От края и до края В природе всё должно быть взаимно

В природе всё должно быть взаимно

Юрий БолдыревТатьяна Федяева: Юрий Юрьевич, мы с вами не встречались, вы были заняты: Московский экономический форум, подготовка и проведение. Вы - среди организаторов, так?

Юрий Болдырев: Ну, я был не самый занятый организатор, там были более включённые в техническую сторону вопроса люди.

Татьяна Федяева: Тем не менее, мы не встречались. А эта тема осталась как бы за кадром во многих СМИ. Хотелось бы пробел ликвидировать и побольше рассказать об этом форуме. Кроме того, сейчас все обсуждают смерть Березовского. Надо сказать и о событиях в Кипре. Саммит БРИКС, который в Южной Африке сейчас проходит. И, кроме того, — Центробанк во главе с Эльвирой Набиуллиной…

Юрий Болдырев: Будет.

Татьяна Федяева: Будет, нам пообещали.

Юрий Болдырев: Давайте начнём вроде как с хорошего.

Татьяна Федяева: Хорошее — зима заканчивается.

Юрий Болдырев: Я уже говорил как-то, что в природе должно быть всё взаимно скомпенсировано. Если высочайшим указом мы теперь живём только по летнему времени, следует ожидать, что климат теперь будет только зимний.

Значит, что хорошее? Смотрите, саммит БРИКС. Вот они организовались, объединились. У них там ещё нет устава, но они уже что-то решают. В общем, это неплохо. Что неплохо? Дело ведь не в том, что у них там нет устава. Дело в том, что это совершенно разные государства, которые ни в какой степени не являются взаимно дополняющими друг другу. Это государства, объединённые по одному признаку. У них при правильной, адекватной стратегии собственного развития есть большие перспективы вырваться в лидеры в будущем. Строго говоря, их не объединяет больше ничего. У них разные экономические, политические системы, разные интересы в разных частях мира и так далее. Что же эти государства и их лидеры могут? Они могут пытаться действовать в условиях, когда мир стал конфронтационным. И хозяева этого мира стремятся организовывать всё к своей выгоде, по своим правилам,

Руководители этих 4—5 государств по логике могли бы или могут координировать свои стратегии развития и в той или иной степени пытаться навязывать остальному миру уже и свои правила. Потому что по численности населения это огромная часть мира. Вот, вроде всё хорошо, всё здорово, мы поздравляем. Чего не хватает? Если бы я был гражданин Китая, мы бы сейчас выходили из китайской студии. Мы бы говорили: «Ура, товарищи китайцы, ура великий китайский народ! Вот мы координируемся, вот мы пять государств собрались, обсуждаем, всё здорово, вперёд, продолжаем».

Если бы я был индиец… У Индии всё то же самое. Если бы я был бразилец. В Бразилии мы бы говорили всё то же самое. А в России что можем сказать? В России вся проблема заключается вот в чём. Вроде есть с кем координироваться. Вроде как создаётся механизм координации. Вроде саммит проходит. А что координируем? У России собственной стратегии развития-то так и нет. Подчёркиваю, собственной стратегии развития, в отличие от Индии, Бразилии, Китая. Нет стратегии, в той или иной степени отличной, противоположной интересам западного мира. Противоположную интересам западного мира не в смысле всеобщего процветания и распространения западной культуры. А противоположной в смысле недопущения принесения себя в жертву западным интересам. И вот отсюда уже уместно переходить к Московскому экономическому форуму. Подводя итог саммиту БРИКС — вот там «банк развития» будет, 40 миллиардов будем давать…

Татьяна Федяева: Это, кстати, инициатива Путина.

Юрий Болдырев: Да, здорово, внешнеполитическая инициатива, красивая, блестящая, полированная. Вопрос: что мешает всё то же делать внутри России? Ребята, вы сначала внутри России что-нибудь подобное сделайте. Внутри России ничего подобного нет. И Россия оказывается здесь внешне красивая, а по существу, к сожалению, мы оказываемся «не пришей, не пристегни». Потому что собственной стратегии развития нет.

Татьяна Федяева: Если мы говорим о внешних факторах, тогда давайте сразу о Кипре скажем.

Юрий Болдырев: Вы знаете, во всём, что говорится о Кипре, крупицы правды совсем небольшие лишь прорываются. Вот тут наш переводчик (часовых) стрелок, ныне премьер-министр. И борец с неправильными лампочками за правильные, но ядовитые. Тут вдруг заявил, что это вот…

Татьяна Федяева: Надо спасать нашу экономику на Кипре.

Юрий Болдырев: «Там грабят награбленные»… Крупицы правды прорвались. Вы знаете, я отношусь хорошо ко всем народам. Меня тут один человек спросил, моральные или не моральные предложения Запада Кипру? Это самое решение о частичной конфискации. И мой ответ был примерно такой. Вы знаете, например, что есть бандит, грабитель, убийца, и он на лестничной площадке тут не пропустил даму вперед. Это он морально поступил или аморально? Да это такая мелочь и ерунда по сравнению со всем остальным, что он делает, что эти категории вообще не применимы абсолютно. Так и здесь. Вы идёте в обычный банк. Немецкий, французский. И вас спрашивают: «А денежки откуда?» Просто так вы деньги не получите. А тут такое «хорошее и доброе» государство Кипр, которому вы приносите кожаную дублёнку. И оно не спрашивает, ворованная она или не ворованная. Ну, образно говорю, про дублёнку. Вы приносите деньги, и вас не спрашивают ни о чем, точно зная, что деньги ворованные. Даже если ваши деньги, которые вы конкретно положили, не ворованные, но вы точно знаете, что вы пришли туда, где другие приносят ворованные. Вы пришли, уж простите, я выражусь недипломатично. Пусть посольство Кипра на меня не обижается, «к скупщику краденого». Или к хранителю краденого.

Я всем народам мира желаю добра, но я желаю больше добра тем, кто не занимается скупкой краденого. Давайте расставим точки. Я не собираюсь пожимать руку тому, кто занимается скупкой краденого. Первая моральная постановка вопроса должна быть такая. Скупка краденого должна подлежать жестокому наказанию во всех смыслах. Это первый аспект. Теперь второй аспект. Ах, там такие трудности, давайте создадим оффшор у себя на Дальнем Востоке. Вы вообще понимаете, о чём речь? Речь только о двух вещах. Первое. Давайте поможем нашим самым крупным продавцам за рубеж не возобновляемых энергоресурсов и финансовым манипуляторам уклоняться от налогов в пользу российского здравоохранения. А также образования, обороноспособности, поддержания общественного порядка, операций, финансируемых из федерального бюджета на то, чтобы люди могли жить, а не умирать, включая онкологических больных детей. Давайте поможем вот этим самым уклоняться от налогообложения с тем, чтобы дети, онкологические больные, умирали, а не выживали. Вот так ведь это звучит по существу. Это первое.

Второе. Оффшор — это а) налогообложение пониженное, мягко говоря; б) возможность опять же не докладывать подробно, откуда денежки. Давайте пункт по скупке краденого организуем у нас на Дальнем Востоке? Что третье ещё? Ничего третьего. Что имеет в виду высший представитель нашей власти, в данном случае, Медведев? Либо первое, либо второе, либо и то и другое. И за этим не следует ничего. За этим не следует изгнание его с позором поганой метлой из власти. Вместе с тем президентом, который его покрывает, не изгоняют из власти.

Татьяна Федяева: И вы обратили внимание, даже не на него, не на премьера, а на его окружение, которое стало доказывать, как это здорово?

Юрий Болдырев: Идём дальше. Да, мы говорим про деоффшоризацию, при этом ничего не делаем. То есть когда объективно выяснилось, что мир вокруг нас проводит деоффшоризацию. Не то, что он такой честный и чистый, но, в общем, вовсе не склонен помогать нам. Нашим бандитам, нашим олигархам и так далее. Скажем так, следить за тем, чтобы наш пункт по хранению краденого в Средиземном море работал исправно и не обманывал наших воров, западный мир точно не будет. Так вот, как только выясняется, что нависает угроза, давайте то же самое делать у себя? А кто только что говорил о деоффшоризации? И тут нам объясняет умный экономист: «Ну вы понимаете, это же инструмент минимизации расходов… Если мы хотим, чтобы наши транснациональные корпорации были конкурентоспособны…».

У меня сразу возникает вопрос: в чём? Большой вопросительный знак. Так вот нам заявляют, что они должны иметь не меньше возможностей в кавычках «оптимизации налогов», чем их конкуренты». Понимаете, всё, от первого до последнего слова, извините, полный бред. Во-первых, «наши транснациональные корпорации». Так наши или транснациональные? Значит, второе: а в чём они конкурируют? Если бы у нас была транснациональная корпорация, которая производила бы самолёты «Ильюшин», «Туполев», вертолёты и так далее, и конкурировала бы серьёзно с «Боингом», с «Айрбас индастри» и так далее. Я бы готов был день и ночь вместе с этими экономистами сидеть, обсуждать и решать, как сделать так, чтобы условия были конкурентоспособные. Чтобы по совокупности всего, включая налогообложение, для наших самолетостроителей условия были не хуже, чем для конкурентов. Честно? Правильно? Правильно. Но только это не имеет никакого отношения к оффшорам. Это должны быть честные, открытые условия налогообложения для тех, кого мы на самом деле хотим стимулировать.

А если речь идёт о наших сырьевых баронах, которые торгуют не возобновляемыми природными ресурсами, достоянием предков и потомков… Если речь идёт о том, что мы должны дать возможность им отмывать ещё большие прибыли без налогообложения где-то, то я не хочу в этом участвовать. Это антинациональная деятельность. С учётом того, что эти деньги должны идти, в том числе, на помощь онкологическим детям. Это антигуманная деятельность, это преступная деятельность.

Возвращаемся к исходному. С Кипром вся история грязная, от начала до конца. Ситуация, когда ещё и корпорация с государственным участием держит там свои деньги, Это всё очевидное преступление, за которое должны бы жестоко карать. Но если у нас этого не происходит, значит карать жестоко нужно высших руководителей государства, которые этого не делают. Но наш народ, мы вами, не умеем пока карать высших руководителей государства. Кстати, первым-то, что это всё несправедливо, заявил не Медведев, первым заявил Путин. Несправедливо…

Я, знаете, так немножко поднял глаза. Это он о чём? Это он о том, что в Сагре большинство преступников, участвовавших а бандитском нападении отделались условными сроками? А самый главный наркоторговец, который организовал эту бандитскую вылазку, получил шесть лет колонии. Вы вдумайтесь. Если доказано, что он наркоторговец, то даже без организации преступного сообщества, без организации этой банды, без нападения этой банды на Сагру, в таких странах, как Китай, Индия, Иран, Сирия, Сингапур, он точно бы получил высшую меру наказания, смертную казнь. В США он бы получил много, много десятков лет тюрьмы, как минимум. А может быть, где то, и смертную казнь, раз погиб человек. Даже если не он его убил, но он организовал. То есть во всех странах, где представление о справедливости адекватное, где глава государства не заявляет, что несправедливо, что на Кипре у наших олигархов отбирают деньги… Вот в Сагре справедливость была бы в том, что организатору всего этого, было бы пожизненное, или смертная казнь… И неповадно было бы… Понимаете? А у нас, оказывается, по мнению президента Путина, несправедливо, что отнимают денежки на Кипре. Тут очень важно, что бывают разногласия политические, по тактике, по стратегии, по развитию, бывают ценностные. Вот каждый момент осознания, что тебя от власти отделяет абсолютно непреодолимые ценностные разногласия… Мы как из разных миров. Либо я марсианин, либо он марсианин.

Для него несправедливо не то, что в Сагре, а то, что на Кипре. Мне очень печально, если целостный мир нашего президента разделяется большинством граждан страны, тогда мне очень печально жить в таком обществе. А если ценностный мой мир - не президента, а мой - разделяет большинство граждан страны, то что этот странный человек тогда делает во главе нашего государства? Вот так. Две постановки вопроса. Давайте, переходим к экономическому форуму?

Татьяна Федяева: Давайте с Березовским закончим и перейдем к Московскому экономическому форуму.

Юрий Болдырев: Я должен сказать, что я большой критик информационного поля в нашей стране. А мне самому приходится обсуждать все что угодно, кроме форума. Давайте коротко. Я про Березовского долго молчал, многие обращались прокомментировать и так далее. Так случилось, что как раз я активно работал в системе государственной власти, в Счетной палате. Я был членом верхней палаты с 93 по 95 годы. Работал зампредом Счетной палаты, где-то с середины 95 по начало 2001 г. То есть, весь период как раз, когда Березовский втирался в доверие, затем творил свои манипуляции в нашем государстве. Вроде как много, кто обращался. Я отказывался, отказывался, но наконец, вчера дал комментарий и опубликовал его в своем блоге, в «Макспарке», можно его посмотреть. Он называется так, примерное название: «Страшный враг Березовский повержен, но дело его рук при власти». Не просто живет, а при власти.

А, в чем суть комментария? Первое. Я с ним никогда не был знаком, и никогда не интересовался его личностью. Почему? Да просто таких жуликов и мошенников видел кругом десятками, сотнями, если не тысячами. Абсолютно типичный, заурядный мошенник. Мавроди круче, как мошенник. Значит, чем он отличался от других мошенников? Ну, тем, что он целенаправленно втирался в доверие первому лицу государства, раз. А второе, что он бил себя в грудь, и кричал: «Я-я-я». Другие мошенники — тихо, главное, чтобы их не видели. Воровали не меньше, чем он, развращали, растлевали, убивали. А он еще кричал: «Я-я-я самый главный!». Вот в чем разница. Но что главное мне нужно подчеркнуть. В любой стране, такой мошенник может быть, в Иране, в Китае, в США…

Такие мошенники не представляют из себя ничего без возможности работать в тандеме с тем или иным представителем высшей власти в стране, в которой и предают наши с вами интересы. Я начал с простого, вспомните… Был русский, наш, русский, директор АвтоВАЗа Каданников. По-моему, лет пять тому назад об этом мы говорили с вами здесь, когда речь шла об антисемитизме и так далее. Это он позволил шустрому прохиндею Березовскому замкнуть вход и выход АвтоВАЗа на подставные структуры. Каданников думал, что он будет воровать для него, а этот стал воровать для себя. Вот и все.

Кого мы должны, прежде всего, осуждать, кого мы должны прежде всего карать? Таких, как Березовский, которому государство изначально ничего не поручало, или таких, как Каданниковы, которые были уполномоченными от имени государства и предали наши с вами интересы? Вот, это самый фундаментальный вопрос нашей жизни. Березовский без Каданниковых не стоит вообще ничего, ноль без палочки. А когда возникают такие, они как бы уже цари.

Поэтому мы бесконечно обсуждаем Березовских, но не обсуждаем Каданниковых, Ельциных, Путиных. Вот постановка вопроса. Ну, и в дополнение небольшое к этому. Страшный враг, в кавычках, Березовский повержен… Да. Но памятник Ельцину, грабившему страну, раздарившему куски страны, в том числе, в пользу таких, как Березовский, стоит в неприкосновенности. Но если враг Березовский повержен, но его партия «Единство», преобразованная позже в партию «Единая Россия», не просто правит, а с моей точки зрения, преступно правит. И, по существу, втянула страну в ВТО. Это не тогда, когда Березовский властвовал, это от ее деятельности сейчас. Значит, в конце концов страшный враг Березовский повержен, а ОРТ 12 лет уже, по-моему, не под его началом … Но не только по ОРТ. Об альтернативном нынешнему курсу власти Московском экономическом форуме ни на одном теле- и радио- крупном канале ни слова. Наконец, страшный враг Березовский повержен. Но человек, которого они вместе с Чубайсом ставили на место Ельцина, до сих пор управляет страной. И говорит, что несправедливо на Кипре у наших олигархов отбирают деньги.

Татьяна Федяева: И еще. Страшный враг Березовский повержен, добавлю, просто свежие впечатления. Ему вменяется аэропорт, хищения. Но в наших аэропортах летают исключительно «боинги», американские, французские самолеты. И где-то если у нас остался еще один российский самолет… Или несколько… Понимаете? Вот что.

Юрий Болдырев: Нет Березовского, в отдельности от Каданникова, Ельцина и Путина. Нет такого явления. Оно не представляло бы никакого интереса.

Татьяна Федяева: Теперь переходим к Московскому экономическому форуму. Где как раз говорилось о путях выхода России из того тупика, в котором она оказалась.

Юрий Болдырев: Давайте два слова такого предисловия, а потом сразу вывод.

Московский экономический форум. Альтернативный не только Петербургскому, но и всему проводимому курсу. Это не уличный митинг, это не мальчики с улицы. Это мероприятие, которое проводилось под эгидой Московского Государственного университета, первого университета в стране, и Института экономики Российской академии наук (РАН). Даже был сопредседатели ректор МГУ и директор института экономики РАН. И плюс один из промышленников, известный Бабкин (завод «Ростсельмаш»). На форуме присутствовали иностранные гости, представители Индии, Китая, Бразилии, причем на высоком уровне. Кто как может относиться к тому или иному логическому учению, понимая, что в Китае, главное учение марксизм. Так вот, директор центрального их института марксизма при Центральном комитете коммунистической партии выступал на этом экономическом форуме. Были представители Индии, Китая, Бразилии. Далее, бывший канцлер Австрии, бывший трижды министр французского правительства. Я не буду перечислять всех, там бывший премьер министр Польши и так далее, и так далее. Уровень очень высокий. Выступал единственный практически активный, ныне действующий, слава Богу, лауреат Нобелевской премии, Жорес Алфёров. Выступали директора ключевых академических институтов. Скажем, на пленарном заседании, на котором я был, выступал академик Пивоваров, директор института информации в области общественных наук Российской академии наук.

Специально подчеркиваю, что выступал не специалист по тому или иному либеральному или антилиберальному правлению, а директор института, который занимается информацией и информационными технологиями в области общественных наук. Ни к левым, ни к правым не причислите его. Вот он человек по информации.

Директор института океанологии, академик Российской академии наук. Вы представляете, что такое океан? Океан, это всё, от чего зависит наша земля. Вот он выступал не только об океанологии, он читал лекции там, на Мехмате МГУ, и так далее, выступает по другим проблемам. Он задавал вопрос: «Что говорить моим студентам?» Это он обращался на нашем Пленарном заседании.

Я не перечисляю всех, кто там участвовал. Что очень важно, были четыре Пленарных заседания основных, они касались кризиса, рыночного фундаментализма в мире. Там выступали величайшие, знаменитейшие ученые с мировым именем. Я был на последнем Пленарном заседании, которое было посвящено политическим механизмам. И смотрите, что получается. С политическим механизмом выступали опять же и ученые с мировым уровнем, выступали действующие политики, выступал молодой популярный писатель, известный в стране. Выступал лидер общественного движения из Воронежской области, выступающий против разработки никеля в Черноземье, которое уничтожит это Черноземье. То есть, все такие разные люди, и я всех пытался навести на вопрос, а какие политические инструменты и механизмы вы использовали, что из этого получалось? К сожалению, мне не удалось вытащить на это Пленарное заседание одного из сопредседателей, которого вы хорошо знаете, Бабкина. Который организовывал в 2012 году движение «СТОП-ВТО». Почему это так важно? Потому что были испробованы все политические механизмы, включая попытку организации референдума, обращение в ЦИК, Верховный суд, Конституционный суд и так далее.

Вот, мне пришлось коротко историю об этом рассказать, и главный вывод этого политического пленарного заседания: политические механизмы вроде есть, но все отключены, ни один не работает. Выступали там депутаты, представители ключевых комитетов. Скажем, выступал первый зам. председателя Комитета по международным делам, который рассказывал, как еще год тому назад они предупреждали, что нет ни каких оснований передавать часть акватории Баренцева моря. Что там огромные залежи полезных ископаемых, предупреждали, к чему это приведет, в том числе к отказу Норвегии сотрудничать по другим участкам шельфа. Рассказывали, что они делали, но ничего добиться не смогли.

Проходим по кругу и видим, что ни один политический механизм, я подчеркиваю, не уличный, не экстремисткой, а заложенный Конституцией, вроде как призванный решать проблемы, не работает. И вот здесь возникает вопрос: если по результатам такого форума выясняется, что по ключевым вопросам развития, особо- то споров нет. Например, я вел налоговую секцию. И нам удалось провести решения, как рекомендации, и по налоговой системе, и по финансовой системе, и по ключевым вопросам. Абсолютное большинство там были представители реального сектора экономики (производственники, представители ассоциаций, производители и так далее). Абсолютно единые позиции у всех. Проголосовали абсолютным большинством голосов по всем ключевым пунктам проекта решения. Оно будет опубликовано. И эти пункты решения абсолютно противоположны ныне проводимому властями курсу.

С одной стороны, проходит такое мероприятие. С другой стороны, до 24 марта у Путина было время внести ту или иную кандидатуру на пост председателя Центрального банка. Он, не дожидаясь, внес кого? Не будем говорить ничего про человека. Смотрите, бывший министр экономического развития встанет над финансовой системой. По чисто формальным признакам это здорово. Это значит, что финансовая система должна будет подчинена целям экономического развития. Но это лишь по формальным признакам. А реально — это министр экономического развития, который правил нашей страной последние, как минимум, пять лет. И каково направление, каковы плоды этого экономического не развития, а этой деградации, мы знаем. Значит, это верный ученик Гайдара и Ясина. И эту кандидатуру президент Путин вносит на рассмотрение. Это сигнал, это символ: всё будет неизменно, вульгарно. Либеральный курс не подлежит корректировке.

И смотрите, ни слова нигде нет о Московском экономическом форуме. О чем это говорит? С одной стороны, это говорит о том, что альтернативные научные, общественные, производственные силы есть. И они абсолютно едины в своем понимании происходящего и рецептах выхода из ситуации. Именно этого нельзя допустить, чтоб кто-то узнал. И, соответственно, печальный вывод: власть нам бросает недвусмысленный сигнал, что власть категорически не согласна ни на какой настоящий диалог с обществом. Власть готова дискутировать только со своими, подставными, которых она плодит щедро, из «Единой России» и Кремля, разбрасывая на митинги, путинги и так далее. Митинги, то оранжевый, то антиоранжевый. Это все свои подставные, а с реальными, общественными, созидательными неэкстремистскими силами, предлагающими альтернативу, власть категорически не согласна вести никакой диалог. Вот это — самый главный, к сожалению, серьезный и печальный вывод из происшедшего.

Татьяна Федяева: Вы еще не сказали об одном факте, который, мне кажется, тоже стоит вспомнить. Институт экономики Российской академии наук, выступает Жорес Алфёров. Между прочим, на заседании, когда выступал Жорес Алфёров, был и Юрий Осипов — это руководитель Академии наук. Что происходит дальше: буквально через три дня появляется информация о том, что господин Ливанов или, как надо говорить, господин министр образования и науки говорит, что академия у нас очень плохая. Вы понимаете, до этого академия была хорошая или плохая, но молчали. А сейчас — академия очень плохая, очень плохо работет. Это тоже разве не сигнал?

Юрий Болдырев: Еще раз, уважаемые радиослушатели. На протяжении многих лет… Сколько мы с Вами сотрудничаем? Уже лет чуть ли не десять или восемь. Мы всегда стремимся донести до вас какие-то созидательные, конструктивные вещи. Нам всегда хочется надеяться на то, что и власть в какой-то момент что-то осознает, осмыслит и вынуждена будет под давлением общества начать действовать, ну, в каком-то созидательном направлении развития. Московский экономический форум — чрезвычайно оптимистическое мероприятие. Удалось вопреки всему собрать этих людей, они оказались едины по большинству позиций. И в то же время это чрезвычайно печальное мероприятие. Именно в силу того, насколько жестко власть закусила удила.

Я приводил пример. Перед форумом выступал на телеканале «Культура» в записи передачи под названием «Что делать?». Такое, согласитесь, пытливое название. И меня приглашают выступить в записи на тему: «Что делать с российской экономикой?». Но что я должен первое сказать, что делать? Я говорю: «Вот сейчас будет Московский экономический форум, соберутся не самоделкины, а ключевые специалисты и будут обсуждать…». Мне тут же отвечают: "Это не может пойти в эфир. Нельзя, категорически, нельзя!" Это, естественно, в эфир не идет. Ни слова про это. То есть еще и еще раз: власть закусывает удила.

Власть ведет себя так, как будто, ее главная задача — посеять хаос. Как будто её задача инициировать уличную митинговую активность, не допустить цивилизованного диалога с силами, альтернативными не в смысле "вы убирайтесь, а мы вместо вас", а предлагающими ясный, однозначный, альтернативный, созидательный курс развития, соответствующий вашим же декларациям. Тому, о чем вы там вот, извините, язык без костей, где-нибудь на саммитах БРИКС. Вот на саммитах БРИКС вроде все звучат правильные слова. Но так вы внутри у себя-то это сделайте! Вот вам здесь предлагают не мальчики с улицы, а ключевые специалисты, руководители ассоциаций промышленных, сельскохозяйственных и так далее, ключевые люди из науки, уже прославленные, в том числе с мировыми именами. Многие из тех академиков, которые у нас выступали, они, в том числе, очень много читали лекций и за рубежом, потому что они признанные, настоящие профессионалы в своем деле... Категорически - ни слова. Наше российское общество, по мнению нашей власти, не должно знать о том, что нынешнему курсу есть нормальная, взвешенная, осмысленная, профессиональная, созидательная альтернатива. Наша власть сама толкает и провоцирует общество в тупик, в бунт, в революцию. Вот, к сожалению, вывод единственный такой.

Татьяна Федяева: Какое продолжение будет иметь Московский экономический форум? Что было заложено в нем? Ведь не просто собрались умные люди, поговорили. Зачем? Что дальше?

Юрий Болдырев: Вы поймите правильно, когда люди спрашивают «а что ж теперь?», мы-то пытаемся предложить цивилизованный механизм, а нам отвечают ломом: молчать! Это ж не то, что кто-то, главный редактор где-то, не считает нужным выпускать в эфир информацию о Московском экономическом форуме. Это значит табу наложено. Это значит всем сидеть тихо и молчать! Это же разные ситуации. Понимаете, вот те наивные люди, которые говорят "давайте создадим партию, двинемся решительно вперёд". Понимаете, мы с вами никогда не создадим партию из таких величин, которые были представлены на этом форуме. И если совместная, конструктивная работа таких масштабных величин, которые были представлены на этом форуме, замалчивается так, что об этом никто и знать не знает… Даже в общественно-политической сети «Макспарк», где люди пытались провести опрос. «Удовлетворены ли вы результатами форума?» и давали варианты ответа: «да», «нет», «скорее да», «скорее нет», «а где что-то можно узнать об этом?». Так вот большинство отвечает: «А где информация то вообще? А о чем речь то?»... Понимаете? То есть, в этом смысле, ситуация абсолютно... Власть загоняет себя и страну в полный тупик.

Татьяна Федяева: То есть все цивилизованные формы взаимодействия с властью были испробованы?

Юрий Болдырев: Да. Ни о каких альтернативных партиях даже речи вести невозможно, потому что про них, как про комариный писк, никто не узнает. Если об этом форуме никто не знает!

Татьяна Федяева: Ну, тем не менее, последний шанс. Все-таки, результаты этого форума, положения, которые были там выработаны, предложения, которые выносили участники форума, они будут представлены. Какой Вы предполагаете ответ? Все тот же: «не видим, не слышим» или «академия плохая»?

Юрий Болдырев: Помните, была такая прохиндиада? Этакий фарс, шоу. Что якобы либералы перепуганы: «Ах, президент поручил группе академиков под руководством Глазьева написать к марту доклад». И помните, все — «ах, какая надежда, луч надежды!». Я говорил, ну что вы, ну не будьте наивными, ровно год назад был такой же доклад. И в нём было написано, что дело в точности противоположно всему тому, что Путин и его команда делали весь двенадцатый год. Как теперь они напишут, что «Путин, отменяй все свои прежние решения»? Или что? Вот март наступил. Где доклад академиков? Недавно было заявление. Не помню, кто из правительства заявил. Что вообще академики должны бы помнить, что принятые решения уже не подлежат пересмотру. Типа того, что вот теперь мы сделали все по-своему. Раньше, дескать, мы делали, как нам диктовали из-за рубежа, а вот теперь вы нам скажите, что делать. Что могут сказать эти академики, эти ведущие производственники? Вот они собрались, обсуждают, вот он куратор всего этого — академик Глазьев. Вот он на пленарном заседании высказывает свою позицию... Полная тишина. До общества не доведено ничего, категорически, вообще!

Татьяна Федяева: Юрий Юрьевич, откройте страшную тайну. Приглашались ли представители власти все-таки на этот форум? Ребята, приходите, вы хотели услышать академиков?

Юрий Болдырев: А что там открывать? Значит, тот же Дворкович, вроде как заявил, что он сам хочет. Его вписали в программу, и предполагалось, что будет дискуссия между Дворковичем и Глазьевым. Их вписали на одно заседание. Но я сразу, естественно, предупредил, что, конечно, этого не будет. Никто не допустит такой дискуссии. Потому, что в одной администрации, по существу, работают два человека со столь противоположными взглядами. А в моих во всяких блогах и комментариях к моим статьям люди писали с возмущением: «А это что такое? Дворковича там еще не хватало! А это еще зачем? Тоже нам, альтернативная сила». В результате Дворкович вписан, Дворкович не явился.

Татьяна Федяева: Но пришел один из Минэкономразвития, второго ряда.

Юрий Болдырев: Поймите правильно, замминистра экономического развития Клепач по сравнению со звездами, выступавшими на этом форуме, — это ничто. Ну да, он был, чего-то говорил. Никого не поразил, не потряс. Чего тут скажешь.

Татьяна Федяева: И быстро, быстро убежал.

Юрий Болдырев: Нет, ну послушайте еще раз. Советник президента по экономике — Глазьев — ну это же совсем другой уровень! Это не замминистра, да? Ещё и ещё раз: полная тишина. Самое главное: власть делает все для того, чтобы ни о чем созидательном, конструктивном, люди не узнали.

Татьяна Федяева: Юрий Юрьевич, ну всё-таки переданы в администрацию президента, в правительство эти предложения. Будут каким-то образом они там рассматриваться или нет? Если честно.

Юрий Болдырев: С учётом того, какую однозначную команду власть дала, чтобы ни слова нигде про Форум, меня уже мало интересует, будет ли что-то передано. Понимаете, это абсолютное бесстыдство.

Конечно, на таких форумах провести какие-то решения очень сложно. Вот я был куратором одной секции, на которой объединились две. Нам удалось провести проект решения. Он требует определённого редактирования. Это всё будет опубликовано и представлено. Но я лично не буду заниматься тем, чтобы отправлять это президенту и правительству. Конечно, направят. Внимание, на сайте Московского экономического форума есть прямая трансляция нескольких пленарных заседаний и даже нескольких секционных, которые проходили в Большом зале. Можно взять и посмотреть, Поручить своим референтам взять и посмотреть. Наши слушатели могут зайти посмотреть, всё это в открытом доступе. Ну, разумеется, пройдет какое-то время, всё это будет систематизировано, опубликовано и так далее.

Кстати, на сайте МЭФ была опубликована моя статья, выложена на главной странице, «Платформа для объединения». У меня там последний абзац примерно такой: «Конечно, мечталось бы о том, чтобы власть это увидела, осознала, оценила, но я, к сожалению, рассчитывать на это не могу». Не рассчитываю, но, не желая подставить участников форума, вынужден сделать такую оговорку, что «мы за, только возьмись, власть». Разумеется, власть не хочет ничего видеть и знать, что противоречит её представлениям о её личном будущем.

Радиослушатель. БРИК сочинил впервые американский эксперт в 2003 г. БРИК: Бразилия, Россия, Индия, Китай. Его фамилия Рудини. И потом к нему присоединился Пол Кругман. Они из группы «Голдман Сакс», и БРИКС созданы по приказу этих Голдманов, Ротшильдов. И здесь никакой инициативы со стороны Бразилии, России, Индии, Китая и тем более Южной Африки нет.

Юрий Юрьевич, вы вот участвовали во власти с конца 80 гг., как один из лидеров русской демократии. И у меня вопрос к гораздо более компетентному человеку, чем Евгений Федоров, который на каждом углу говорит, что Россия оккупирована с 91 г. Тогда вопрос возникает. Если оккупационная власть назначает всех министров, назначает президента Путина, это так? Вот вы как основатель демократии скажите: Россия оккупирована или не оккупирована?

Юрий Болдырев: Не могу, конечно, назвать себя основателем русской демократии. С учётом приватизации негодяями всего и вся, и слово демократия, в общем, оказалось изгажено. В него мало кто у нас верит. Но я обращаю ваше внимание, что демократия — это не те обманки, которые нам постоянно подсовывают и в результате которых нас вновь и вновь обворовывают. Демократия это то, что произошло недавно в Швейцарии. Когда люди взяли, собрались и провели референдум по двум вопросам. Первый вопрос. Ограничить жирных котов. Ограничить бонусы, зарплаты, опционы и так далее. Причём не только своим швейцарцам, а руководителям всех компаний, которые котируются на швейцарской бирже. Только с согласия собрания акционеров. И верхние потолки всех выплат. Это первое. И второе.

Ах, в Швейцарии Олимпиада, все бежим быстрее… Нет… На референдуме жители одного из кантонов проголосовали, что мы не будем выделять 300 млн. франков. Демократия — это вот это. Когда люди вправе принять решение. То, что у нас выдаётся за демократию, затем обгаживается и говорится, что нам это не надо - это обман. Это не имеет отношения к демократии. К нашему с вами, уважаемые радиослушатели, праву вместе собраться, выслушать участников Московского экономического форума и самим принять решение, как строить страну и так далее. Возвращаясь к первой части вашего вопроса. Вы называли фамилии.

По-моему, первым инициатором был какой-то учёный тоже из этого «Голдман Сакс», но это не носило характер приказа и указания кому-то. Это носило характер идеи, что вот смотрите, тенденция такова, что в этих странах через 15—20 лет будет концентрироваться такой-то процент мирового ВВП и такой–то процент мирового населения, и такой-то процент потребительского рынка. И поэтому эти страны условно можно объединить в такую группу. Собираться им на саммит, не собираться, как собираться…Ну, я вам скажу, ни индусам, ни китайцам из Америки приказать никто ничего не может. Да и Бразилия не очень-то слушается. Поэтому как бы мы ни относились, хорошо или плохо, к нашей власти, давайте там, где нет оснований считать, что они просто по стойке «смирно» выполняют указания из Вашингтона, не будем это надумывать.

Значит, вполне естественно совещание таких государств по координации их усилий. Другое дело, что желательно, чтобы в этом совещании не было слабого звена, которое будет компрадорским, продажным. Которое будет действовать не в интересах союза этих 4—5 государств, а в интересах того же Вашингтона. Тем более нежелательно, чтобы наша страна оказалось там таким вот штрейкбрехером. Но, к сожалению, мне много раз приходилось, в том числе, и в этой студии, приводить примеры. Как на саммитах «двадцатки» и прочих, наша власть выступала как штрейкбрехер, защитник, в том числе бонусов для жирных котов и так далее. Да и в ВТО, когда уже всё рушится и наша страна несёт колоссальные убытки от присоединения к этой организации, наш президент на саммите АТЭС почему-то выступает с панегириком свободе торговли. И осуждает тех, кто вводит протекционистские меры, хотя нам бы первыми сейчас надо это делать.

То есть желательно, чтобы в системе БРИК или БРИКС Россия не была бы таким штрейкбрехером. Точнее наша власть, выступая от нашего с вами имени. И опять возвращаясь к вашей основной постановке вопроса — являемся мы оккупированными или нет. Посмотрите вокруг. Вы новости смотрите? Вы видите Сирию? Которая частично оккупирована под предлогом якобы внутренней гражданской войны. Вы видите Ливию, вы видите Ирак. Вы видите где-то у нас натовские патрули? Вы видите у нас блок-посты натовские? Значит, ещё живы те, кто помнит германскую оккупацию. То есть в этом смысле одно дело, когда люди выступают против продажной и предательской политики тех, кто захватил власть в нашей стране. Подчёркиваю, захватил в результате антиконституционного, антинационального переворота осенью 93 г. Так вот, одно дело, когда об оккупации говорили люди, выступающие против антинациональной политики. Гиперболизировали, взывая к народу — сбросить с себя эту антинациональную антиконституционную силу.

И совсем другое, когда из недр этой власти в целях объяснения нам, что власть, она хорошая, но ничего сделать не может, потому что мы оккупированы, поэтому сидите тихо и не дёргайтесь. Это же совсем другое. У нас время передачи ограничено, я могу отослать Вас к своим книгам. У меня их шесть вышло. Первые две называются «О ложках меда и боках дегтя», они вышли весной 2003 г., 10 лет назад. Там-то описана борьба. Не оккупация, где все сдались, а борьба. Где, с одной стороны, были те, кто сражались за нашу страну, а с другой стороны — те, кто были, условно скажем, в терминах оккупации, полицаями от западного режима. И я описывал борьбу. Нет такого, что сдались и легли. Поэтому нет и такого, что сейчас страна оккупирована. Есть совершенно другая ситуация. К власти могут приходить те, кто не имеет скрытых тайных обязательств перед Западом, перед транснациональным сообществом, перед какими-то то глобально-мафиозными структурами. Либо к власти можно, искусно манипулируя нами с вами, приводить тех, кто имеет такие тайные скрытые обязательства. Кто у нас сейчас при власти, делайте выводы сами.

Ещё год назад всё вообще было в наших с вами руках. Мы имели возможность выбрать и привести к власти того, кто не имеет никаких тайных обязательств перед Западом. Либо сохранить тех, кто имеет тайные обязательства перед «западами». Какой выбор сделал наш народ? Народ ли этот выбор сделал, либо были фальсификации и так далее, это сейчас всё обсуждать не будем. Но ещё раз. Прямой военной оккупации в нашей стране нет. Нет такого, что нас предали когда-то, а теперь власть делает всё, что может, а коридор очень узкий. Сегодня власть, конкретные люди при власти либо имеют скрытые свои обязательства, либо их не имеют. Тогда это не в терминах оккупации, это в терминах предательства, сегодня и сейчас.

Обязательно надо сказать о том, как страны БРИКС защищают свои интересы. Я возвращаюсь к Форуму. Когда выступал представитель Китая, он сказал, что они перед вступлением в ВТО 15 лет готовились. Подготовили 10 тысяч квалифицированных юристов по международному, торговому праву и так далее. И напрашивался вопрос: что сделала Россия?

Потому что в Китае у власти были и есть национально-ориентированные силы, которые ставили и ставят перед собой задачу. Не сдаться на милость ВТО, а в использовать ВТО как инструмент, позволяющий переиграть хозяев нынешнего мира. Именно поэтому они готовили десятки тысяч специалистов заранее. Перед нашими властями, как я понимаю, задачи сохранить свой рынок и использовать ВТО как инструмент развития научно-технологического, развития России вообще, не стояло.

Радиослушатель. Доброе утро. Это Краснодар, Людмила Николаевна. Юрий Юрьевич, я не могу вам задать сегодня такой очень важный вопрос, потому что мало времени. Я хочу вас поблагодарить. Я уже вас благодарила, что вы говорите истину. Как говорил великий Белинский, не думая о последствиях, которые вас ждут. Вы подаёте истину честно, прямо, открыто, заботясь только о своём народе. Благодарю вас.

Юрий Болдырев: Спасибо. Если можно, добавлю ещё одну вещь. Вот я, как любой человек, могу обладать своими личностными недостатками. Я сегодня, вот только что, выражался довольно резко. Я говорил о власти, используя термин предательство. И может быть кто-то может счесть это чуть ли не экстремизмом. Каждый может давать свои личные оценки. Это были тоже мои оценочные суждения. Может быть, власть, имеет право и возможность на меня обидеться и со мной диалог не вести. Раз я так плохо отношусь к этой власти, оцениваю её как предательскую, а не как делающую всё ради нас в условиях, якобы оккупации. Я подчёркиваю, это я, со мной можно не вести диалог, меня можно исключить из диалога, я не обижусь. Но на Московском экономическом форуме, который прошёл, 20—21 марта, собрались люди, которые в таких терминах не выражались. Даже я в таких терминах там не выражался. Там собрались люди, которые выражались исключительно созидательно и конструктивно. И взывали к власти по существу большинством. Мы представляем интересны большинства. Мы производственники и пр. Не было такого, что были приглашены производственники, которые говорили, что всё, что вы нам говорите, ерунда, на самом деле надо продолжать путинский вульгарно-либеральный курс. Не было таких. Все были едины, ещё раз подчёркиваю. Беда не в том, что власть не ведёт диалог с такими, как я. Кто этой же власти ещё и на хвост в прошлом наступал. Когда в Счётной палате работал, в контрольном управлении президента. Ещё этому же нашему нынешнему президенту. Это всё забыли. Со мной можно диалог не вести. Но с Московским экономическим форумом, с лучшими представителями нашей страны — лучшими, я подчёркиваю — с наиболее честными, профессиональными представителями нашей страны, заинтересованными в развитии, власть не хочет вести диалог. Вот беда.

Татьяна Федяева: Юрий Юрьевич, спасибо за разговор.

Юрий Болдырев: Спасибо вам за то, что была возможность хоть для какой-то небольшой горстки жителей нашей страны эту информацию, эти идеи донести.

Татьяна Федяева: Передачу вела я, Татьяна Федяева, всем всего доброго, до свидания.

Юрий Болдырев: До свидания.

Спасибо за стенограмму эфира Нине Панкратовой и Александру Миронову.


Комментарии  

 
0 # Николай 19.04.2014 17:22
А может Путин В.В. прикидывается бездарным? Хочет показать Западу и США, что в России не только народ, но и руководители дураки? Что он, якобы, по своей бездарности укрепляет казнокрадство, способствует усилению коррупции, насаждает тех же самых бандитов 90-х, меняя лишь спортивную форму на униформу правоохранных органов? Т.е. пытается усыпить бдительность финансовых воротил мира. А затем внезапно распрямится и покажет всю свою русскую силу обескураженным США и Западу? Вы такой вариант не рассматривали?
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
0 # Роман 31.10.2014 23:41
А то нет что-ли! Воз и ныне там. Разговор слепого с глухим! У этого государства, всё Гуд погляжу!
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать