В чем спор материалистов и идеалистов

Основной вопрос философии

Основной вопрос философии

Своеобразие философии во многом зависит от формулировки основного ее вопроса. Представления о содержании такого вопроса у философов различаются.

Основной вопрос философии

Так, Ф. Бэкон выделял в философии как основнойвопрос о расширении могущества человека над природой, благодаря познанию явлений окружающего мира и внедрению знания в практику.

Р. Декарт и Б. Спиноза в качестве основного вопроса философии выделяли вопрос о завоевании господства над внешней природой и совершенствования человеческой природы.

К. А. Гельвеций основным вопросом считал вопрос о сущности человеческого счастья.

Ж.-Ж. Руссо такой вопрос сводил к вопросу о социальном неравенстве и путях его преодоления.

И. Кант считал основным в философии вопрос о том, как возможно априорное знание, т. е. такое знание, которое добывается доопытным путем, а И. Г. Фихте данный вопрос сводил к вопросу об основоположениях всякого знания.

Для известного российского философа С. Л. Франка такой вопрос звучал так: что такое человек и каково его истинное назначение, а известный представитель французского экзистенциализма А. Камю считал, что в этом качестве выступает вопрос о том, стоит ли жизнь того, чтобы быть прожитой?

В современной отечественной философской мысли многими специалистами основным считается вопрос об отношении мышления к бытию, сознания к материи. Такая постановка основного вопроса философии отражена в работе Ф. Энгельса “Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии”. В ней отмечено: “Великий основной вопрос всей, в особенности новейшей философии есть вопрос об отношении мышления к бытию” [12. С. 282], и далее “философы разделились на два больших лагеря сообразно тому, как отвечают они на этот вопрос” [12. С. 283], т. е. на материалистов и идеалистов. Принято считать, что основной вопрос в такой постановке имеет две стороны. Первая — связана с ответом на вопрос о том, что первично — материя или сознание, а вторая сторона сопряжена с ответом на вопрос о познаваемости мира.

Вначале рассмотрим вопрос, относящийся к первой стороне основного вопроса философии.

Что касается идеалистов, то они признают первичным идею, дух, сознание. Они считают материальное продуктом духовного. Однако соотношение сознания и материи представителями объективного и субъективного идеализма понимается не одинаково. Объективный и субъективный идеализм — это две разновидности идеализма. Представители объективного идеализма (Платон, В. Г. Лейбниц, Г. В. Ф. Гегель и др.), признавая реальность существования мира, полагают, что помимо сознания человеческого существует “мир идей”, “мировой разум”, т. е. нечто такое, что определяет все материальные процессы. В отличие от этого взгляда, представители субъективного идеализма (Д. Беркли, Д. Юм, И. Кант и др.) полагают, что предметы, которые мы видим, осязаем и обоняем, выступают комбинациями наших ощущений. Последовательное проведение такого взгляда приводит к солипсизму, т. е. к признанию реально существующим лишь познающего субъекта, который как бы примысливает реальность.

Материалисты, напротив, отстаивают мысль о том, что мир представляет собой объективно существующую реальность. Сознание же считается производным, вторичным по отношению к материи. Материалисты стоят на позициях материалистического монизма (от греческого монос — один). Это означает, что единственным началом, основой всего сущего признается материя. Сознание считается продуктом высокоорганизованной материи — мозга.

Однако существуют и другие философские воззрения на соотношение материи и сознания. Некоторые философы рассматривают материю и сознание как два равнозначных основания всего сущего, независимых друг от друга. Таких воззрений придерживались Р. Декарт, Ф. Вольтер, И. Ньютон и другие. Их называют дуалистами (от латинского dualis — двойственный) за признание в качестве равноправных материю и сознание (дух).

Теперь выясним, как материалисты и идеалисты решают вопрос, относящийся ко второй стороне основного вопроса философии.

Материалисты исходят из того, что мир познаваем, наши знания о нем, проверенные практикой, в состоянии быть достоверными, и служат основой для эффективной, целесообразной деятельности людей.

Идеалисты в решении вопроса о познаваемости мира разделились на две группы. Субъективные идеалисты сомневаются в том, что познание объективного мира возможно, а объективные идеалисты, хотя и признают возможность познания мира, но ставят познавательные способности человека в зависимость от Бога или потусторонних сил.

Философов, отрицающих возможность познания мира, называют агностиками. Уступки агностицизму делают представители субъективного идеализма, которые сомневаются в возможностях познания мира или объявляют некоторые области действительности принципиально непознаваемыми.

Существование двух главных направлений в философии имеет социальные основания или источники и гносеологические корни.

Социальным основанием материализма можно считать потребность некоторых слоев общества в том, чтобы при организации и ведении практической деятельности исходить из опыта или опираться на достижения науки, а в качестве гносеологических его корней выступают претензии на возможность получения достоверных знаний об изучаемых явлениях мира.

К социальным основаниям идеализма можно отнести неразвитость науки, неверие в ее возможности, незаинтересованность в ее развитии и использовании результатов научных исследований определенных социальных слоев. К гносеологическим корням идеализма — сложности процесса познания, его противоречия, возможность отрыва наших понятий от реальной действительности, возведения их в абсолют. В. И. Ленин писал: “Прямолинейность и односторонность, деревянность и окостенелость, субъективизм и субъективная слепота. (вот) гносеологические корни идеализма” [12. С. 322]. Главный источник идеализма заключается в преувеличении значения идеального и в преуменьшении роли материального в жизни людей. Идеализм развивался в истории философии в тесной связи с религией. Однако философский идеализм отличается от религии тем, что облекает свои доказательства в форму теоретизирования, а религия, как отмечалось ранее, базируется на признании непререкаемого авторитета веры в Бога.

Материализм и идеализм представляют собой два течения в мировой философии. Они выражаются в двух различающихся типах философствования. Каждый из этих типов философствования имеет подтипы. Например, материализм выступает в форме стихийного материализма древних (Гераклит, Демокрит, Эпикур, Лукреций Кар), механического материализма (Ф. Бэкон, Т. Гоббс, Д. Локк, Ж. О. Ламетри, К. А. Гельвеций, П. А. Гольбах) и диалектического материализма (К. Маркс, Ф. Энгельс, В. И. Ленин, Г. В. Плеханов и др.). Идеализм также заключает в себе два подтипа философствования в форме объективного идеализма (Платон, Аристотель, В. Г. Лейбниц, Г. В. Ф. Гегель) и субъективного идеализма (Д. Беркли, Д. Юм, И. Кант). Кроме того, в рамках названных подтипов философствования можно выделить особые школы с присущими им особенностями философствования. Материализм и идеализм в философии находятся в непрерывном развитии. Между представителями того и другого идет полемика, способствующая развитию философствования и философского знания.

В качестве широко распространенной разновидности философствования выступает рационализм, который означает признание ценности и авторитета разума в познании и в организации практики. Рационализм может быть присущ как материализму, так и идеализму. В рамках материализма рационализм допускает возможность разумного объяснения всех процессов в мире. Философы, стоящие на позициях материалистического рационализма (К. А. Гельвеций, П. А. Гольбах, К. Маркс, Ф. Энгельс, В. И. Ленин и другие), полагают, что люди, опираясь на сознание, сформированное в них в ходе взаимодействия с природой, способны осуществлять познавательную деятельность, благодаря которой можно достичь адекватной осведомленности об объектах окружающего их мира и на этой основе рационально, т. е. разумно, оптимально, экономно организовать практику. Идеалистический рационализм, типичными представителями которого являются Ф. Аквинский, В. Г. Лейбниц и Г. В. Ф. Гегель, придерживаются того взгляда, что основу всего сущего составляет разум, который правит всем. При этом считается, что человеческое сознание, являющееся порождением высшего божественного разума, способно постигать мир и предоставлять возможность человеку действовать успешно.

Противоположностью рационализма является иррационализм, который, принижая значение разума, отрицает правомерность опоры на него как в познании, так и в практике. Основанием взаимодействия человека с миром иррационалисты называют откровение, инстинкт, веру, бессознательное.

Помимо названных оснований, характер философствования может опосредоваться такими принципами, как монизм, дуализм и плюрализм. Монизм может быть как идеалистическим, так и материалистическим. Те, кто придерживаются идеалистического монизма, в качестве единого первоначала рассматривают Бога, или мировой разум, мировую волю. Согласно же материалистическому монизму в качестве первоначала всего сущего выступает материя. Монизму противостоит дуализм, признающий равноправие двух начал сознания (духа) и материи.

Философы, считающие равноправными самые разные точки зрения, называются плюралистами (от латинского pluralis — множественный). Допущение плюрализма при наличии высокой философской культуры в условиях неопределенности общественных целей и задач порождает возможность открытого обсуждения проблем, закладывает почву для полемики между теми, кто отстаивает разные, но правомерные на данный момент общественной жизни идеи, гипотезы и построения. В то же время формальное и жесткое использование этого принципа может создавать почву для уравнивания в правах истинных, подлинно-научных и ложных мнений и тем самым затруднять философствование как процесс поиска истины.

Многообразие типов и форм философствования, складывающихся на основе сочетания разных подходов к осмыслению явлений и процессов окружающего мира, помогает отыскивать ответы на многочисленные вопросы мировоззренческого, методологического и практического характера. Это превращает философию в систему знаний, полезных для решения как общественных, так и индивидуально-личностных задач. Обретение философией такого статуса делает необходимым ее изучение каждым образованным человеком. Ибо его жизненный успех интеллектуала проблематичен без приобщения к ней.

Материализм и идеализм

Самое известное деление философов — на материалистов и идеалистов. Оно же и самое древнее. Уже Платон делил философов подобным образом.

По мнению А.Н.Чанышева, “Платон был первым философом в истории философии, который понял, что история философии — история борьбы двух видов философов (которые позднее стали называться материалистами и идеалистами).

Из философов “одни все совлекают с неба и из области невидимого на землю. утверждают, будто существует только то, что допускает прикосновение и осязание, и признают тела и бытие за одно и то же”, другие же настаивают на том, что “истинное бытие — это некие умопостигаемые и бестелесные идеи” (Софист, 246 АВ). При этом Платон говорит о борьбе между этими двумя видами философов: первые всех тех, кто говорит, что есть нечто бестелесное, “обливают презрением”, вторые же не признают тела за бытие. “Относительно этого (т.е. того, что принять за бытие: тела или идеи. — А. Ч.) между обеими сторонами, — заключает Платон свой рассказ о двух видах философов, — происходит сильнейшая борьба” (там же). Платон на стороне вторых философов. Он называет их “более кроткими” (246 АС)”. — А.Н. Чанышев. Из неопубликованной рукописи по истории древней философии.

Материализм и идеализм различны главным образом вследствие различия их объектов. Объектом материалистической философии является природа и все остальное она рассматривает через “призму” природы. Главным объектом внимания идеалистической философии являются высшие формы человеческой, духовной, социальной жизни. Если за основу берется духовная жизнь человеческого общества — то это — объективный идеализм. Если же за основу берется духовная жизнь индивидуума, то это — субъективный идеализм.
Материалисты идут от природы, от материи и объясняют явления человеческого духа на основе материальных причин. Идеалисты идут от явлений человеческого духа, от мышления и на их основе объясняют всё остальное. Короче говоря, материалисты идут от мира к человеку и его разуму, а идеалисты идут от человека к миру.
Идеалисты пытаются объяснить низшее через высшее, а материалисты, наоборот, — высшее через низшее.
Материалисты рассматривают идеальное как слепок, отражение реального. Идеалисты, напротив, рассматривают реальное как слепок-продукт идеального. И те и другие по-своему правы. Материалисты абсолютизируют познавательную способность человека (ведь в познании реальное мы переводим в идеальный план; идеальное, полученное в процессе познания, лишь повторяет реальное, соответствует ему, разделяет то, что разделено в объекте и соединяет то, что соединено в объекте; в познании мы приспосабливаемся к миру, пытаемся слиться с ним, раствориться в нем).

Читайте так же:  Пособие по безработице при ликвидации организации

Идеалисты абсолютизируют управляюще-преобразующую способность человека (в управляюще-преобразовательной деятельности мы переводим идеальное в реальный план; реальное, полученное в результате такой деятельности, лишь повторяет идеальное, соответствует ему; в управляюще-преобразовательной деятельности мы приспосабливаем мир к своим потребностям, пытаемся подчинить его себе, господствовать над ним, очеловечить, одухотворить его).
Есть еще одно различие между материализмом и идеализмом, о котором писал А.И.Герцен: “. идеализм стремился уничтожить вещественное бытие, принять его за мертвое, за призрак, за ложь, за ничто, пожалуй, потому, что быть одной случайностью сущности весьма немного. Идеализм видел и признавал одно всеобщее, родовое, сущность, разум человеческий, отрешенный от всего человеческого; материализм, точно так же односторонний, шел прямо на уничтожение всего невещественного, отрицал всеобщее, видел отделение мозга, в эмпирии единый источник знания, а истину признавал в одних частностях, в одних вещах, осязаемых и зримых; для него был разумный человек, но не было ни разума, ни человечества. ”[181].
Нужно указать также на то, что материализм и идеализм весьма различаются в своих ценностных ориентациях. “Невозможно логическими доводами, — справедливо замечает Л.Н. Гумилев, — примирить людей, взгляды которых на происхождение и сущность мира полярны, ибо они исходят из принципиально различных мироощущений. Одни ощущают материальный мир и его многообразие как благо, другие — как безусловное зло. ”[182]. За примерами не нужно далеко ходить. Вот мнение Гегеля: “. все духовное, лучше какого бы то ни было продукта природы”[183]. Прямо противоположного мнения придерживался биолог Р.Майер. “Природа в ее простой истине, — писал он, — является более великой и прекрасной, чем любое создание человеческих рук, чем все иллюзии сотворенного духа”[184].

С точки зрения категориальной логики материализм и идеализм содержат в себе целый комплекс абсолютизаций и односторонностей. Они, действительно, представляют собой перекосы категориального мышления.
Общая для них ошибка — монизм. Материализм вольно или невольно сводит всё многообразие мира к одной категории — материи. Идеализм, напротив, сводит все многообразие мира к идеальному, духовному.
Далее, если материализм тяготеет к редукционизму, то идеализм, напротив, наделяет низшее чертами высшего, тем самым мистифицируя его.
Наиболее классическая форма идеализма: идеализм Гегеля. Ему были свойственны такие ошибки: абсолютизм, холизм, инфинитизм, квалитатизм, реализм, систематизм, нецессизм, панлогизм.

Идеализм и материализм

Алексей Краветский написал замечательную статью ликбез по основополагающему вопросу философии в которой он разжевывает доступным языком что такое идеализм и материализм, какая между ними разница. Считаю подобные материалы крайне полезными, так как львиная доля споров в сети доказывает, что многие употребляя эти термины даже не знает что за ними стоит. А для того чтобы уметь находить общий язык, нам обязательно нужно иметь общую терминологию. В общем, всем советую прочитать.

Пожалуй, среди всех понятий, смысл которых был искажён в общественном сознании начала двадцать первого века, термины «идеальное» и «материальное» войдут в десятку тех, что наиболее да. Причём войдут не одни, а вместе с сопутствующими им понятиями «идеализм» и «материализм».

Термину «идеальное» вообще крупно не повезло, поскольку слову «идеальный» кроме значения из данной пары соответствует ещё куча других: «непревзойдённый», «безупречный», «офигенный»… В это время «материальное» каким-то образом смешалось с «меркантильным», «бытовым» или «приземлённым», откуда воспоследовала широко распространённая трактовка термина «идеализм» как «следования идеалам», иногда сопровождаемая добавкой «наивное», а «материализма» — как «заинтересованности исключительно в материальных ценностях».

Однако на самом деле эти термины — про другое. И спор, который философы вели несколько веков, тоже не про то, следует ли жить духовной жизнью или же только потреблять материальные блага́. Это спор о том, как соотносятся между собой два мира.

Мы не ощущаем материальные объекты напрямую — мы лишь видим отражённый от них свет, фиксируем раздражение на коже от контакта с ними и так далее, однако человеку инстинктивно понятно, что есть что-то, что всё это вызывает, поэтому мы можем предполагать существование так называемого «материального мира».

При этом наличие собственного субъективного восприятия человек тоже не может не замечать: он обладает осознанием самого себя, воображением, способностью прогнозировать, а с появлением языка — ещё и способностью к внутреннему монологу. И всё перечисленное он ощущает с не меньшей ясностью, чем объекты материального мира.

Материальный предмет существует в материальном мире и поскольку наше тело тоже материально мы можем вступить с ним в физическое взаимодействие и при помощи него получить о нём информацию, но вот где существует тот же самый предмет, когда мы его представляем? Тот же ли это предмет или просто похожий?

Где существует наше представление о классе сходных предметов — о стульях в целом, например? И где вообще существует представление? Какова его природа?

Почему во сне нам кажется, что мы смотрим на реальный мир, и этот мир, кажется, выглядит так же, как и реальный реальный?

Где существует голос, произносящий наш внутренний монолог?

Наконец, где существует то, что мы называем «решением задачи»? И сама её формулировка? И само понятие о «задачах»? Ясно, что решение задачи мы можем записать или произнести вслух, но где оно существует в промежутке? И как так выходит, что «решение» перекочёвывает из моего сознание в ваше, когда я определённым образом сотрясаю воздух?

Таким образом, наряду с «материальным миром» мы можем предположить существование «мира идей», тем самым «объяснив» все эти занимательные процессы. Образ представляемого нами предмета, решение задачи, обдумываемая реплика находятся в мире идей точно так же, как в материальном мире находится камень на дороге, да и сама дорога.

Если не все, то часть воображаемых образов, появляющихся у нас идей, и прогнозов, которые мы делаем, опираются на наши наблюдения за внешним, материальным миром. С другой стороны, идеи, прогнозы и воображаемые образы побуждают нас к физическим действиям, при помощи которых мы меняем состояние материального мира. Более того, наши идеи и воображаемые образы мы можем передавать другим людям при помощи материальных носителей — колебаний воздуха, значков на бумаге и т.п. То есть мир идей и материальный мир связаны двунаправленной связью. Однако как устроена эта связь?

При помощи чего существующее в мире идей (например, идея построить дом), оказывает влияние на материальный мир (появление этого дома как материального объекта)? При помощи чего наблюдаемое в материальном мире превращается в воображаемые объекты?

Как нам переместить в себя сущность из мира идей, если мы целиком материальны?

Очевидно, у человека кроме телесной сущности есть ещё сущность духовная — «душа», которая как раз и позволяет человеку взаимодействовать с идеальным миром.

Или не существует?

Примерно на таких вопросах и базируется философское разногласие между идеализмом и материализмом. Точнее даже, варианты разрешения этого разногласия как раз и определяют эти концепции.

Не смотря на широко распространённое заблуждение, материализм не отрицает существование идеального, как идеализм не отрицает существования материального. В обеих концепциях фигурирует и то и другое. Расхождения лишь в форме существования «мира идей».

С точки зрения идеализма мир идеального — это того же ранга сущность, что и материальный мир. «Идеальное» — это тоже «субстанция», как и материя. Её нельзя потрогать руками, но она обнаруживает себя виде мысленных образов и прочего, и прочего. Некоторая часть идеального мира составляет самое важное, что есть в человеке — его сущность, «душу». Тело — материальное хранилище для души, но душа существует независимо от тела и при жизни управляет им, подобно тому, как человек управляет автомобилем, не являясь при этом одним целым с ним. Именно душа взаимодействует с «миром идей», а тело — лишь с материальными объектами.

С точки зрения материализма идеальное — это форма материального. Мы можем рассматривать «мир идей», можем обнаруживать в нём закономерности, однако при этом мы вводим данный термин и описываемое им пространство явлений не потому, что они — отдельная от материи субстанция, а для удобства рассуждений.

Грубо говоря, мы могли бы путём непрерывного сканирования мозга описать любую мысль как последовательность его электро-химических состояний, однако в целом ряде случаев это так же тяжело для рассуждений, как рассмотрение стула в виде отдельных молекул, его составляющих. Проще сказать «передвинь, пожалуйста, стул к окну», чем передать желаемое изменение координат всех его молекул. Другой человек понимает, что такое «стул», а потому мы с ним экономим массу времени.

Итак, с точки зрения материализма идеальное существует исключительно как форма организации материи, а с точки зрения идеализма идеальное может существовать и без материи или как минимум независимо от неё. Более того, в некоторых вариантах идеализма, идеальное, выраженное, например, в форме бога или пантеона богов, является причиной появления материального — то есть создателем материального мира.

Связующее звено между «мирами» в рамках материализма довольно просто объяснить: если «мир идей» — лишь часть материального мира, то нет ничего особо загадочного во взаимодействии этих миров между собой. Поступающие извне абсолютно материальные сигналы попадают на рецепторы, транслируются нервной системой к мозгу, где порождают другие сигналы, которые как раз и являются физической формой всего «идеального» — идей, воображаемых образов, прогнозов. Означенные сигналы после определённых трансформаций запускают противоположный процесс — сокращение мышц, при помощи которого человек оказывает на внешний мир влияние.

Согласно идеализму самоосознание и сознание — часть идеального как отдельной от материального субстанции. Но поскольку материальный мир оказывает влияние на сознание, а сознание — на идеальный мир, приходится объяснять, каким образом при своей независимости они всё-таки взаимодействуют. И это оказывается возможным объяснить лишь единственным способом: есть некие элементы, совмещающее в себе идеальное и материальное, аналогично тому как электрон создаёт вокруг себя и гравитационное, и электромагнитное поле. В силу своей двуединой природы эти элементы могут взаимодействовать с обоими мирами и тем самым реализовывать влияние одного мира на другой.

Читайте так же:  Медицинские услуги и налог на прибыль

Обычно подразумевается, что такой сущностью является человек или некоторая его часть. Чего, впрочем, недостаточно, поскольку сейчас уже известно, что у ряда животных сознание тоже в наличии. «Идеи» у них конечно не то что у нас — попроще, но образы, системы сигналов и даже символы всё-таки присутствуют. Причём животные в некоторых редких случаях передают эти «идеи» даже через несколько поколений, а не только ближайшим соседям. То есть они тоже должны обладать «душой»…

Наконец, если подразумевается творение материального мира некой идеальной сущностью, этой «двуединой» — одновременно материальной и идеальной — субстанцией в своём составе должна обладать и она. То есть быть не чисто идеальной.

Последние соображения и им подобные во многом и привели к появлению материалистического взгляда на мир — идеалистическая концепция на первый взгляд всё хорошо объясняла, но начиная с некоторого уровня осмысления начинала порождать больше вопросов, чем давать ответов, а для разрешения некоторых обнаруженных в ней внутренних противоречий требовалось либо вводить крайне запутанные допущения, либо вообще отказываться от объяснений, ссылаясь на «непознаваемость» идеального, его связи с материальным и вообще чего угодно.

Например, если мы не отвергаем теорию эволюции, то в какой момент идеальное и/или «двуединое» появилось в человеке? Человек не возник в результате единовременного акта творения, а появлялся в результате ничтожно малых эволюционных шагов. В результате нам надо либо предположить, что «двуединое» было уже в простейших одноклеточных (то есть они уже состояли в контакте с идеальным), либо, что оно постепенно добавлялось в каждую следующую итерацию (тогда за счёт чего это происходило?), либо оно добавилось разом в какой-то момент (в какой и при помощи какого механизма?).

Есть ещё ряд вопросов — каким именно образом идеальное трансформируется в формы материального и обратно при передаче от одного человека к другому, существует ли оно, если не существует человека, способного его воспринять, — однако все они тоже касаются именно вот этого самого: характера взаимоотношений этих двух миров — материального и идеального. Взгляда извне со взглядом изнутри.

Ещё раз подчеркну: «идеальное» существует в обеих концепциях: спор — о том, как именно оно существует.

В обеих же концепциях существует и понятия «идеал» — расхождение только в том, что материализм утверждает, что все идеалы имеют чисто человеческое происхождение, идеализм же допускает, а в некоторых реализациях даже постулирует, что некоторые идеалы человечеству дало некое высшее существо или ещё какая-то особая часть идеального, находящаяся за пределами человеческого сознания. Набор идеалов разнится как между различными материалистическими концепциями, так и между различными идеалистическими, но повторюсь: и материализм, и идеализм допускают их существование, следование им и так далее — вопрос только об их природе.

Равно как идеализм, материализм вовсе не настаивает на том, что потребление материальных благ превыше всего, что всё остальное — ерунда и что «духовные ценности» не существуют. Хотя любая духовная ценность в рамках материализма — плод человеческого сознания, из этого не следует, что она не обладает никакой важностью или что её важность заведомо ниже, чем у материальных ценностей. Разумеется, в отдельных материалистических учениях может декларироваться и такое, но материализм в целом не даёт никаких оценок важности того или иного.

Кроме того, так называемые «духовные блага» согласно материализму — вообще говоря, тоже материальны (поскольку всё идеальное является подмножеством материального — его особой формой). Странно было бы утверждать, что одна из форм материального, которая к тому же появилась у людей в результате эволюции (то есть была полезна для данного вида), заведомо менее важна, чем какие-то иные формы. Человек вообще говоря стал «царём природы» как раз благодаря радикальному эволюционному прогрессу в этой области: соответствующего эволюционного развития того аппарата — мозга — который как раз и формирует это самое идеальное. Может ли такое быть заведомо не важным?

Также встречается представление (причём встречается оно, как ни странно, и у некоторых материалистов тоже), что согласно материализму идеальное, ввиду своей «вторичности» по отношению к материальному, не может на это материальное повлиять.

Однако если идеальное — просто форма материального, то сама постановка вопроса абсурдна. Если это форма материального, то очевидно, что оно на материальное влияет. Причём влияет оно не только на само себя (то есть на идеальное же), но и на лежащее за него пределами. Например, оскорбительная фраза (а как осознанная субъектом фраза, так и понятие «оскорбление» — это идеальное) вполне способна запустить сокращение мышц у оскорблённого, что в свою очередь приводит к локальным деформациям лица обидчика. Самое что ни на есть влияние идеального на материальное. Другое дело, что в материалистических концепциях, как было сказано выше, все элементы идеального имеют своим источником материальный мир, что для идеалистических концепций не всегда так.

Как вообще мог эволюционно появиться носитель и творец идеального — мозг, если идеальное не способно влиять на материальное вне себя?

Ещё одно ошибочное суждение — будто «идеализм» подразумевает некоторую «наивность», «безоглядную преданность идеалам» или «заведомую альтруистичность», а «материализм», соответственно, тому противоположное. Такие значение у слова «идеализм» тоже есть, но не в рамках данного вопроса. И «идеализировать действительность», и «быть преданными своим идеалам», и «действовать в интересах других людей» могут как идеалисты, так и материалисты — ни то, ни другое не связано само по себе с тем, считает ли человек идеальное независимой от материи субстанцией или же формой материального. Путаница возникает только лишь из-за того, что одно и то же слово имеет разные значения, однако лишь одному из них — соответствующему ответу на вопрос об «идеальном» — противопоставляется «материализм».

Также, кстати, неверно, что идеализм всегда включает в себя понятие «бога» или что-то подобное. Для общего случая такое необязательно — идеальное можно полагать отдельной от материи субстанцией, но при этом не вводить некую богоподобную сущность в рассуждения. Другое дело, сам подход к этому как бы склоняет, а потому количество идеалистов, в чьей концепции не фигурирует бог или боги, столь исчезающе мало́, что лично я даже не уверен в существовании таких идеалистов. Что, впрочем, не отменяет теоретической возможности их существования.

Может появиться вопрос: ну заблуждения, ну чего-там — почему столько копий сломано?

Копий много сломано вот почему.

Из обоих концепций, кроме массы чисто философских следствий, есть, скажем так, практически-философские. Если субстанции-идеального нет, то всё идеальное имеет автором человека. «Человека» как экземпляр — конкретного человека — или хотя бы человека как вид. Ещё точнее: человека, находящегося в некоторой среде. Никто не спускал с неба заповедей, никто не диктовал пророкам, что говорить, всё от людей. Потому что те имеют мозг, делают какие-то наблюдения, пропускают через себя слова и поступки других людей, совместно что-то разрабатывают или даже сами того не замечая транслируют определённые мемы.

Авторство каждого конкретного тезиса, таким образом, может быть крайне запутанным и даже не установимым на практике, но одно ясно: это всё — люди.

Из этого можно сделать диаметрально противоположные выводы — от «ага, всё придумано, поэтому воруй, убивай и познавай гусей», до «хм, а человеки-то, эвон как, могут очень клёвое, сложное и нетривиальное придумывать», однако при любом из выводов исчезает мега-козырь — бог. Со всеми его заветами. То есть от лица бога (богов, ещё каких-то трансцендентных авторитетных сущностей) говорить уже нельзя. А если у тебя до этого было право от их лица говорить, то такое, конечно, крайне обидно.

Разумеется, даже церковные иерархи далеко не всегда исходят из соображений личной или кастовой выгоды, но такой мотив не мог не иметь места. «Вы хотите разрушить нашу идеологическую собственность». И что характерно, тут они правы: действительно хотят. И тоже с разными целями. Кто-то хочет это сделать во имя добра, а кто-то — ради усиления собственной собственности, простите за тавтологию. С обеих сторон наличествовали как меркантильные, так и бескорыстные, но экономический элемент противостояния всё равно был весьма выпуклым.

Если же от него отвлечься и взглянуть на более симпатичную нам группу людей с обеих сторон — бескорыстных — то и в их случае почва для конфликта имелась.

Мысль о том, что «это всё — от людей», одним людям даёт психологическую опору, а из-под других её выбивает. Если «это всё от людей», то эвон как люди могут. Могут практически всё — сами всё придумать, создать, развить, углу́бить и усугу́бить.

С другой стороны, согласно отвергаемой в этом случае концепции бог может ещё больше. Если его нет, то как жить дальше? А где тогда рай? Где, кроме того, тот, кто о всех нас заботится? Бог может быть всеблагим (так, правда, не во всех религиях), а люди — нет. Дай им волю, а ну как всё к чертям поломают?

С другой стороны, если бога нет, а поломали до сих пор далеко не всё и при этом до фига построили, то, быть может, не обязательно поломают-то? Ну вон же, по факту за десятки тысяч лет не поломали? Ещё неизвестно, чего больше опасаться: на бога мы влиять вообще не можем, поэтому захочет поломать — поломает. А отдельных людей, даже если у них большая группа, всё-таки можно остановить.

С другой стороны, если бога нет, то нет и божественного. Всё тогда заведомо приземлённое, без духа внутри.

С другой стороны, если оно без духа выглядит так, что ему приписали его наличие, то, быть может, «с духом» — это вот оно и есть?

Когда ты отвергаешь одну концепцию и на место неё предлагаешь другую, то ты с неизбежностью кому-то нанесёшь урон, хотя всё может выглядеть так, будто человек ничего с этой концепции не имеет. Материального-то он может и не иметь, зато имеет идеальное (хм, вот тут хрен знает как правильно сказать: идеальное ведь тоже — форма материального). У него есть какие-то мысли и чувства на этот счёт. Если он попытается их поменять под воздействием чьих-то слов, то дискомфорт обязательно будет (даже в том случае, если ему после смены будет психологически комфортнее, чем до того). А будет дискомфорт — будет и сопротивление.

В данном же случае имеется тема, касающаяся самых основ. Если человек об этих основах не думал — ему пофиг. Но не думать о них в современности крайне тяжело — как и в прошлом. Думать, не на уровне философа, а даже чисто на бытовом уровне. Ты ходишь в церковь и все твои соседи ходят. Ты смотришь кино, читаешь книги. Да хотя бы даже просто с другими разговариваешь. Всё одно, постоянно слышишь «вон то — плохо, вот это — хорошо».

Читайте так же:  Размер пособия по безработице в алтайском крае

Спор со всем этим весьма тесно связан. Если ты ни сном, ни духом о таких понятиях, то связи ты не заметишь, поэтому будет неясно, с хрена́ они вообще об этом спорят. Но это не значит, что «да ни с хрена́, они просто так». Идеологии вырастают из подобного рода предпосылок. Оно, разумеется, упрощается и искажается на каждом следующем уровне. До тех, кому не до философий, долетают только осколки в виде упрощённых фраз типа лозунгов. Однако от ответов на подобные вопросы зависит, какие именно осколки до них долетят. А идеальное, как было выше сказано, оно таки влияет. Если этих осколков разлетится достаточно много, то на действия людей они повлияют весьма заметно. Вчера, например, крестьяне исправно заносили десятину, а сегодня они уже попов выкидывают на мороз.

Да, можно это отнести к чисто практическим отношениям между крестьянами и церковью, ну, типа, крестьян обирали, всё такое, но если действительно обирали, то не только же последний год? Наверняка, если сейчас обирают, то и раньше тоже обирали, но при этом на мороз никто не выкидывал. Почему? А вот так — осколки долетели. Не только от этой темы, разумеется — от массы тем. Но чуть-чуть прилетело и от этой. Авторитет подорван, в связь церкви с богом никто уже не верит, многие не верят даже и в самого бога, а раз так, то можно вот этих и на мороз.

Ну и другие моменты тоже. Царь — божий помазанник. Но бога нет — вот это поворот!

А вот «божьи заповеди»! Хм. Они на самом деле человечьи. Дайте-ка мы их подредактируем, а то по нынешним временам ошибок слишком много.

Человек, говорите, произошёл от обезьяны? А душа тогда у него откуда? Вот тут вот написано, что всё было не так. Автор — Бог. Вы с кем это взялись спорить?

Человека нельзя дополнять компьютером — душа в них жить не может.

Ну и так далее. Вопрос — философский, а долетевшие осколки влияют на жизнь людей в регулярном порядке. Оттуда и споры. Однако чтобы в них участвовать, есть мнение, нехило бы понимать, о чём там спор. Источник

По теме:

Диалектический материализм.

Материализм и идеализм, или в чем главный вопрос

Ещё лет 20 назад в нашей стране, то есть в тогдашнем СССР, не могло возникнуть сомнений в том, что такое материализм и почему он противоположен идеализму. А кто бы спрашивать начал — сочли бы засланным шпионом, наверняка. А ведь определение материи, данное Ленином, нелепо, и позднее ни к чему определенному марксистская диалектика так и не пришла. Понять материалистов сложно, доказать их положения — невозможно в принципе. Логика рассуждения отсутствует. Можно вспомнить о хорошем начинании кануна 20в. – монизме (представители – напр., Геккель, Ле-Дантек). Чем отличался монизм? Он не делил мир надвое – материя и дух, ощущаемое -неощущаемое. Мир един, независимо от того сколько из него мы познаем. Материалистический монизм? Ну, это больше слова. Монизм есть преодоление дуализма. А дуализм вреден для философии, как я уже показал. Итак, монизм есть преодоление философского дуализма материи и духа. Следовательно, и сами понятия надо упразднить. Эти два слова с течением времени стали бессмысленными. В них нет ничего плохого, если бы им не придали недолжный смысл. Идеализм так же бессмыслен, если мы не верим в идеи Платона. Ещё понятно, сколько копий было сломано в борьбе философии и религии, но вне этого противостояния можно о самих понятиях материя и дух забыть. По сути, сегодня дух – синоним сознания, абстракции. Но есть и более точные слова-понятия, зачем же нам «дух»?. «Невидимое» больше не является непознаваемым, потусторонним. Духам негде спрятаться. Но ведь мир нельзя воспринимать и как сугубо «материальный». Научное познание преодолевает как дуализм материи и духа, так и разоблачает то и другое. Материя – это не то, что мы ощущаем и что состоит из атомов. Монизм имеет будущее, материализм нет.

Возьмем определение, данное Б.М. Кедровым в «Философской энциклопедии» (т.3, 1964, с.343): «Материализм – научное направление в философии, которое решает основной вопрос философии в пользу первичности материи». Если не брать слово научное, можно заметить 2 вещи. 1) тавтология – материализм и материя, 2) жесткая привязка к основному вопросу философии. Так как тут не монография, опущу критику определения. Хотя не понятно, как материализм существовал в Древней Греции, если основной вопрос философии был сформулирован во второй половине 19в. мало кому в то время известным Фридрихом Энгельсом? Философская ценность (как и оригинальность) его рассуждений сомнительна, хотя в них что-то и было. О Ленине умолчу, чтобы не растекаться мыслию по древу. «Философы разделились на два больших лагеря сообразно тому, как они отвечали на этот вопрос…» Это Энгельс. И вопрос сочинен им. Вам не смешно? Мне смешно. Сразу хочется снять фантастико-документальный фильм: «Опрос /читай: допрос/ Энгельсом философов прошлого и настоящего с целью определения их принадлежности к лагерю вещепоклонников или духоретровидцев» Прошу прощение за наукообразное название фильма. Вопрос (= опрос = допрос) с пристрастием, а значит сугубо серьёзный. Фильм начинается с воскрешения философов прошлого (приглашены не все, конечно). Но они, как нормальные воскрешенные, или зомби, к словесному творчеству неспособны, говорить попросту не могут. Но не беда! Энгельс своей научной магией (как, вы не знаете, что это такое??) заставляет их кивать в ответ на вопрос – что «первично»? «Дух существовал прежде природы»?(цитата дословно) – громогласно вопрошает Энгельс и очи его сверкают. Кто кивнул, тот идеалист. Идеалистов описывают и закапывают назад, чтобы глаза не мозолили, материалистов водят везде и всем показывают. Это же Герои! Они свергли Бога и духов, поставили природу над всем. Спиноза было надумал сказать – Извините, я человек малограмотный, не понимаю суть вопроса. А разве природа не Бог? Как же она могла быть прежде себя? Спиноза хотел уточнить не ради выгоды – ради истины… Но его никто не спросил, да и произнести он не мог. Голоса разделились – как и было задумано инициатором мистического (тьфу: материалистического) действа. И с этих пор все трупы и кости философов делились на две кучки – а потом было выкопаны ещё многие из тех, о которых Энгельс и не подозревал. Хуже всего, что были живые философы (не здохли ещё, собаки идеалистические), которые потому кивали не так как нужно, а то и вовсе объявляли себя третьей стороной (ересь. ). Но это мелочи. У Кедрова (с.343) читаем: Позитивисты называют себя «реалистами»… О как! Называют себя — в кавычках. Супер! Мы- то знаем, что реалисты – это материалисты, а они обмануть хотели. Это просто неправильные идеалисты, туда их в пекло. Ладно, шутки в сторону. Но ведь суть именно такова. Препарирование философии подобным методом – занятие неблагодарное. Тот же Лао-цзы одними авторами квалифицировался как махровый идеалист, другими – как передовой борец за материализм. Наверно он плохо отвечал на вопрос – китаец, ещё и древний, что с него взять? 🙂 🙂

Теоретическая критика «основного вопроса» заняла здесь бы слишком много времени и места. Поэтому ограничимся азами. Главное — понять, что весь этот дутый основной вопрос – по сути — колосс на глиняных ногах. Он не может быть осмыслен как полноценный вопрос – как же на него отвечать? А всё почему? Были допущены две принципиальные ошибки. Интересующихся ошибками философии отсылаю к моим предыдущим постам. Первая ошибка – в основу был положен дуализм. Вторая ошибка – не были определены исходные понятия – материя и дух, материализм и идеализм. Итак, одна ошибка была помножена на другую ошибку. Результат я попытался в меру своей фантазии описать (простите за качество, литературного дара лишен). И меня удивляют все, кто сейчас продолжает повторять старые штампы. Отчасти я понимаю – новых ведь не придумали, а деление свои — чужие так притягательно. Хоть и нет уже идеологии, которая образ своих – чужих формировала. Мне кажется лучше новые придумать, может они не будут такими смешными? Ну это если новым идеологам понадобится, не иначе. Разве это нужно философам или историкам?

П.С. Не думайте, что меня не волнуют споры «материалистов» и «идеалистов». Там много что есть интересного – а в 20 веке такие споры действительно имели место (над трупами и черепами мыслителей прошлого, которые активно вовлекались в спор). Но все высказывания в ключе «основного вопроса» следует перевести на нормальный язык, иначе можно самим незаметно начать мыслить в тех же фантастических категориях. Все замечания «за» и «против» от вас, друзья, допускаются, все замечания вокруг приветствуются. Кстати, кто-нибудь мне подскажет (консультанты фильма плохие подобрались), как философы разных стран, хоть те же греки, понимали немецкий Энгельса? Уж очень любопытно!

Другие статьи:

  • Договор на сбор и транспортировки мусора Заключение договора на вывоз мусора Ответственность и оперативность сотрудников ОАО «Мусороуборочная компания» лежат в основе стабильной репутации у многочисленных физических и юридических лиц города Краснодара. Заключить договор на вывоз мусора можно при […]
  • Претензия на возврат матраса Как сделать возврат или обмен матраса Не каждая покупка приносит радость, некоторым хочется сделать возврат матрасов. Они могут не соответствовать заявленному качеству, иметь заводской брак, просто не подойти вам по жесткости. Из этой неприятной ситуации нужно […]
  • Заявление в прокуратуру о проверке законности действий Как написать заявление в прокуратуру на коллекторов Перед тем, как жаловаться на коллекторов в прокуратуру, мы рекомендуем выполнить более простое действие – написать в банк заявление на отзыв персональных данных. Часто бывает, что после получения этого […]
  • Заявление на отмену налога на имущество Заявление на предоставление льготы по налогу на имущество Некоторые категории налогоплательщиков имеют право на снижение или полную отмену оплаты налога на имущество. Такой вид послабления может быть предоставлен как юридическому, так и физическому лицу. И если […]
  • Получить кредит под залог долю Как взять кредит под залог доли в квартире в 2019 году В данном материале пойдет речь об особенностях оформления кредита с предоставлением доли в жилплощади в качестве залога. Дорогие читатели! Статья рассказывает о типовых способах решения юридических вопросов, […]
  • Кредиторская задолженность это привлеченные средства Кредиторская задолженность Кредиторская задолженность - это денежная задолженность предприятия перед юридическими и физическими лицами. Отражается в виде группы статей бухгалтерского баланса, включающих краткосрочную задолженность предприятия перед: […]
  • Нотариус зорин дмитрий Нотариус Зорин Дмитрий Алексеевич Московская городская нотариальная контора района Измайлово (ВАО) Москва, 105043, улица Первомайская, д. 44/20 (кабинет 3) Районы обслуживания: Выезд: Временно нет, уточняйте! Прием по записи: Да, по наследственным делам Приказ о […]