Среда обитания Коммерциализация и другие угрозы образования

Коммерциализация и другие угрозы образования

коммерция в школе

Татьяна Федяева: Сегодня у нас в студии работает руководитель рабочей группы при Московской городской  Думе, «Группа по защите семьи и детства». У нас в гостях Николай Николаевич Мишустин. Добрый день, Николай Николаевич!

Николай Мишустин: Здравствуйте, дорогие радиослушатели!

Татьяна Федяева: Николая Николаевича мы пригласили… Сегодня праздник День славянской письменности и культуры (с чем поздравляем всех наших радиослушателей), но совсем скоро День защиты детей, а кому, как не Николаю Николаевичу, быть защитником детей?.. У него у самого пятеро (молодец Николай Николаевич!) и он возглавляет как раз группу по защите семьи и детства.

Николай Николаевич, начинаем? От чего защищать будем?

Николай Мишустин: Вы знаете, самая большая беда и угроза нашим детям, беда, которая нас всех ожидает, – это коммерциализация школы, коммерческая школа.

Потому что мы знаем давно, что нельзя служить Господу и мамоне. Можно переделать: «Нельзя служить образу и мамоне». Ведь образование – это формирование образа, эталона, скажем так, – иконы человека. И когда это всё коммерциализируется, когда школа превращается в ларёк по продаже знаний, когда в эту сферу внедряются рыночные отношения, естественно, что мы можем ожидать чего угодно. И эти процессы, к сожалению, сейчас набирают ход. Поэтому это одна из основных угроз. А другие моменты? Вот мы 27 апреля в Мосгордуме проводили круглый стол на тему: «Детские сады и школы, хватит экспериментов». Потому что складывается такое ощущение, что школа становится ареной беспощадных экспериментов над нашими детьми. Когда принимаются подзаконные локально-нормативные правовые акты, которые на наших детей и, в том числе, на их семьи и родителей, налагают новые какие-то бремена и неосуществимые обязанности. И одна из больших угроз – это электронизация всех процессов образования с 1-го сентября. Вводятся электронный журнал, электронный дневник, электронный учебник, электронная тетрадка, электронный пропуск в школу, всем детям будет выдаваться детская универсальная электронная карта (УЭК). До этого родителей принуждали к согласию на обработку персональных данных и их трансграничной передачи, потому что у нас нет национальных операторов, которые могли бы все проводки: платежи, транзакции проводить по этим картам. Всё построено на международных системах "Виза" и "Мастеркард", поэтому все данные наших детей будут уходить всевозможным международным организациям…

Татьяна Федяева: Это точно уже?

Николай Мишустин: Да-да, и есть угроза киберпреступности. Сейчас же приняли новый закон о здравоохранении, там предусматривается презумпция согласия на донорство, в том числе и детское. Когда появятся электронные базы данных на наших детей…  Вот уже и существующие базы данных ломали даже в государственных органах несколько раз.

Татьяна Федяева: Что именно взламывали?

Николай Мишустин: Базы данных: регистры детей, данные некоторые центров жилищных субсидий, по детскому отдыху. Ну, собирали информацию на компьютерах  и эти базы взламывали, потому что они напрямую связаны с открытым интернетом и очень легко через компьютерные вирусы, через клавиатурные или экранные вирусы вытащить информацию, потому что закон «О защите персональных данных» с его последними поправками не предусматривает никакой криптографической защиты (шифрования) персональных данных. И вот эти два последних нововведения, которые непосредственно угрожают нашим детям, это электронизация всех процессов образования. Какая здесь угроза? Возьмём одну из самых развитых стран – Японию. Там они уже вернулись к урокам чистописания и каллиграфии, потому что самое главное для детей начального возраста – это развитие мелкой моторики. И вот как раз тогда, когда они учатся писать, когда выводят буквы, идёт пространственное сюжетно ориентированное развитие логичного и последовательного мышления. А тут с первого класса тебе ставят компьютер и бей по клавишам, получай эти картинки… То есть, это будет вести к расщеплению сознания наших детей, к так называемому клиповому мышлению, когда ребёнок не может на чём сосредоточиться и усваивать материалы. Более того, это буквально беда последних времён: дети смотрят телевизор, играют в игры - у них появляется это самое клиповое мышление, и они уже не могут сосредоточиться даже  на прочтении и запоминании текста, то есть фактически идёт своеобразная дебилизация. И вот сегодня в такой праздник – День славянской письменности - как-то даже грустно говорить о том, что наших детей даже совершенно без научных аргументов будут переводить на это клиповое образование, на эти пустые удары по клавишам. И здесь другая беда для родителей открывается. Многие родители уже очень боятся наедине оставить республика с интернетом, с компьютером, с телевизором…

Татьяна Федяева: В общем-то, это обосновано.

Николай Мишустин: И пытаются защитить, потому что там масса игровых приложений. У меня старший ребёнок искал реферат, вы знаете, я был поражён, когда она задала строку поиска...  А сейчас многие учителя тоже не "загружаются": просто посылают на сайт: «А там, в интернете найдёте информацию». А там, в поисковиках выпадают, фактически в первой десятке – это порносайты и игровые приложения. И еще: подразумевается, что доступ к интернету родители обязаны обеспечить ребёнку в каждом доме. Представьте себе, дети будут делать уроки, постоянно "висеть" в интернете, даже домашнее задание они будут набирать на компьютере и отсылать учителю. А он им будет отвечать так же. Не в дневнике они будут записывать, а по интернету пересылать домашнее задание. То есть это фактически умаление всего процесса образования. Распространение всевозможных суицидальных тем в социальных сетях, показало, насколько дети подвержены влиянию и компьютерной и сетевой зависимости. Суициды детей показали это! И как их оставить один на один с интернетом, с компьютером, когда родители заняты, не всегда находятся дома? Чего они там нахватаются, и какие последствия могут ожидать наших детей?  Это просто какой-то дикий эксперимент над детьми.

Татьяна Федяева: Что делать? В чём должна состоять наша защита? Как в ситуации, в которой мы уже оказались, обеспечить ребёнку нормальную жизнь? Чтобы он нормально играл, нормально развивался, чтобы не было во всем этом пошлости и мерзости?

Николай Мишустин: В резолюции круглого стола мы прямо записали, что начальную школу вообще объявить безинтернетной зоной, чтобы никаких электронных технологий там не было. В самой начальной стадии развития ребёнка, в процессе его формирования нельзя его делать придатком бездушных машин. На круглом столе на эту тему собралось около 150 возмущённых родителей, которые не желают тотальной электронизации всех процессов образования, потому что здесь содержится и другая проблема. Наш великий гармоничный русский язык! Мы можем с его помощью выразить оттенки эмоций, чувства. Практически всё многообразие мира мы можем выразить через наш совершенный русский язык. А сейчас всё это будет сведено к уровню программ, к уровню примитивного двоичного кода, на основании которого работаю компьютерные системы. И рано или поздно уже человек будет подгоняться под эти программы, входить в электронные рамки, и это будет вести не к расширению, не к многогранности, а, наоборот, к примитивизации и сознания и мышления.

Татьяна Федяева: Это только ваше мнение?

Николай Мишустин: Нет, меня поддерживает очень много родителей в Москве, потому что есть ещё вторая беда. Буквально абсолютно волюнтаристски новый глава департамента образования города Москвы ввёл электронную запись в школы. И к нам обратилось уже, наверное, несколько сотен родителей, которые по религиозным соображениям категорически пытаясь реализовать своё право на защиту детей: они отказываются регистрировать своих детей в электронных реестрах.

Татьяна Федяева: А что в этом-то страшного? Не очень понятно пока.



Комментарии  

 
0 # Малкина Ирина Григор 13.06.2013 15:38
Всё он говорит правильно, безусловно правильно. Я учитель школы. Учителя делают то, то им велят, не возражают. Это подневольный народ. Однако результат деятельности по "модернизации" школ уже налицо: дети совсем безграмотные, ничего не знают, кроме стрелялок и прочих трансформеров. А власти именно этого и надо! Глупым народом легко управлять.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать