Приказ онкологическим

Новый приказ об онкологической помощи населению РФ. Как будем лечить детей?

Три года без нормативного акта

Приказ Минздравсоцразвития РФ от 03.12.2009 N 944н «Об утверждении Порядка оказания медицинской помощи онкологическим больным» (Зарегистрировано в Минюсте РФ 15.12.2009 N 15605) был опубликован в «Российской газете», N 245, 21.12.2009 и вступил в силу с 01.01.2010 года.

Прежде всего, предыдущий приказ – Приказ Минздрава РФ от 12.09.1997 N 270 «О мерах по улучшению организации онкологической помощи населению Российской Федерации» вместе с приложениями просуществовал 9 лет и был отменен 08.02.2006 года. Три года онкологическая служба РФ оставалась без основополагающего документа, что не может считаться нормальной практикой для Минздравсоцразвития РФ.

Познакомимся поближе с новым приказом.

Все как обычно, первоначально идет сам приказ об утверждении порядка, далее сам порядок оказания медицинской помощи онкологическим больным, затем приложения. В приложениях говорится об организации деятельности первичного онкологического кабинета городской и центральной районной поликлиники, далее положение об организации деятельности первичного онкологического отделения городской и центральной районной поликлиники, штаты, положение об организации деятельности онкологического диспансера, стандарт оснащения федеральных организаций, оказывающих медицинскую помощь онкологическим больным и положение об организации хосписа.

Приказ Министерства здравоохранения Российской Федерации от 15 ноября 2012 г. № 915н «Об утверждении Порядка оказания медицинской помощи населению по профилю «онкология»

Приказ, Министерство здравоохранения Российской Федерации, 15 ноября 2012, № 915н

Категории: приказ; порядок оказания медицинской помощи.

Опубликован 06 ноября 2015, 10:39

Обновлён 06 ноября 2015, 18:21

© 2016 Министерство здравоохранения Российской Федерации

Все материалы, находящиеся на сайте охраняются в соответствии с законодательством Российской Федерации, в том числе об авторском праве и смежных правах.

Опубликован новый порядок оказания медицинской помощи по профилю «онкология»

Приказом Минздрава России от 04.07.2017 г. №379н внесены изменения в порядок оказания медицинской помощи населению по профилю «онкология», утвержденный приказом ведомства от 15 ноября 2012 г. №915н. Установлены предельные сроки диагностики онкологических заболеваний и оказания специализированной медицинской помощи больным.

Документ предусматривает, что при подозрении или выявлении у пациента онкологического заболевания консультация в первичном онкологическом кабинете или отделении должна быть проведена не позднее 5 рабочих дней с даты выдачи направления на консультацию.

Врач-онколог такого кабинета или отделения в течение одного дня с момента установления предварительного диагноза злокачественного новообразования должен организовать взятие биопсийного (операционного) материала и его направление на исследование, а также организует направление пациента для выполнения иных диагностических исследований, необходимых для установления диагноза, распространенности онкологического процесса и стадирования заболевания.

Согласно новому порядку, срок выполнения патолого-анатомических исследований, необходимых для гистологической верификации злокачественного новообразования, не должен превышать 15 рабочих дней с даты поступления материала.

Срок начала оказания специализированной (кроме высокотехнологичной) медицинской помощи в медицинской организации, оказывающей медицинскую помощь больным с онкозаболеваниями, не должен превышать 10 календарных дней с даты гистологической верификации злокачественного новообразования или 15 календарных дней с даты установления предварительного диагноза злокачественного новообразования (в случае отсутствия медицинских показаний для проведения патолого-анатомических исследований в амбулаторных условиях).

Эксперты считают, что указанные сроки на практике едва ли достижимы.

Приказ онкологическим

Главный онколог Москвы Игорь Хатьков рассказал «Огоньку», почему вокруг самой наукоемкой отрасли медицины то и дело вспыхивают скандалы, можно ли вылечить рак за один день и что нужно есть, чтобы защитить себя от болезни

— Игорь Евгеньевич, какие проблемы вы как главный онколог Департамента здравоохранения Москвы считаете сегодня самыми острыми?

— Все проблемы онкологической помощи базируются на том, что количество больных постоянно растет. А нам нужно обеспечить всем доступ к самой высокотехнологичной помощи — онкохирургии, химиотерапии и лучевой терапии. Ежегодно онкологической патологией у нас заболевает порядка 40 тысяч человек. Это связано с общим увеличением продолжительности жизни. Иногда врачи говорят даже так: все больше людей доживает до своего рака. Потому что рак — это сбой в механизме регуляции нормального клеточного деления, который с возрастом, естественно, происходит чаще, чем у молодых людей. Среди больных раком у нас 40 процентов пациентов — старше 70 лет.

Еще проблема, которая перед нами стоит, актуальна для всего мира — ранняя диагностика. Мы должны научиться выявлять онкологические заболевания на самых ранних стадиях, потому что в этом случае лечение будет и более эффективным, и более дешевым. Вот сегодня мы оперировали «запущенный» случай и одних только расходных материалов было потрачено более чем на 150 тысяч рублей!

Наконец, отдельная проблема — то, что мы называем маршрутизацией пациентов. Москва в принципе сложный город с точки зрения налаживания какой-то системы помощи. На ее качество влияет даже то, что город имеет радиальную структуру и непросто соотнести учреждения между собой, понять, как пациенту будет удобнее перемещаться.

— Пациенты зачастую вообще не могут понять, куда им нужно идти и на какую помощь они имеют право.

В итоге блуждания между поликлиникой и онкодиспансером отнимают драгоценное время.

— Все верно, проблемы существуют как раз на догоспитальном этапе. Стратегию лечения разрабатывают в онкодиспансере, но зачастую пациенты попадают туда далеко не сразу, потому что тратят много времени на прохождение всех необходимых исследований. Это притом что в результате модернизации и реформирования здравоохранения качество оснащения поликлиник у нас резко возросло.

И теперь просто нужно заставить это оборудование работать. Ведь в принципе такие банальные с точки зрения медицины диагнозы, как рак желудка, толстой кишки и другие патологии, вполне может поставить врач общего профиля, чего мы и стараемся добиться в Москве. Сегодня ведется большая работа по обучению врачей общего профиля стандартам обследования онкологического пациента. Но пока в амбулаторном звене врачи иногда недостаточно внимания уделяют жалобам пациента.

— Конечно, недостаточно, ведь у терапевта по новым стандартам на пациента отведено 10-15 минут, при этом треть времени он заполняет электронную форму.

— Да, времени, наверное, недостаточно. Но сегодня в Москве внедрена система ЕМИАС, которая облегчает доступ пациента к врачу поликлиники. Она постоянно совершенствуется, и временные нормативы, я не сомневаюсь, будут расти.

Чтобы помочь терапевту правильно действовать, Департамент здравоохранения издал приказ об оказании онкологической помощи жителям Москвы, где подробно прописан алгоритм действий амбулаторного врача в ситуации, когда к нему приходит пациент с каким-то подозрением на онкологию. На базе Московского клинического научного центра мы организовали специальные курсы: раз в два месяца у нас собирались специалисты разных направлений и читали терапевтам лекции по онкологической настороженности (консультируя пациента, врач должен постоянно держать в голове риск онкологии. — «О» ) и ранней диагностике. Так что мы потихонечку движемся к решению этих проблем.

— Судя по откликам читателей, пока движение очень медленное. Многие отмечают: из районных поликлиник ушло много врачей, которые работали там десятки лет, на их места пришли медики из стран СНГ, которые, по мнению пациентов, нередко не обладают достаточной квалификацией. А уж про навыки ранней диагностики в онкологии и речи нет.

— Те, у кого все сложилось хорошо, просто меньше пишут об этом в Сети. Но они есть! Я вот лично знаю студента мединститута, который недавно обратился в районную поликлинику и пришел в восторг. Перед этим он был в Нью-Йорке и случайно попал в городскую больницу, так там к нему никто не подходил 5 часов. Небо и земля, говорит!

Если же смотреть по цифрам, то в 2015-м у нас на 4 процента увеличилось количество больных, чей диагноз был выявлен на первой стадии. Думаю, что, когда будет готова статистика по 2016 году, ситуация будет не хуже. Так что в целом мы постепенно ставим систему на нормальные рельсы. Знаете, на Востоке одним из самых тяжелых проклятий считается пожелание «жить в эпоху перемен». Так вот, мы живем в эпоху перемен, причем, мне кажется, в столице мы самые тяжелые моменты уже пережили. Мы создали действующую структуру, работу которой нужно подправлять и отлаживать.

Читайте так же:  Пособие по вертодромам

В регионах, наверное, все значительно сложнее. Недавно на одном совещании коллеги говорили, что в районных центрах большие проблемы с кадрами в амбулаторном звене, там некому работать. Но здесь мне комментировать сложно. Я вижу, что в Москве работать можно и, самое главное, работать тут интересно.

— А как ваш центр перенес слияние с 60-й больницей? Удалось сохранить персонал?

— У нас, конечно, тоже было сокращение штатов. При этом мы, с одной стороны, медиков увольняли, а с другой — набирали, так как создавались новые высокотехнологичные направления. Но люди тоже собирались выходить на демонстрации, так как боялись, что пожилым будет негде лечиться. Сегодня жизнь все расставила по местам. Эти самые пожилые люди сегодня лечатся у нас же, но совсем в других условиях, получая не просто услуги по уходу, как было раньше, а самую высококвалифицированную помощь.

— Как оптимизация здравоохранения коснулась столичных «онкологических коек», как город будет компенсировать их отсутствие?

— Именно онкологические койки в целом при оптимизации не сократились. Могу сказать на нашем примере: при объединении центра с больницей у нас было 1500 коек, а сейчас активно функционирует 829. При этом мы стали делать в 2,5 раза больше операций, причем в десятки раз более сложных, чем раньше. И общее количество больных у нас тоже выросло в три раза. Не исключено, что мы и дальше будем сокращать койки, потому что есть достаточно много больных, которым не требуется стационарное лечение.

— А не получится в результате так, что пациенты после сложных вмешательств не будут иметь возможности отлежаться, прийти в себя.

— Не буду говорить, что у нас все люди лежат по два дня, к этому мы пока еще не пришли. Но тут есть много нюансов. Например, в нашем центре порядка 70 процентов операций в онкологии выполняются эндоскопически. При некоторых опухолях, например при раке желудка или поджелудочной железы, эта доля достигает 95 процентов. Здесь на реабилитацию уходит 3-4 дня. Если же операции полостные, то люди лежат 5-6 дней.

В прошлом году я был в одной из ведущих клиник США Memorial Sloan Kettering cancer center, это в Нью-Йорке. Они сейчас открыли специальное здание, для хирургии одного дня. Там выполняют в том числе обширные вмешательства при онкологической патологии молочной железы, предстательной железы, кишечника. И все больные лежат сутки: лечение для них проводится по программам ускоренной реабилитации. Поэтому количество коек — не главный фактор, определяющий качество оказания помощи. Важна степень загруженности. — То есть мы тоже будем стремиться к хирургии одного дня?

— Не при всех видах патологии. По статистике, определенные осложнения могут возникнуть на 4-й день, а какие-то — только на 6-7-й. Но больше всего осложнений все-таки в 4-5-й. Если мы выпишем человека раньше, а ему станет хуже, то даже физически добраться по перегруженной Москве обратно в клинику будет сложно. Так что нам проще каких-то больных оставить на это время под наблюдением.

— А что в США делают пациенты, покинувшие клинику хирургии одного дня, если их прихватит спустя неделю после операции?

— Там отстроена достаточно прагматичная система: высокотехнологичный центр делает сложнейшие операции и все, а если возникают стандартные проблемы, люди идут разбираться по месту жительства, в обычный госпиталь.

— Вы считаете, это правильно?

— Не во всех случаях, потому что при специфических операциях рядовой врач в клинике не всегда может разобраться в ситуации. Мы в целом выстраиваем другую систему. Наш идеал — создание высокотехнологичных потоковых центров, которые будут на хорошем уровне делать определенные высокотехнологичные вмешательства. Врачи в такой ситуации становятся максимально опытными. Это, кстати, мировая тенденция. Мы тесно общаемся с сотрудниками корейского Национального онкологического центра в Сеуле. Там, например, нет отделения гастроэнтерологии, у них есть огромный отдел, который занимается только хирургией рака желудка. Мы выстраиваем что-то подобное в Москве. Например, сегодня решено, что одними из наиболее сложных в части хирургии онкологическими заболеваниями — печени и поджелудочной железы — занимаются в основном два центра: Боткинская больница, которая имеет большой опыт в этом направлении, и наш центр, потому что у нас подобралась потрясающая команда профессионалов.

— Пока же мы видим обратную ситуацию: у нас разрешено оперировать онкобольных практически в любой многопрофильной больнице. Главный онколог России Михаил Давыдов в интервью «Огоньку» рассказал, что это приводит к огромному количеству рецидивов. Врачи берутся оперировать, не имея должной квалификации, просто потому, что за это можно получить хорошие деньги по тарифам ОМС.

— Я это утверждение Михаила Ивановича абсолютно разделяю и подтверждаю:

такого быть не должно. За таких пациентов должны браться только специализированные учреждения. Есть много нюансов, которые хирург не может решить один. Стратегия лечения должна вырабатываться консилиумом специалистов разных профилей, знающих последние международные клинические рекомендации, которые постоянно уточняются. — Так что же делать пациенту, если его направляют не в прекрасный специализированный центр, а в обычную больницу? Просить другое направление?

— Ничего просить не надо. В приказе Департамента здравоохранения все прописано, и их должны направлять именно в «правильные» места. Другое дело, что люди зачастую сами идут к врачу по знакомству. Слышали, например, что какой-то хирург хорошо удалил камни из желчного пузыря, и идут к нему с просьбой прооперировать рак. А хирург соглашается. Но такого быть не должно.

— А нельзя ли тогда запретить не специализированным клиникам таким образом зарабатывать на пациентах? — Можно. Сейчас мы создаем для этого работающую во всем мире систему канцероаудита. Она предполагает независимую проверку онкологических стационаров комиссией экспертов, предпочтительно из разных регионов, которые оценивают как качество, так и количество, а также смотрят на уровень комплексного лечения.

— Она и будет принимать решение о дальнейшей судьбе учреждения?

— Да. Такая проверка может вынести вердикт, что данная больница не имеет права лечить онкологию. Подобный опыт существует во всем мире, мы просто пытаемся его применять. На первом этапе мы собрали по Москве статистику больниц, где проводится малое количество онкологических операций.

— Специализированные высокотехнологичные центры — звучит хорошо. Но будут ли в них в наших условиях в достаточном количестве расходные материалы, необходимые лекарства?

— У нас лекарства никогда не заканчивается. Бывают, конечно, сложности, но они преодолеваются в рабочем порядке. Мы решаем все это оперативно в рамках законодательства совместно со специалистами Департамента.

— В связи с этим не могу не спросить про ситуацию вокруг 62-й больницы, которая покупала лекарства по схемам, разрешенным 223-м федеральным законом, и в несколько раз дешевле, чем через торги, объявленные Департаментом здравоохранения. Как это вообще возможно?

— Здесь надо в принципе разбираться с тем, как проходят торги, кто на них выходит, как между собой договариваются компании и так далее. К слову замечу: на днях руководитель одной крупной фармкомпании, поставлявшей медикаменты, в том числе и в 62-ю больницу, отметил, что часть препаратов и вовсе шла по разряду гуманитарной помощи — то есть, поставлялась бесплатно.

Строго говоря, это находится вне моей компетенции, но могу предположить: в силу разных обстоятельств, наверное, одно и то же лекарство в один день может стоить одну сумму, а на следующий — в несколько раз больше. Мы сами сталкивались с такой ситуацией, когда фирмы договорились и не вышли на торги. Я как главный онколог вместе с командой экономистов департамента был задействован для того, чтобы решать возникшие проблемы. Это было непросто, но подобные вопросы разрешались всегда.

Подобные проблемы, увы, существуют во всем мире. И многие страны решают их с помощью централизации закупок. Когда мы общались с сотрудниками онкологического центра Гюстава Рус си в Париже, они подчеркивали, что во Франции подобная политика позволяет жестче разговаривать с компаниями, которые настроены не просто на прибыль, а на сверхприбыль. По данным Американского общества клинических онкологов, компании могут выходить с одними и теми же препаратами на разные рынки с разницей цены в десять раз. Каждой стране для выстраивания собственной системы отношений с фармкомпаниями требуется время, и нельзя оценивать ее работу по единичным фактам.

— А что вы можете сказать в целом по поводу обеспечения препаратами онкологических больных в Москве? Известно, к примеру, что в Северо-Западном и Северном округах столицы люди неделями не могут купить препараты, которые им показано принимать ежедневно.

Читайте так же:  Налоговый вычет с покупки автомобиля в 2019 году

— Эта проблема есть и ее надо решать через более четкое планирование. Мы стараемся это делать, но надо понимать, что контингент онкологических больных в городе постоянно растет. Поясню: сегодня появились новые препараты, которые позволяют даже пациентам с множественными метастазами продлевать жизнь на несколько месяцев, а иногда на полтора-два года. Но сколько именно он будет его принимать — мы не знаем. Сейчас во всем мире идут клинические испытания еще более дорогих препаратов для иммунотерапии. Так что мы в целом отмечаем лавинообразное нарастание потребности именно в таких дорогостоящих лекарствах, а необходимость в базовых более дешевых в ряде случаев медленно, но снижается.

Кроме того, на спрос влияет множество других нюансов. Например, есть москвичи, которые лечатся в ведомственных учреждениях, где получают препараты по так называемым программам легкого доступа, а потом вдруг компания, которая их финансировала, уходит. Тогда они тоже идут в Москву и просят положенные препараты. Учесть такие моменты непросто. — Но как-то же в других странах справляются с регулированием потребности?

— Чтобы контролировать эти процессы, очень важно, на мой взгляд, информатизировать онкологическую службу. Для этого мы со специалистами Департамента информационных технологий работаем над включением онкологической службы в систему ЕМИАС, что позволит улучшить работу Канцер-регистра. Это электронная база, огромная живая динамичная система, которая позволяет регистрировать и отслеживать состояние каждого онкологического пациента.

Чтобы понять, как нам распределять те же препараты для химиотерапии, нужно знать, где, сколько и на какой стадии болезни у нас пациентов. Для этого мы плотно работаем с Центром инновационных разработок: по каждому виду онкологии создаем базу на основе клинических данных о том, какая стадия заболевания, как лечится, какие прогнозы и т.д. Соответственно, зная количество пациентов и то, на каких стадиях находится заболевание, мы будем более эффективно рассчитывать закупки.

— А вы можете описать, как эта информационная система будет работать в реальности?

— Идея такая: как только у человека в амбулаторном звене прозвучало подозрение на онкологию, мы сразу ставим себе маячок, он появляется в системе, и мы можем отследить все, что с пациентом происходит. Из-за того, что мы будем видеть все потоки больных, человек сразу будет попадать туда, где именно сейчас ему максимально быстро и качественно окажут помощь. Мне нравится мысль о том, что наука тогда достигает совершенства, когда ей удается пользоваться математикой.

— А эта система будет учитывать переход, предположим, на отечественные онкологические препараты?

Многие пациенты очень боятся импортозамещения.

— Сегодня подавляющее большинство препаратов взаимозаменяемы и многих пациентов можно спокойно переводить на другие препараты, в том числе отечественные. Вы знаете, я был на паре отличных заводов и не нашел, к чему придраться. Они все сертифицированы по международным стандартам, там стоят абсолютно современные линии, маркеры стерильности и так далее. Их постоянно проверяют международные аудиторы. И самое главное, что там работают люди с живыми глазами. То есть я не нашел причин, почему они должны быть хуже. — Говорят, дело в сырье.

— Про сырье мне сложно говорить, не знаю, где они что берут.

— Просто не так давно детские онкологи написали открытое письмо в Минздрав с просьбой запретить лечить детей дженериками.

— Но дженериками весь мир лечит. Ни одна страна, самая успешная, не сможет закупать для лечения только оригинальные препараты. Например, стоимость годового лечения рака легкого новым препаратом иммунотерапии обходится почти в миллион долларов! Кто это сможет потянуть? Но если речь идет о каких-то конкретных отечественных препаратах, которые переносятся намного хуже и дают тяжелые осложнения, то это должно быть озвучено в профессиональной среде, с этим нужно разбираться.

— Игорь Евгеньевич, насколько в целом реально выживать больницам после того, как с прошлого года было введено одноканальное финансирование через ОМС?

— Я как главный онколог достаточно много сил потратил вместе со специалистами Департамента здравоохранения и Федерального фонда обязательного медицинского страхования (ФОМС), чтобы нарастить страховые тарифы в онкологии. Для примера, операция, которую мы делали сегодня, раньше оценивалась в 60 тысяч рублей, а теперь — почти в 300 тысяч. Система устроена достаточно прозрачно: к нам приходят пациенты, а за ними приходят деньги. Так что в целом теперь на лечении онкологических заболеваний можно заработать и сделать так, чтобы учреждение было прибыльным. У нас прошлый год, несмотря на глобальную реконструкцию корпусов и сокращение коек, стал первым, когда мы могли бы жить фактически без субсидий. Но для этого у нас врачи работают день и ночь — посмотрите, сейчас восемь вечера, а 80 процентов сотрудников на работе!

— Мой последний вопрос по структуре заболеваемости в Москве. Есть ли какие-то онкологические заболевания, которые связаны с проживанием в мегаполисе, на что стоит обращать внимание в первую очередь?

— В целом структура заболеваемости везде примерно одинакова: на первом месте рак молочной железы, предстательной железы, колоректальный рак, рак легких, который растет. Тут скорее нужно говорить о факторах риска, которые сегодня четко прописывает ВОЗ. Это прежде всего курение, алкоголь, ожирение, малоподвижный образ жизни, недостаточное потребление клетчатки в пищу, и недавно сюда добавили чрезмерное употребление термически обработанного красного мяса. Вот это те факторы, которые доказанно увеличивают количество онкологических заболеваний. А вообще наши люди зачастую больше боятся каких-то обследований, чем самой болезни. Это в корне неправильно, потому что для успешного лечения рака в первую очередь важно не упустить время.

Приказ Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации (Минздравсоцразвития России) от 3 декабря 2009 г. N 944н г. Москва «Об утверждении Порядка оказания медицинской помощи населению при онкологических заболеваниях»

Зарегистрирован в Минюсте РФ 15 декабря 2009 г.

Регистрационный N 15605

В соответствии со статьей 37.1 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан от 22 июля 1993 г. N 5487-1 (Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации, 1993, N 33, ст. 1318; Собрание законодательства Российской Федерации, 2007, N 1, ст. 21) приказываю:

Порядок оказания медицинской помощи населению при онкологических заболеваниях согласно приложению.

Министр Т. Голикова

Порядок оказания медицинской помощи населению при онкологических заболеваниях

1. Настоящий Порядок регулирует вопросы оказания медицинской помощи населению при онкологических заболеваниях в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения.

2. Больным с онкологическими заболеваниями медицинская помощь оказывается:

в рамках плановой первичной медико-санитарной помощи — терапевтическая, хирургическая и онкологическая помощь;

в рамках плановой специализированной, в том числе высокотехнологичной медицинской помощи — специализированная онкологическая помощь.

3. Оказание плановой помощи больным с онкологическими заболеваниями в рамках первичной медико-санитарной помощи организуется в амбулаторно-поликлинических и больничных учреждениях здравоохранения.

4. Оказание плановой специализированной, в том числе высокотехнологичной медицинской помощи больным с онкологическими заболеваниями осуществляется в федеральных организациях, оказывающих медицинскую помощь, а также в соответствующих организациях, находящихся в ведении субъекта Российской Федерации.

5. Плановая онкологическая помощь в рамках первичной медико-санитарной помощи в амбулаторно-поликлинических учреждениях оказывается на основе взаимодействия врачей первичного звена здравоохранения: участковых врачей-терапевтов, врачей общей практики (семейных врачей), врачей-хирургов и врачей-онкологов.

Медицинские работники фельдшерско-акушерских пунктов оказывают медицинскую помощь больным с онкологическими заболеваниями в соответствии с рекомендациями врачей-онкологов и врачей-специалистов.

5.1. В амбулаторно-поликлинических учреждениях участковые врачи-терапевты, врачи общей практики (семейные врачи), врачи-хирурги во взаимодействии с врачами-специалистами выявляют риск развития онкологических заболеваний.

5.2. При подозрении или выявлении опухолевого заболевания пациента направляют в первичный онкологический кабинет (отделение), после чего врач-специалист первичного онкологического кабинета направляет пациента в онкологический диспансер, онкологическую больницу для уточнения диагноза и определения последующей тактики ведения пациента.

5.3. В случае подозрения и/или выявления у пациента злокачественного новообразования врач-специалист первичного онкологического кабинета уведомляет организационно-методический отдел онкологического диспансера для постановки больного на учет (с его добровольного информированного согласия).

5.4. В случае подтверждения в онкологическом диспансере у пациента факта наличия онкологического заболевания, информация о диагнозе пациента (с его добровольного информированного согласия) направляется из организационно-методического отдела онкологического диспансера в первичный онкологический кабинет, из которого был направлен пациент для последующего диспансерного наблюдения.

6. В амбулаторно-поликлинических учреждениях онкологическая помощь больным с онкологическими заболеваниями оказывается врачами-онкологами в первичном онкологическом кабинете (отделении, дневном стационаре), осуществляющим свою деятельность в соответствии с Положениями об организации деятельности первичного онкологического кабинета поликлиники, первичного онкологического отделения (приложения N 1 и 2 к Порядку оказания медицинской помощи населению при онкологических заболеваниях, утвержденному настоящим приказом) с учетом рекомендуемых штатных нормативов (приложение N 3 к Порядку оказания медицинской помощи населению при онкологических заболеваниях, утвержденному настоящим приказом).

Читайте так же:  Заявление во исполнении определения суда об оставлении без движения

7. Плановое стационарное обследование и лечение больных с онкологическими заболеваниями осуществляется в федеральных организациях, оказывающих медицинскую помощь, а также в соответствующих организациях, находящихся в ведении субъекта Российской Федерации.

7.1. Специализированная, в том числе высокотехнологичная медицинская помощь больным с онкологическими заболеваниями оказывается в федеральных организациях, оказывающих медицинскую помощь, а также в онкологическом диспансере, онкологической больнице, осуществляющих свою деятельность в соответствии с Положением об организации деятельности онкологического диспансера (онкологической больницы) (приложение N 4 к Порядку оказания медицинской помощи населению при онкологических заболеваниях, утвержденному настоящим приказом) и с учетом рекомендуемых штатных нормативов (приложение N 3 к Порядку оказания медицинской помощи населению при онкологических заболеваниях, утвержденному настоящим приказом).

7.2. Оснащение онкологического диспансера, онкологической больницы осуществляется в зависимости от профиля структурного подразделения в соответствии со стандартами оснащения (приложение N 5 к Порядку оказания медицинской помощи населению при онкологических заболеваниях, утвержденному настоящим приказом).

7.3. При выявлении у больного в онкологическом диспансере медицинских показаний к высокотехнологичным методам лечения помощь оказывается ему в соответствии с установленным порядком оказания высокотехнологичной медицинской помощи.

7.4. Больные злокачественными новообразованиями подлежат пожизненному диспансерному наблюдению в онкологическом диспансере. Если течение заболевания не требует изменения тактики ведения пациента, диспансерные осмотры после проведенного лечения осуществляются:

в течение первого года один раз в три месяца;

в течение второго года — один раз в шесть месяцев, в дальнейшем — один раз в год.

8. В организации онкологической помощи больным сочетаются лечебные методы (хирургический, радиотерапевтический и лекарственный) и паллиативные мероприятия в отделениях (хосписе), осуществляющих свою деятельность в соответствии с положениями об организации деятельности структурных подразделений федеральных организаций, оказывающих медицинскую помощь онкологическим больным, а также в соответствующих организациях, находящихся в ведении субъекта Российской Федерации (приложения N 4 и 6 к Порядку оказания медицинской помощи населению при онкологических заболеваниях, утвержденному настоящим приказом).

9. Скорая медицинская помощь больным злокачественными новообразованиями оказывается станциями (подстанциями) скорой медицинской помощи и отделениями скорой медицинской помощи при районных и центральных районных больницах.

Оказание скорой медицинской помощи больным злокачественными новообразованиями осуществляют специализированные реаниматологические, врачебные и фельдшерские выездные бригады, штатный состав которых определен приказом Мин-здравсоцразвития России от 1 ноября 2004 г. N 179 «Об утверждении порядка оказания скорой медицинской помощи» (зарегистрирован Минюстом России 23 ноября 2004 г., регистрационный N 6136).

При подозрении и/или выявлении у больных злокачественного новообразования в ходе оказания им скорой медицинской помощи, таких больных переводят или направляют в онкологические диспансеры (онкологические больницы) для определения тактики ведения и необходимости применения дополнительно других методов специализированного противоопухолевого лечения.

10. В случае если проведение медицинских манипуляций, связанных с оказанием помощи онкологическим больным, может повлечь возникновение болевых ощущений у пациента, такие манипуляции должны проводиться с обезболиванием.

Санаторно-курортное лечение для онкологических пациентов

Онкологическим пациентам, к сожалению, знакомы ситуации, когда им необоснованно отказывают в направлении на санаторно-курортное лечение. Часто врачи в поликлиниках категорически запрещают радикально пролеченным пациентам получение бесплатной путевки в санаторий, только на основании давнишней записи в карте об онкологическом диагнозе. С такой ситуацией не следует сразу соглашаться. Пациент должен знать свои права и четко понимать причины отказа. Рассказывает ТАТЬЯНА ЮРЬЕВНА СЕМИГЛАЗОВА, ЗАВЕДУЮЩАЯ НАУЧНЫМ ОТДЕЛОМ ИННОВАЦИОННЫХ МЕТОДОВ ТЕРАПЕВТИЧЕСКОЙ ОНКОЛОГИИ И РЕАБИЛИТАЦИИ, ВРАЧ ВЫСШЕЙ КАТЕГОРИИ, ДОКТОР МЕДИЦИНСКИХ НАУК:

Приказ Министерства здравоохранения РФ от 5 мая 2015 г. № 281н «Об утверждении перечней медицинских показаний и противопоказаний для санаторно-курортного лечения» подробно разъясняет технологию отбора на санаторно-курортное лечение в России. Текст этого приказа доступен в интернете, его можно скачать и при необходимости предъявлять его врачу и в других инстанциях. В приказе описаны показания для направления в санаторий того или иного профиля.

У онкологов целесообразность и эффективность реабилитации онкологических пациентов в условиях санатория или курорта не вызывает сомнения. Однако среди врачей других специальностей до сих пор бытует представление об опасности санаторно-курортной реабилитации для больных, перенесших радикальную терапию по поводу злокачественных опухолей.

В Приложение № 3 к приказу Минздрава №2811н утвержден перечень медицинских противопоказаний для санаторно-курортного лечения. Пациентам с различными заболеваниями в острой стадии, в том числе в период обострения хронических заболеваний, с острыми инфекционными заболеваниями, психическими расстройствами и другими заболеваниями,отдых в санатории противопоказан.

В этом же списке — злокачественные новообразования, требующие противоопухолевого лечения, в том числе проведения химиотерапии или постоянного назначения наркотических или психотропных средств для купирования стойкого болевого синдрома. То есть, онкологическим пациентам, которым необходимо радикальное лечение по поводу недавно выявленного заболевания, или лечение рецидива болезни, вправе отказать в санаторно-курортном лечении.

Подозрение на наличие новообразований (новообразование неуточненного характера) также является противопоказанием к санаторно-курортному лечению при отсутствии письменного подтверждения в медицинской документации пациента о том, что пациент (законный представитель пациента) предупрежден о возможных рисках, связанных с осложнениями заболевания в связи с санаторно-курортным лечением. Все выше изложенное распространяется на всех онкологических больных, независимо от возраста, взрослых и детей.

Если же пациент после проведенного лечения хочет поехать в санаторий, то в Приказе Министерства здравоохранения РФ от 5 мая 2015 г. № 281н на этот счет есть четкие указания. Больные после комплексного радикального лечения по поводу злокачественного новообразования при общем удовлетворительном состоянии, отсутствии метастазирования, нормальных показателях периферической крови, могут направляться только в местные санатории для общеукрепляющего лечения. То есть, в санатории в климатической зоне проживания в нежаркое время года, с октября по апрель. Комплексное радикальное лечения пациента по поводу злокачественного новообразования в может ряде случаев включать и хирургическое лечение, и лучевую терапию, и противоопухолевое лекарственное лечение – химиотерапию, таргетную терапию, гормонотерапию, или ограничиться каким-то одним или двумя из перечисленных видов лечения.

Реабилитация онкологических больных в санаториях региона проживания является наиболее эффективной. Такой режим не требует энергетических затрат организма на адаптацию к новым климатическим условиям, что очень важно для онкологических больных, имеющих нарушения в работе основных регуляторных систем организма. Санаторно-курортное лечение способствует укреплению иммунной системы, повышению адаптационных возможностей организма. Основная цель реабилитации онкологических больных в условиях курорта после противоопухолевого лечения – это восстановление нарушенных функций за счет повышения собственных защитных механизмов организма.

Другие статьи:

  • Штраф за незаконно выловленную рыбу Штрафы за незаконный вылов рыбы в России могут увеличить в 20 раз Штрафы за незаконную добычу морепродуктов могут увеличиться в 20 раз. Такой прогноз был дан по итогам общественных обсуждений поправок к постановлению Правительства РФ от 25 мая 1994 года "Об […]
  • Как в авк единый налог Как в авк единый налог 1. Ошибки и исправления Уточнена работа с ценами ресурсов стройки в режиме фильтрации (пункт меню «Параметры просмотра»). При повторном переносе стройки из Договорной Цены в Подрядчик в «Реквизитах стройки» не сохранялись ранее введенные […]
  • Приказ мвд рф 777 от 10082012 Приказ МВД РФ от 14 августа 2002 г. N 777 "Об утверждении Инструкции о порядке присвоения (подтверждения) квалификационных званий сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации" (с изменениями и дополнениями) (утратил силу) Приказ МВД РФ от 14 августа […]
  • Приказ мвд 359 Приказ Государственной фельдъегерской службы РФ от 5 ноября 2014 г. N 359 "Об особенностях применения в системе ГФС России приказа МВД России от 18 мая 2012 г. N 521 "О квалификационных требованиях к должностям рядового состава, младшего, среднего и старшего […]
  • Приказ 67 разъяснения Приказ Федеральной антимонопольной службы от 10 февраля 2010 г. N 67 "О порядке проведения конкурсов или аукционов на право заключения договоров аренды, договоров безвозмездного пользования, договоров доверительного управления имуществом, иных договоров, […]
  • Пособие по постановке на учет в ранние сроки беременности 2012 Единовременное пособие женщине при постановке на учет на ранних сроках беременности Беременная женщина, которая встала на учет в женской консультации или другой медицинской организации (учреждении) на раннем сроке беременности (до 12 акушерских недель), в […]
  • Приказ мвд 1500 Приказ МВД РФ от 19 апреля 2010 г. N 292 "О некоторых вопросах продовольственного обеспечения и обеспечения кормами (продуктами) штатных животных подразделений (организаций, учреждений) в органах внутренних дел Российской Федерации в мирное время" (с изменениями […]