имел от нее сына.

Из дневника: «Видел мельком Аксинью. Очень хороша. . Я влюблен, как никогда в жизни. Нет другой мысли. Мучаюсь».

. Спустя полгода: «Ее не видал. Но вчера. мне даже страшно становится, как она мне близка». «Ее нигде нет — искал. Уже не чувство оленя, а мужа к жене».

Перед женитьбой эта связь была прервана навсегда.

Спустя несколько месяцев после свадьбы эта женщина вместе с другой крестьянкой была прислана в барский дом мыть полы. Софье Андреевне ее показали. Мучительная ревность поднялась в жене Льва Николаевича.

16 декабря 1862 года есть такая запись в дневнике С. А.: «Мне кажется, я когда-нибудь себя хвачу от ревности. Влюблен, как никогда. И просто баба, толстая, белая — ужасно. Я с таким удовольствием смотрела на кинжал, ружья. Один удар — легко. Я просто как сумасшедшая».

. Семейные отношения писателя складывались непросто. . Толстой вышел за пределы пола, в жене хотел он видеть только человека.

Но. в глубокой старости судьба снова разбудила в нем чувства мужа к жене, отношения мужчины к женщине. . Лев Николаевич, 70-летний старик, временами стал испытывать от присутствия жены сильное, радостное волнение».

Изучаем историю изобретений и путешествуем по Индии

Увлекательные бумажные новинки для школьников и дошколят

Литературная премия «НОС» назвала победителей

И снова все было очень предсказуемо

«Верните Курилы, что вам жалко, что ли»: Популярный писатель о том, к чему приводит любовь к японским комиксам

«Комсомольская правда» продолжает знакомить читателей с творчеством молодых авторов. Перед вами — эссе из новой еще не опубликованной книги писателя Елены Одиноковой

Вампиры в пионерлагере и зомби в Петербурге

Изучаем главные новинки последних месяцев

Нина Спада: Дочь не понимает, почему родной папа Максим Дунаевский от нее отвернулся

Бывшая возлюбленная рассказала о сложных отношениях с автором хитов из «Мэри Поппинс»

Всем сестрам по серьгам: Честно о литературных итогах года

Литературный критик Анна Жучкова и обозреватель «КП» Евгения Коробкова обсудили итоги 2018-го на книжном рынке

Тянемся к свету и разгадываем загадки древности

Бумажные новинки, которые стоит почитать в зимние каникулы

Авторы списка самых продаваемых книг по годам рассказали о принципах своей работы

Анна и Сергей Литвиновы объяснили, почему в перечень русскоязычных бестселлеров не включили романы «Вечный зов», «Тени исчезают в полдень» и шедевры Андрея Платонова

Узнай, какая книга была бестселлером в год твоего рождения

Список самых продаваемых книг по годам составили писатели Анна и Сергей Литвиновы

Новинки декабря: Из страны победившего чучхе — на студенческую картошку

Что вышло в свет в первый месяц зимы

Вручение премии «Большая книга»: Людмила Петрушевская отказалась от букета цветов

А Максим Горький перевернулся в гробу

Праздничные рецепты от лучших шеф-поваров России

В издательстве «Комсомольская правда» вышла книга «Страна, за стол!»

Выжить в Берлине

Германия. 1940-45. Холокост. Все эти годы в немецкой столице прожила Мария Ялович-Симон. И все что ей пришлось пережить можно узнать с ее собственных слов в книге «Нелегалка»

Можно мыться раз в неделю и пускать в постель собаку

Медицинский журналист, автор книги «Обои-убийцы, ядовитая вода и стул-обольститель», Дарья Саркисян рассказала на радио «Комсомольская правда» о том, что мы делаем неправильно, когда, например, моем руки или чистим зубы

Эрик Вюйар: «Тот, кто привел Гитлера к власти, жив и успешен до сих пор»

Лауреат Гонкуровской премии о приходе нового диктатора из Голливуда, ложном чувстве всеобщего стыда и о настоящих причинах Второй Мировой войны

Внук писателя Николая Носова: Мой дед сделал из Незнайки человека

Неизвестные факты из жизни писателя

Владимир Вишневский: «Все больше людей нашу тайну хранит»

Всем, кто стремится обновить и пополнить свой несессер крылатых выражений, обязательно нужно приобрести эту краткую энциклопедию жизн

Кирилл Бабаев: В «Домострое» была нарисована картина идеальной, а не реальной России

В издательстве «Эксмо» вышла новая книга писателя «История человечества в великих документах»

«Страдающему Средневековью» досталась премия «Просветитель»

В Москве вручили награды за лучшие просветительские проекты

Главные документы мира и мытье рук по-научному

Лучшие научно-популярные издания последних месяцев

Возрастная категория сайта 18+

«Спор о морали: Лев Толстой и Лев Шестов» (лекция В.Н. Поруса)

В рамках серии философских семинаров «Философия в литературе. Литература в философии. Путь, проложенный Львом Толстым», которые проводит Государственный музей Л.Н. Толстого совместно с Институтом философии РАН, состоялся доклад ординарного профессора ВШЭ, главы Школы Философии ВШЭ В.Н. Поруса.

Вашему вниманию предлагается видеозапись выступления:

Лев Толстой и Чехов: как начинался спор системной и адресной помощи

Лев Толстой был и вдохновителем, и рядовым участником первой переписи нуждающегося населения Москвы. Это был один из первых опытов системной благотворительности

«Разбор нищих городским присутствием»; фото из «Альбома Московского городского Работного дома».Фото: humus.livejournal.com

Как известно, отмена крепостного права, произошедшая в России в 1861 году, имела далеко не только позитивные последствия. Множество наших соотечественников — ранее, пусть худо-бедно, но присмотренных деревенской общиной, вместе со свободами получили отсутствие каких бы то ни было социальных гарантий. Не имея социального опыта проживания в крупных городах, предоставленные сами себе, они моментально становились обитателями городского дна. Именно эти люди в первую очередь нуждались в поддержке благотворительных институтов — как государственных, так и частных.

Чтобы выявить масштабы и характер бедствия, в 1882 году в Москве провели первую серьезную перепись населения. Среди прочих в ней, в качестве простого переписчика, участвовал писатель Лев Николаевич Толстой. Он вызвался добровольно — чтобы, во-первых, почерпнуть из этого мероприятия новые материалы для литературных трудов, а во-вторых, чтобы помочь нуждающимся словом и делом. Но тотчас передним встал вопрос всех благотворителей — что важнее — получить полные данные и обустроить помощную систему, или…

«Накормить старуху»

Лев Толстой был не только участником переписи — он стоял в ряду ее инициаторов. Еще в самом начале 1882 года он писал в статье «О переписи в Москве»: «Будем записывать, считать, но не будем забывать, что если нам встретится человек раздетый и голодный, то помочь ему важнее всех возможных исследований, открытий всех возможных наук; что если был бы вопрос о том, заняться ли старухой, которая второй день не ела, или погубить всю работу переписи, то пропадай вся перепись, только бы накормить старуху!»

Планы самые благородные: «Я предлагал воспользоваться переписью для того, чтобы узнать нищету в Москве и помочь ей делом и деньгами, и сделать так, чтобы бедных не было в Москве».

Когда же дело дошло до дележа участков, Лев Николаевич выбралсебе один из самых неблагополучных, Проточный переулок и его окрестности. Стоявшие здесь доходные дома могли поспорить с точки зрения нищеты и криминала с легендарной московской Хитровкой, а во многом и превосходили ее. Большинство из них принадлежало к неформальному, и, прямо говоря, преступному, объединению «Ржаная крепость».

Толстой еще не прибыл к месту своей общественной деятельности, однако, антураж уже давал о себе знать. Лев Николаевич писал:

«Спускаясь под гору по Никольской улице, я поравнялся с мальчиками от 10 до 14 лет, в кофточках и пальтецах, катавшихся кто на ногах, кто на одном коньке под гору по обледеневшему стоку тротуара подле этого дома. Мальчики были оборванные и, как все городские мальчики, бойкие и смелые. Я остановился посмотреть на них. Из-за угла вышла с желтыми обвисшими щеками оборванная старуха. Она шла в гору к Смоленскому и страшно, как запаленная лошадь, хрипела при каждом шаге. Поравнявшись со мной, она остановилась, переводя хрипящее дыхание. Во всяком другом месте эта старуха попросила бы у меня денег, но здесь она только заговорила со мной.

Читайте так же:  Льготы по ст 21

– Вишь, — сказала она, указывая на катавшихся мальчиков, — только баловаться! Такие же ржановцы, как отцы, будут.

Один из мальчиков в пальто и картузе без козырька услыхал ее слова и остановился.

– Что ругаешься? — закричал он на старуху. — Сама ржановская козюлиха!

Я спросил у мальчика:

– А вы тут живете?

– Да, и она тут. Она голенищи украла! — крикнул мальчик и, подняв вперед ногу, покатился дальше.

Старуха разразилась неприличным матерным ругательством, прерываемым кашлем. С горы в это время, размахивая руками (в одной была связка с одним маленьким калачом и баранками), шел по середине улицы белый как лунь старик, весь в лохмотьях. Старик этот имел вид человека, только что подкрепившегося шкаликом. Он слышал, видно, брань старухи и взял ее сторону.

– Я вас, чертенята, у!– крикнул он на ребят, направляясь как будто на них, и, обогнув меня, взошел на тротуар».

Сказать, что Лев Николаевич был обескуражен – значит ничего не сказать. Разумеется, он сталкивался с нищетой, но нищетой крестьянской. В тульской Ясной Поляне неимущие и больные, шли к барину на прием. Это была другая нищета, от которой пахло землей, навозом, костром — запахами самой природы.

Увы, город обостряет признаки нищеты. Нищий здесь еще более жалок, еще более несчастен, более неприятен. Его подножный корм — не ягоды и не грибы, а содержимое мусорных отвалов. Он болен, физически слаб, не способен к тяжелому труду. Он обречен, как ни ужасно это слово.
Толстой не ожидал, что все окажется так страшно.

Переписной лист переписи населения Российской империи. Фото с сайта demography.academic.ru

«Косоглазый черт»

«Как только я вошел во двор, я почувствовал отвратительную вонь. Двор был ужасно грязный. Я повернул за угол и в ту же минуту услыхал налево от наверху, на деревянной галерее, топот шагов бегущих людей, сначала по доскам галереи, а потом по ступеням лестницы. Прежде выбежала худая женщина с засученными рукавами, в слинявшем розовом платье и ботинках на босу ногу. Вслед за ней выбежал лохматый мужчина в красной рубахе и очень широких, как юбка, портках, в калошах. Мужчина под лестницей схватил женщину.

– Не уйдешь! –проговорил он, смеясь.

– Вишь, косоглазый черт!– начала женщина, очевидно польщенная этим преследованием, но увидала меня и злобно крикнула: – Кого надо.
Трактир очень темный, вонючий и грязный. Прямо стойка, налево комнатка со столами, покрытыми грязными салфетками, направо большая комната с колоннами и такие же столики у окон и по стенам. Кое-где у столов за чаем мужчины, оборванные и прилично одетые, как рабочие или мелкие торговцы, и несколько женщин. Трактир очень грязный; но сейчас видно, что трактир торгует хорошо…

В сальной, вонючей кухне и сенях мы встретили старуху, которая бережно несла куда-то очень вонючую требуху в тряпке. Из сеней мы спустились на покатый двор, весь застроенный деревянными, на каменных нижних этажах, постройками. Вонь на всем дворе была очень сильная».

Это все – наблюдения Льва Николаевича. Но он и не подозревал, что в то же время сам является объектом наблюдения. Да не для нищих – то бы ладно – а для своего коллеги, московского литератора, пусть и начинающего.

«Напрасно он взялся за дело»

По иронии судьбы — она бывает ох как саркастична — одним из «счетчиков», то есть студентов-переписчиков, приставленных к живому классику (каковым безусловно считался Лев Николаевич) был Александр Амфитеатров. В будущем – выдающийся фельетонист, театральный обозреватель, главный редактор журнала «Современник», один из первейших журналистских перьев России, он уже в то время отличался наблюдательностью и критическим складом ума. От него не ускользнуло то, что осталось за официальными рамками участия Льва Толстого в ржановской эпопее.

Впоследствии Амфитеатров писал: «Должен признаться, что мне крепко не нравилось отношение Льва Николаевича к переписи. Мне думалось, что напрасно он взялся за дело, коль скоро так явно пренебрегает им в самой идее его… Во время ее решительно ничто не обнаруживало в Льве Николаевиче, чтобы дело его затянуло. Напротив, видимо, мучился.

Кроме нескольких ярких бытовых встреч и эпизодов, его ничто не оживляло в переписной работе. Ходил по квартирам мало и неподолгу, скучный, угрюмый и брезгливый. Заметно пересиливал, ломал себя, трудно давалась ему победа над органическим отвращением к новой изучаемой среде…

Толстой ли не знаток народной речи? А с ржановцами он не умел говорить, плохо понимал их жаргон, терял в беседах с ними такт и попадал в курьезнейшие просаки.

Так, одного почтенного ржановского «стрелка» (любопытно, что это ходовое московское слово, обозначающее нищего с приворовкою, оказалось Толстому незнакомо, и он тешился новым речением, как ребенок) Лев Николаевич тихо и конфиденциально, тоном, приглашающим к доверию, спросил в упор:

За что, конечно, и получил такую ругань, что — не знаю, как мы выскочили из квартиры!»

«Много врет, сочиняет болезни и проч.»

А в заключении — письмо Антона Павловича Чехова ярославскому поэту Леониду Трефолеву, датируемое 1888 годом.

«На этих днях к Вам явится с моею визитной карточкой подозрительная личность… Это Дмитрий Иванов, крестьянин, 12 лет, грамотный, сирота, беспаспортный и проч. и проч. и проч. По его словам, в Москву он приехал из Ярославля с матерью; мать умерла, и он остался на бобах. Жил он в Москве в «Аржановской крепости» и занимался милостыней. Эта профессия, как Вы и сами заметите, сильно отразилась на нем: он худ, бледен, много врет, сочиняет болезни и проч.

На мой вопрос, хочет ли он ехать на родину, т. е. в Ярославль, он ответил согласием. Сестра моя собрала для него деньжишек и одежонки, и завтра наша кухарка повезет его на вокзал.

Мальчик говорит, что в Ярославле у него есть тетка. Адрес ее ему неизвестен. Если у Вас в Ярославле нет адресного стола, то не найдете ли Вы возможным указать мальчугану те пути, по коим у Вас в городе отыскиваются тетки и дядьки? Куда ему идти? В полицию? В мещанскую управу? Может ли он жить в Ярославле без паспорта? Если нет, то куда ему обратиться за паспортом? Он грамотен и уверяет, что хочет работать…
Если он к Вам не явится, то придется, к прискорбию, заключить, что он вернулся назад в Москву, продал одежду и билет, т. е. надул».

Этот факт, и множество ему подобных, редко бывают известны. Подобными поступками как-то не принято бравировать, их совершают как нечто само собою разумеющееся, да еще и стесняясь, да с приличной долей самоиронии. Адресная благотворительность всегда выглядит симпатичнее системной. Той самой, которой увлечен был Лев Николаевич Толстой, и которая была описана им в трактате под названием «Так что же нам делать?».

Другие статьи:

  • Регистрация ооо армавир "МЕТРОПОЛИС", ОБЩЕСТВО С ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ Регион: Краснодарский край , г. Армавир Виды деятельности (по кодам ОКВЭД): Производство пищевых продуктов, включая напитки Производство хлеба и мучных кондитерских изделий недлительного хранения ОКВЭД 2017: […]
  • Федеральный закон о социальной защите 442 Федеральный закон от 21 декабря 1996 г. N 159-ФЗ "О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей" (с изменениями и дополнениями) Информация об изменениях: Федеральным законом от 22 августа 2004 г. N […]
  • Нотариус без выходных перово Бесплатная юридическая помощь Нотариус в перово и новогиреево без выходных Комкова Нина Михайловна 170 м от метро111401, 2-я Владимирская ул., д. 41, корп. 1(495) 672-80-71 Колесникова Ольга Михайловна 220 м от метро111397, Зеленый просп., д. 24, стр. […]
  • Приказ мвд 569 2000 Приказ МВД РФ от 15 июля 2005 г. N 568 "О порядке проведения органами внутренних дел Российской Федерации периодических проверок частных охранников и работников юридических лиц с особыми уставными задачами на пригодность к действиям в условиях, связанных с […]
  • Приказ фсб россии 515 Приказ ФСБ России от 7 августа 2017 г. N 454 "Об утверждении Правил пограничного режима" (с изменениями и дополнениями) Приказ ФСБ России от 7 августа 2017 г. N 454"Об утверждении Правил пограничного режима" С изменениями и дополнениями от: В соответствии со […]
  • Нотариус в чайковском Нотариусы Чайковский +7 (499) 703-35-33 доб. 792 – Москва и МО Ниже представлен список нотариусов в выбранной категории. Чтобы посмотреть подробную информацию по конкретному нотариусу, кликните по ФИО нотариуса. Нотариус Бадретдинова Аэлита Марсовна Телефон: […]
  • За нарушение требований 115-фз ответственность несут Глава VI. Ответственность за нарушение настоящего Федерального закона (ст.ст. 33 - 35) Глава VI. Ответственность за нарушение настоящего федерального закона © ООО "НПП "ГАРАНТ-СЕРВИС", 2019. Система ГАРАНТ выпускается с 1990 года. Компания "Гарант" и ее […]