Закон и право Третейский суд

Третейский суд

Кравцов Алексей Владимирович

ФЕДЯЕВА: Добрый день, дорогие радиослушатели. В эфире передача «Народный интерес». Сегодня в сфере нашего интереса третейский суд. Точнее, встреча с Алексеем Владимировичем Кравцовым, представителем Арбитражного третейского суда города Москвы, и президентом Союза учредителей третейских судов. Здравствуйте, Алексей Владимирович.

КРАВЦОВ: Здравствуйте.

ФЕДЯЕВА: Тема у нас сегодня неожиданная для многих слушателей – «Третейский суд». Вообще достаточно такое новое понятие. Так или нет?

КРАВЦОВ: Я бы сказал, что это хорошо забытое старое понятие. Я приведу такую историческую справку. На самом деле, третейские суды были родоначальниками уже имеющихся государственных судов. В XVI веке, когда купцы заключали договор между собой, то закрепляли его рукопожатием. И они всегда назначали третьего купца, который разбивал им это рукопожатие, он и становился арбитром по этой сделке. И соответственно, когда один из купцов не исполнял своих обязательств, то второй шел к тому  арбитру, которого они между собой назначили, и просил его повлиять на своего недобросовестного оппонента; и для того, чтобы сделка происходила, как изначально была договоренность.

ФЕДЯЕВА: То есть это из такого ряда: ударили они по рукам – и договор имеет полную силу?

КРАВЦОВ: Да. Ударили по рукам. Но всегда был третий человек, который и  был свидетелем вот этого вот ударения по рукам. И дальше, когда...

ФЕДЯЕВА: То есть, это наиболее уважаемый человек, авторитетный должен быть?

КРАВЦОВ: Да. По крайней мере, авторитет для этих двух людей. Он не обязательно должен быть авторитетным для всего города, но, по крайней мере, для них двоих - безусловно. Причем это мог быть любой человек – любой, которому они доверяли. И когда границы  такого купеческого слова стали размываться, и нарушения обязательства становились уже очень частыми, то вот этот самый арбитр шел к царю – и царь уже давал слуг для того чтобы они, скажем так, принудительно заставляли нечестного купца выполнять свои обязательства, данные в присутствии арбитра.

ФЕДЯЕВА: То есть, грубо говоря, это были уже судебные приставы?

КРАВЦОВ: Да. Вот сейчас это выглядит именно таким образом. То есть дальше уже царь начал себе уже эти функции потихонечку забирать. То есть  государству! И тем самым, он таким образом создавал уже государственные суды, чтобы люди шли вот в государственный суд при вот таких обстоятельствах. Но третейские суды...

ФЕДЯЕВА: То есть на самом деле, третейские суды – это как бы родоначальники суда вообще в нынешнем понимании?

КРАВЦОВ: Были родоначальниками. И они всегда существовали параллельно вместе с  государственным судом, они всегда существовали. Просто, опять же, ну, как бы государство взяло на себя эти все функции – и третейский отодвинуло на второй план. И вот только буквально в последнее время, в 2002 году, официально этот институт гражданского общества – а эта форма безусловно относится к институту гражданского общества –  институт третейских судов стал официально закреплен Федеральным 102-ым Законом. 24 июля 2002 года принят Федеральный закон «О третейских судах Российской Федерации». Где и были закреплены порядок обращений в суд и порядок работы этого института общества.

ФЕДЯЕВА: Алексей Владимирович, честно говоря, я сомневалась – приглашать вас в эфир или нет. Потому что думала, ну, насколько это может быть интересно не юридическим, а физическим лицам? Наши слушатели, в основном, это как раз просто физические лица. То есть, они не владеют пароходами; они не владеют яхтами; там, я не знаю, какими-то производствами  вроде  заводов Дерипаски и так далее. То есть, это обычные люди. Может быть, кто-то из них работник бюджетной сферы; может быть, пенсионер, и так далее, и так далее. Вы убедили меня, что это важно, это интересно всем. Постарайтесь это сделать сейчас, обращаясь к радиослушателям.

КРАВЦОВ: Значит, по поводу физических лиц, то есть непосредственно  той аудитории, которая слушает радио. В обычном процессе, в государственном происходит следующее. Если  возникает конфликт, если физическое лицо имеет какие-то к кому-то претензии, то оно должно обращаться в районный суд. Также, если этот суд... точнее, если ответчик находится где-то в другом городе, то это физическое лицо должно обращаться в суд того города, в котором находится это лицо, и так далее, и так далее. То есть достаточно много судов, в которые физические лица должны обращаться, и ездить, тратя на это время и силы, и так далее.

ФЕДЯЕВА: И так далее – это деньги?

КРАВЦОВ: Да. И деньги. А третейский суд, он по закону, объединяет в себе возможность обращения и юридических и физических лиц. То есть все люди, ну, физические, опять же, лица, могут обращаться в третейский суд по месту его нахождения, независимо от того, где находится  ответчик, что в обычном процессе требовало бы поездки на его территорию.

ФЕДЯЕВА: Это очень интересно. Но сложно.

КРАВЦОВ: Сложно?

ФЕДЯЕВА: Ну, допустим, живет человек, условно говоря, в Хабаровске.

А ответчик живет, не знаю – в Москве, допустим. Или не в Москве. Давайте его еще поселим куда-нибудь. В Белгород, например.

КРАВЦОВ: В Белгороде пусть.

ФЕДЯЕВА: И что, он может подать иск в Московский Третейский суд?

КРАВЦОВ: Да. Он может в московский. Но, конечно, это всё больше удобно для москвичей и жителей Московского региона, которые вступают в какие-то отношения с иногородними гражданами. То есть взять ситуацию, что одно физическое лицо занимает деньги другому физическому лицу, которое живет, к примеру...

ФЕДЯЕВА: Вот это уже ближе к реалиям жизни пошли. Так.

КРАВЦОВ: …Где-нибудь, там, в Белгороде. Соответственно, если это физическое лицо не отдает деньги по долгу, то вот этот самый заемщик должен будет прийти в суд в Белгороде, и подать заявление, там, на рассмотрение вот этой ситуации…

ФЕДЯЕВА: Это обычный, стандартный путь?

КРАВЦОВ: Да. Но если бы изначально в своем договоре займа этих денег или в расписке было бы указано, что спор по этому договору может быть рассмотрен в третейском суде, вот, к примеру, в нашем Арбитражном третейском  суде  города Москвы, то в этом случае суд будет проходить не на территории ответчика, а уже здесь – по территории местонахождения суда. То есть в Москве.

ФЕДЯЕВА: А вот еще, в последнее время (думаю, что многие слушатели разделят это мнение) у нас резко упал уровень доверия к государственным судам. Ну, в силу разных обстоятельств. И очень многие жалуются, что и, во-первых, долго; во-вторых, ну что там говорить, неправедный суд бывает – и никуда от этого не денешься. А где гарантия, что третейский суд будет лучше? Есть они вообще, или нет, эти гарантии?

КРАВЦОВ: Да, есть несколько таких, скажем так, особенностей, которые могут дать такую возможность, могут дать такой приоритет перед обычным государственным судом. Доверие к судам пошатнулось – в принципе, несколько есть объективных причин. Одна из них – это, например, перегруженность судов. То есть, есть недоверие, как к квалификации; есть еще недоверие и к самой системе. Потому что все знают, что обратившись в государственный суд, каждое решение государственного судьи можно обжаловать в трех инстанциях. На каждую инстанцию есть свой установленный срок. И поэтому любое дело можно затянуть...

ФЕДЯЕВА: На годы.

КРАВЦОВ: Идут годами, да.

ФЕДЯЕВА: Годами, да. А дело о каком-то, я не знаю...

КРАВЦОВ: Которое выеденного яйца не стоит, то есть элементарный тот же невозврат займа может действительно быть растянут до Конституционного суда, и всё это будет длиться годами, очень долго.